1
2425
Газета Реалии Интернет-версия

11.03.2021 20:55:00

Неувядающий цветок каудильизма

Латиноамериканское изобретение давно живет за пределами континента

Эмиль Дабагян

Об авторе: Эмиль Суренович Дабагян – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Тэги: латинская америка, страны, политика, режим, правители


Венесуэльский президент Уго Чавес внес значительный вклад в развитие демократии латиноамериканского типа. Фото Reuters

Каудильизм – явление, связанное с выдвижением на общественную авансцену вождя (каудильо), сильной личности, пользующейся неограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином регионе, государстве.

РОДОМ ИЗ ПРОШЛОГО

Каудильизм получил распространение в период борьбы за независимость в первой четверти XIX века в обстановке центробежных тенденций, порождаемых борьбой за власть различных соперничающих кланов.

В конце XIX – начале XX века усиление тенденции к консолидации государств, связанное с процессом формирования наций, привело к появлению нового типа каудильо, выступавших за централизацию и ликвидацию сепаратистских тенденций. Постепенно это явление приобрело черты особой системы организации правления, характеризующейся персонализацией политической власти.

Обладая известной самостоятельностью, играя роль своеобразных арбитров в условиях ожесточенной схватки различных группировок, каудильо в конечном итоге занимал сторону одной из них. Среди типичных каудильо прошлого – аргентинец Хуан Мануэль Росас, гватемалец Эстрада Кабрера, венесуэлец Хосе Антонио Паэс.

Каудильизм – сложное, неординарное явление. В деятельности ряда каудильо просматривались ярко выраженные черты социального реформаторства. В их числе перуанец Рамон Кастилья, боливиец Мануэль Исидоро Бельсу, гватемалец Хусто Руфино Барриос, эквадорец Элой Альфаро.

Питательной средой каудильизма была и остается беззаветная вера в чудо определенных категорий населения, находящихся, как правило, на положении изгоев, отвергнутых обществом, в мгновенное решение своих социальных ожиданий, которые способна воплотить в жизнь неординарная личность, пользующаяся непререкаемым авторитетом.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЦЕЗАРИЗМ

Остановимся поподробнее на характеристике и специфике правления типичного латиноамериканского каудильо – венесуэльского военного и государственного деятеля Хуана Висенте Гомеса, находившегося на вершине власти с 1908 по 1935 год. Он пришел к правлению в результате насильственного отстранения от должности своего предшественника, выехавшего в Европу на лечение.

Гомес укрепил централизованное государство, усмирил амбиции региональных элит и лидеров, положил конец их сепаратистским поползновениям, наладил властную вертикаль, ввел систему прямого контроля над сбором налогов, реформировал вооруженные силы, создал регулярную армию. Назначал на ключевые должности лично преданных людей, преимущественно земляков – уроженцев штата Тачира, сосредоточил в руках ближайшего окружения денежные потоки, в том числе от эксплуатации богатейших природных ресурсов. Именно при нем начались добыча, промышленная переработка и экспорт углеводородного сырья.

Местные князьки быстро перестроились, взяли под козырек. Строптивых и несогласных смещали, бросали за решетку. Даже родного брата диктатора, заподозренного во властных амбициях, в июне 1923 года ликвидировали физически. Установилась кладбищенская тишина. Все делалось под лозунгом «Союз, мир и работа».

Выборы членов Национального конгресса осуществлялись назначением кандидатур, согласованных узким кругом. Суды находились под жестким контролем исполнительной власти. Правительственный совет, созданный в качестве консультативного органа, носил чисто декоративный характер. Членство в нем было почетным. Впрочем, его впоследствии разогнали за ненадобностью.

Одна из специфических черт функционирования режима – верховный правитель регулярно как бы удалялся от дел и отправлялся в город Маракай, недалеко от столицы. В Каракасе в президентской резиденции «Мирафлорес» оставались номинальные фигуры, выполнявшие формальные протокольные функции. Их имена известны лишь узкому кругу специалистов. Люди помнят лишь об эпохе Гомеса.

Номинальные президенты менялись с калейдоскопической быстротой, реальной же властью обладал лишь один человек. Когда он находился в имении, туда постоянно с докладами наведывались министры, руководители ключевых экономических ведомств, они получали инструкции и указания. Административный аппарат и репрессивные органы функционировали исправно, беспрекословно выполняя волю хозяина.

