0
2677
Газета Реалии Интернет-версия

21.10.2021 20:27:00

Создатель российской авионики

Памяти Гиви Джанджагавы

Валерий Агеев

Об авторе: Валерий Владимирович Агеев – историк авиации, журналист.

Тэги: ссср, россия, авиация, конструктор, Гиви Джанджагава


Гиви Ивлианович запомнится как талантливый конструктор и харизматичный руководитель. Фото из архива автора

АО «Раменское приборостроительное конструкторское бюро» – один из мировых лидеров и ведущий российский разработчик интегрированных комплексов бортового оборудования для самолетов и вертолетов «Су», «Миг», «Ту», «Ил», «Як», «Бе», «Ми» и «Ка», беспилотных летательных аппаратов, изделий для объектов космического назначения, морских и наземных транспортных средств.

РПКБ– это крупный научно-производственный центр с более чем 65-летней историей. Залогом успеха его являются опыт, деловая репутация, высококвалифицированный персонал, уникальная производственная база и инновационный подход.

Большой вклад в становление и развитие РПКБ внес профессор, доктор технических наук, заместитель генерального директора по НИОКР бортового оборудования АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) Гиви Ивлианович Джанджгава.

МОСКВА И ТБИЛИСИ

Хотя он родился в Тбилиси 10 августа 1940 года, Джанджгава был коренным москвичом. Гиви Ивлианович так объяснял этот парадокс:

«Наша семья жила в Москве, в коммунальной квартире на улице Солянка. Мой отец Ивлиан Луарсабович был профессором, читал историю и философию в МГУ. Кандидатская диссертация отца была посвящена исследованию взаимоотношениий Ленина и Сталина. Мама, Варвара Виссарионовна Джапаридзе, работала ординатором в Первой Градской больнице у академика Владимира Николаевича Виноградова. Рожать меня по ряду причин она поехала в Тбилиси, где я и появился.

Затем началась война. Отец преподавал в Военно-политической академии имени Ленина, которая готовила политруков. Ездил по фронтам, много раз бывал ранен. В 1943-м от ран возник сепсис. Его положили в Кремлевскую больницу, но спасти не удалось. В одной из статей говорилось: «Ивлиан Джанджгава погиб, оставив сыну фамильную гордость, фантастическое трудолюбие и широту грузинской души». И это было так.

В тяжелое послевоенное время маме было очень трудно одной, пришлось ехать со мной к родителям в Тбилиси. Мне тогда было семь».

В Тбилиси Гиви окончил русскую школу № 43. Школьником играл в баскетбол, был в молодежной сборной Грузии. Гиви включали и в молодежную сборную СССР: грузинская молодежная сборная несколько раз занимала в стране первые и вторые места.

После школы Гиви Джанджгава поступил в Тбилисский университет на физфак. Но тогда многие бредили кибернетикой. В Московском энергетическом институте как раз открыли кибернетический факультет – автоматики и вычислительной техники. Гиви перевелся туда. Это получилось легко – благодаря баскетболу. В МЭИ он тоже играл в баскетбол за институт и «Буревестник», в ручной мяч – со сборными МВТУ и МАИ.

Студент Джанджагава проходил практику и в 1964 году писал диплом по специальности «автоматика и телемеханика» на Усть-Каменогорском свинцово-цинковом комбинате. Как потом вспоминал Гиви Ивлианович, он «внедрял там двухканальный оптимизатор для агломерационной машины с дутьем снизу». Сегодня эта тема выглядит смешно, а тогда она звучала вполне серьезно.

На последнем курсе он женился. Нужно было решать вопрос с жильем. Квартиру пообещали в «закрытом» Раменском приборостроительном конструкторском бюро (РПКБ) в Подмосковье. Так он связал свою судьбу с этим предприятием. Как оказалось, навсегда, потому что в его трудовой книжке есть лишь одна запись: РПКБ.

ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ

Так Джанджгава стал работать на РПКБ. Очевидцы запомнили высокого, стройного, красивого брюнета с редким тогда дипломатом в руке. Кто-то посчитал его пижоном, но вскоре это мнение изменилось. Стало видно, что Данджагава – личность, причем с высоким чувством собственного достоинства. Он знал, что приходит в КБ надолго и серьезно.

Гиви Ивлианович начал свою деятельность в расчетно-теоретической бригаде – своеобразном «мозговом центре РПКБ». В 1970-е годы совместными усилиями специалистов этого «мозгового центра» впервые в отечественном приборостроении была создана система навигации принципиально нового вида с использованием физических полей Земли. У истоков этой идеи стоял Джанджгава.

По направлению точной навигации Гиви Ивлианович защитил в 1970 году кандидатскую диссертацию в Военно-воздушной академии имени Жуковского.

В 1976 году началась реструктуризация РПКБ. Из специалистов разных подразделений был создан специальный – в РПКБ его называли «элитный» – тематическо-конструкторский отдел ТКО-7 для работ по новой тематике. Руководство отделом поручили Джанджгаве. Одновременно он стал заместителем главного конструктора: нужно было курировать и другие сопряженные с деятельностью отдела работы. Позднее из ТКО-7 была выделена исследовательская лаборатория по созданию систем детального планирования действий авиации и подготовки полетных заданий. Системы предназначались для самолетов и вертолетов отечественной фронтовой и армейской авиации и для зарубежных заказчиков. Ныне в разные страны поставлено уже более ста систем и комплексов планирования.