Идеологическим обрамлением режима служила теория демократического цезаризма, сконструированная социологом Лауреано Вальенильей Лансом. В ее основе – тезис о неполноценности отдельных народов (в том числе и венесуэльского), их неспособности к самоуправлению. Отсюда неизбежность появления сильного правителя – цезаря. В нем гармонически сочетаются демократия и автократия. Валеньилья Ланс считал, что цезарь, тесно связанный с народом, но возвышающийся над ним в силу присущих ему особых качеств, – олицетворение национального суверенитета. В отсутствие цезаря народ, находящийся во власти низменных инстинктов, не способен раскрыть дремлющий в нем стихийный принцип социального эгалитаризма. Цезарь – единственный, кто в состоянии возбудить чувства уважения к иерархии, преодолеть анархию, установить мир и порядок, необходимые для общественного прогресса.

Книга «Демократический цезаризм», в которой в концентрированном виде излагались взгляды автора, выдвинула два постулата. Первый – только мудрый правитель способен покончить с хаосом, порождаемым деятельностью политических партий, профсоюзов, общественных организаций, и установить порядок, обеспечивающий поступательное развитие. Второй – на местной почве не может привиться чуждая ее природе англосаксонская модель демократии. Стране надлежит избрать особый путь с учетом ее исторических особенностей и специфики.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЛИДЕР

Как показал ход дальнейшего развития, черты каудильизма прочно укоренились в сознании определенных слоев общества, несмотря на 40-летнее функционирование институтов представительной демократии со всеми их достижениями и изъянами.

Придя конституционным путем к власти в феврале 1999 года, мятежный подполковник Уго Чавес решительно порвал с институтами прошлого. На смену двухпалатному Национальному конгрессу пришла однопалатная Национальная ассамблея. Добился принятия новой Конституции, предусматривающей увеличение президентского срока с пяти до шести лет, и права на избрание вторично непосредственно по завершении предыдущего мандата. Завоевав в декабре 2006 года право оставаться в своем кресле вплоть до конца 2012 года, инициировал референдум об увеличении полномочий высшего должностного лица до семи лет и о возможности его переизбрания неопределенное количество раз.

Чавес утверждал: «Полагаю, если народ пожелает, то нельзя лишать его возможности избрать любого соотечественника в третий, четвертый, пятый или шестой раз, чтобы тот мог управлять государственным кораблем». При этом он опирался на тезис, выдвинутый аргентинским социологом Норберто Сересоле: в декабре 1998 года граждане избрали не просто президента, а национального лидера.

На референдуме, состоявшемся в декабре 2007 года, произошла осечка. 50,7% пришедших к урнам высказались против внесения изменений в Основной закон. Неудача не охладила пыл Уго Чавеса. Повторный референдум прошел 15 февраля 2009 года. Тогда на одобрение граждан был вынесен только один вопрос, но в модифицированном виде. Право на бессрочное избрание получал не только глава государства, но и губернаторы и мэры городов. Это послужило стимулом для руководителей нижних этажей власти, они приложили максимум усилий для мобилизации электората. Около 55% избирателей поддержали поправки.

Постепенно Чавес трансформировался во всесильного правителя, он намеревался оставаться на вершине власти до 2030 года, когда исполнилось бы 200 лет с момента кончины его кумира Симона Боливара. Но смерть после продолжительной болезни 5 марта 2013 года помешала осуществить заветную мечту.

Чавес на словах осуществлял строительство так называемой демократии участия. На практике это вело к доминированию исполнительной структуры, подмявшей под себя остальные ветви власти, превратив их в органы, беспрекословно штампующие решения, спускаемые сверху. Пример венесуэльского лидера демонстрировал, как в современных условиях, используя демократические процедуры, воспроизводится в слегка модифицированном виде феномен каудильизма.