В 1980 году началось плодотворное сотрудничество РПКБ с «ОКБ Сухого» по целому ряду проектов. При деятельном участии и под руководством Гиви Ивлиановича были разработаны и сданы в эксплуатацию комплексы БРЭО для Су-34 и модификации Су-27.

В 1983 году за успехи в разработке и производстве новой техники РПКБ получило орден Трудового Красного знамени. А Гиви Джанджгава стал лауреатом Государственной премии СССР и был назначен заместителем руководителя и главного конструктора РПКБ.

НА НОВОМ ПОСТУ

В 1988 году Гиви Джанджгава защитил докторскую диссертацию. К 50 годам он стал лауреатом Государственных премий, автором многих изобретений, профессором, широко известным и уважаемым человеком в авиационных кругах.

Назначение его на должности главного конструктора и руководителя РПКБ пришлись на время развала политической и экономической системы страны. Гиви Ивлиановичу пришлось возглавить взять на себя ответственность за судьбу трех с половиной тысяч сотрудников. «Мы воспитаны нашим руководством, которое прошло всю войну, – скажет он потом. Наш принцип остался неизменным со времен первого руководителя – работать во имя и вопреки, несмотря на сложные времена».

Свою работу Гиви Ивлианович начал со встреч с начальниками лабораторных секторов и конструкторских бригад и напрямую выяснил все проблемы. Его решение стало для всех неожиданностью.

Президент Дмитрий Медведев
в сопровождении генерального директора
РПКБ Гиви Джанджгава посетил Раменское
приборостроительное конструкторское бюро.
2010 год.  Фото РИА Новости
С октября 1991 года предприятие было разделено на тематические направления: разработчиков комплексов, инерциальной тематики, вычислительной техники, расчетчиков и производственно-технологические службы. Отказались от трехзвенной и перешли на двухзвенную систему управления. Руководитель и управлявшие направлениями его помощники составили первый круг. Вторым кругом стали начальники лабораторий, конструкторских бригад, цехов, участков. Каждый из них имел право устанавливать норму выработки, расценки и даже продолжительность рабочего дня. На каждого была возложена ответственность за выполнение конкретных задач.

Срочно нужно было найти единомышленников на всех уровнях – от производственных до организационных. Под председательством Гиви Ивлиановича в Раменском районе был создан Совет директоров промышленных и научных предприятий.

Кроме того, он сделал и более серьезный шаг: стал одним из основоположников и основателем общественного объединения – Лиги содействия оборонным предприятиям. Целью ее стало осуществление конкретных действий по коренной реструктуризации ОПК. Эту идею он осуществил совместно с генеральным директором ГосЦНИРТИ А.Н. Шулуновым и генконструктором ОКБ «Сухой» М.П. Симоновым В том, что сегодня наша оборонка обеспечивает производство совершенной продукции, есть немалая заслуга Гиви Ивлиановича.

Лига участвовала в создании ОАО «Рособоронэкспорт» и его предшественников с начала 1990-х годов. «Рособоронэкспорт» надо носить на руках, – говорит Гиви Ивлианович. – Как только мы его образовали, стали вылезать из ямы девяностых. Если ты вышел на мировой рынок, ты должен быть, как струна, конкурентен».

Кроме того, нужно было немедленно провести приватизацию предприятия, чтобы не допустить расхищения имущества возможными недобросовестными собственниками. РПКБ подверглось приватизации через акционирование одним из первых среди предприятий российского ОПК. И уже в ноябре 1992 года было преобразовано в АО открытого типа «РПКБ» (с 1999 года – ОАО «РПКБ»).

В условиях массовых увольнений в отрасли РПКБ сохранило свою основу. В августе 1993-го, когда многие предприятия вообще не платили сотрудникам, РКПБ начало выплачивать зарплату трижды в месяц, «чтобы деньги не худели». Работники вспоминают: одна большая стотысячная купюра порой выдавалась на двоих. В таком режиме кредиты можно было доставать меньшими порциями, меньше были инфляционные риски.

АНТИКРИЗИСНЫЙ ДИРЕКТОР

В 1993 году Джанджагава стал генеральным директором, оставшись главным конструктором РПКБ. Отрасль переживала глубокий кризис. Для внутренних заказчиков в России к 1995 году выпуск военной авиатехники практически прекратился, выпуск гражданской авиатехники осуществлялся в штучных количествах.

Финансирование перспективных НИОКР было либо полностью свернуто, либо осуществлялось в крайне незначительных объемах, что приводило к их растягиванию на долгие годы и еще большим потерям.

Страна обладала избыточными мощностями по производству вооружений. Министерство настоятельно рекомендовало своим предприятиям перейти к конверсионным работам. Но скоро руководители промышленных оборонных предприятий пришли к выводу о нецелесообразности столь примитивной конверсии.