ПО ВЕНЕСУЭЛЬСКИМ ЛЕКАЛАМ

На аналогичный путь пытался стать и Альваро Урибе – президент Колумбии. Придя к власти в 2002 году, он незадолго до истечения четырехлетнего мандата инициировал реформу Конституции, запрещавшую вторичное избрание президента. Эту поправку одобрил парламент. В соответствии с ней Урибе получил такое право и в 2006 году. Незадолго до выборов, намечавшихся на 2010 год, раздавались голоса в пользу выдвижения главы государства в третий раз. По этому поводу вице-президент Франсиско Сантос выразился предельно откровенно: «Народ должен иметь возможность любое количество раз избирать правителя, который хорошо исполняет возложенные на него обязанности». Это практически слово в слово повторяло сказанное Уго Чавесом. Как точно выразился в интервью колумбийской газете Tiempo Сесар Перес Вивас, оппозиционный губернатор венесуэльского штата Тачира, своими интенциями к переизбранию Уго Чавес заразил весь регион. «Появилось немало стран, где убеждены, что президенты могут бесконечно оставаться на своих постах. Но это пагубно для демократии». Правда, позднее высшая судебная инстанция поставила заслон намерениям Урибе. Политическая жизнь в стране вернулась в привычное русло.

Длительное время у власти находился никарагуанец Даниэль Ортега, бывший полевой командир, сражавшийся за свержение ненавистного народу диктатора Анастасио Дебайле. Добившись успеха в кровавых сражениях, партизан пришел к власти легитимным путем и находится в кресле первого лица дольше, чем сброшенный диктатор. Это обстоятельство вызывает законное возмущение граждан, требующих его отстранения от рычагов. На всякий случай добился избрания своей супруги Росарио Мурильо вице-президентом, аргументируя это необходимостью выдвижения женщин на руководящую должность.

Боливиец Эво Моралес после трех сроков на вершине власти, сделав многое для избавления от нищеты своего народа, находившегося на положении изгоя в богатой минеральными ресурсами стране, обуреваемый жаждой власти, выдвинулся в четвертый раз. Но, подтасовав итоги голосования, лишился полномочий и оставил власть.

Той же дорогой следовал эквадорец Рафаэль Корреа. После победы на президентских выборах реформировал Конституцию. Внес пункты о возможности переизбрания главы государства на второй срок непосредственно по завершении предыдущего мандата. 26 апреля 2009 года в соответствии с новым Основным законом, вступившим в силу 28 сентября 2008 года, прошли всеобщие выборы, в результате которых победу в первом же туре одержал президент. Напомним, что он был избран лишь в конце 2006 года, а вступил в должность 15 января 2007 года. Впоследствии еще дважды избирался на высший пост. В итоге находился у руля правления 10 лет. В 2015 году подконтрольный парламент одобрил поправку, позволявшую первому лицу баллотироваться неограниченное число раз. Но экономический кризис побудил Корреа переждать трудное время и выдвинуть на высший пост преемника Ленина Морено.

Вступив в должность, Морено инициировал проведение референдума об отмене поправки о неограниченном избрании главы государства, введенной в 2015 году предшественником, для выяснения позиции граждан относительно «подлинной демократии без каудильизма». Развивая мысль, он подчеркивал: «Если бы существовала сменяемость, никто не мог бы присваивать себе пожизненный титул, если бы мы выбирали не королей, то никто не мог бы навечно оставаться у руля правления. Власть – это наркотик, пьянящий и возбуждающий человека. Он с каждым разом становится все более авторитарным, склонным к конфронтации и коррупционным схемам». 4 февраля 2018 года 64,1% граждан отвергли поправку. Так Рафаэль Корреа лишился права баллотироваться вновь.

В Венесуэле дело усопшего Уго Чавеса продолжает Николас Мадуро. Он с микроскопическим преимуществом добился успеха на досрочных президентских выборах в апреле 2013 года. Находясь на вершине власти, этот деятель создал параллельный парламент – Национальную конституционную ассамблею, не избираемую всенародно, а делегируемую сословиями. Не позволил провести конституционный референдум о прекращении полномочий первого лица. Впоследствии, отстранив ведущего конкурента, провел президентскую кампанию, в которой не участвовали оппозиционные партии, и вторично стал президентом, непризнанным свыше 50 государствами Западного полушария и Европы. Позднее расколол легитимную Национальную ассамблею, оплот сопротивления режиму. Не случайно оппоненты назвали номинального президента узурпатором.

В отличие от предшественника, не испугавшегося соперника, как это произошло в 2012 году, Мадуро зачистил политическое поле, оставив лично преданных персонажей. Так он превратился в каудильо.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Олег 19:02 12.03.2021

Статья лишь перечисляет каудильо и сроки их пребывания во власти. Но, здесть нет анализа феномена: сильные личности приходят к власти законно, начинают длостаточно позитивные реформы и заканчивают диктаторским желанием править бесконечно...



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...