К счастью, эпизод деятельности РПКБ по изготовлению магнитофонов, электротоваров и спиннингов был краток. Гиви Ивлианович с самого начала был убежден в пагубности этого пути. Предприятие продолжило развивать собственные технологии и разрабатывать новые изделия авиационной тематики в нужном для страны направлении.

Первое финансирование нашлось за границей из Китая. Гиви Ивлианович заключил на поставку инерциальных навигационных систем самый большой контракт в истории. Даже космические проекты, которые китайцы у России потом покупали, стоили не дороже.

Только харизма Джанджгавы и его авторитет, умение выстроить финансовые и организационные взаимоотношения позволили предприятию выжить, отмечали многие его сослуживцы.

Несмотря на трудное экономическое положение, на предприятии начали воспитывать своих специалистов. Была открыта собственная аспирантура РПКБ, создан ученый совет, заложены основы базовых кафедр МАИ и МГТУ имени Баумана. Был создан филиал МАТИ (ныне РГТУ имени Циолковского) в Раменском.

Тогда же появилось понятие «научные школы РПКБ». Руководил ими непосредственно Джанджгава. Яркое свидетельство тому – череда защит докторских диссертаций сотрудников. По образному выражению одного из них, «без Гиви Ивлиановича мы были бы не доктора, а санитары».

В 1996 году коллективу сотрудников РПКБ была присуждена Государственная премия РФ за разработку и внедрение технологий и оборудования диффузионной сварки в авиаприборостроении. В числе удостоенных этой награды был и Гиви Ивлианович.

На вручении премии «Золотая идея».
2016 год.  Фото из архива автора
Затем руководитель РПКБ совершил революционный для отечественного авиапрома шаг. Он задумал, выстроил и провел в жизнь идею по созданию комплексов БРЭО на базе магистрально-модульного принципа, открытой архитектуры аппаратуры и универсального математического обеспечения, что обеспечивает высокую степень их интеграции и унификации. Первым примером может служить самолет Су-30. Эти же принципы потом распространились на гражданскую авиацию и вертолетостроение.

«Сегодня уже отдельные технические параметры авиационных комплексов не столь важны, как наличие системности. При открытой архитектуре построения комплексов можно постоянно совершенствовать бортовое оборудование», – говорил Гиви Ивлианович.

«Стоимость самолета сейчас во многом определяется авионикой – БРЭО. Подотрасль по производству бортового оборудования, остановившись в первые пореформенные годы, с началом широкомасштабного экспорта стала быстро развиваться», – написал Джангжава в одной из статей.

Тесные творческие связи Джанджгавы с руководством АХК «Сухой» и лично с Генеральным конструктором Михаилом Симоновым привели к тому, что предприятие стало поставлять авионику для двух самых успешных экспортных проектов российского авиапрома 1990-х и 2000-х – модификаций истребителя Су-30 для поставок в Индию и Китай. Они исчислялись сотнями. В дальнейшем по несколько десятков самолетов были поставлены также Алжиру, Венесуэле и Малайзии. Поставлялись они и во Вьетнам, Индонезию, Йемен, Уганду.

«Личное обаяние, широкая эрудиция и неоценимый вклад в развитие авиационно-технического потенциала страны позволили Г.И. Джанджгаве заслужить уважение у технических специалистов и руководителей «ОКБ Сухого», – напишет позже Главный конструктор филиала ПАО «Компания «Сухой» Владимир Князев.

Интуиция никогда не подводила Гиви Ивлиановича. В 2010 году в Раменском состоялось выездное заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики РФ под председательством президента России Дмитрия Медведева. На этом заседании Гиви Ивлианович просил президента оказать содействие в организации совместного предприятия с компанией «Sagem Defence Securite», что стало бы достойным завершением российско-французского года.

Решение «на самом верху» было принято положительное. Затем на авиакосмическом салоне МАКС-2011 дочернее предприятие РПКБ ЗАО «Инерциальные технологии «Технокомплекса» («ИТТ»), Sagem и ОАО «Рособоронэкспорт» учредили «РС Альянс (RS Alliance). «РС Альянс стал первым в России реально действующим предприятием в сфере военных технологий, созданным совместно с иностранными партнерами.

РПКБ принимало и принимает участие в авиасалонах «Ле Бурже» (Франция), «Фарнборо» (Англия), МАКС (РФ), «Аэро Индия» в Бангалоре, в авиашоу в Берлине, Пекине, Чжухае (Китай), Дубае (ОАЭ), Лиме (Малайзия) и других. На каждом салоне предприятие старается демонстрировать свои лучшие разработки – высокоинтеллектуальную авионику, конструктивные решения и прогрессивные технологии, реализованные в «стеклянной кабине»: интеллектуальные пульты управления, индикаторы и современную вычислительную технику.

ОБЩЕСТВЕННАЯ РАБОТА

Город Раменское все время благоустраивается. Его проблемы решались при деятельном участии Гиви Ивлиановича. Чтобы раменцы получали достойное образование и потом приходили бы в РПКБ, предприятие поддерживало и поддерживает школы. Гиви Ивлианович председательствовал в Попечительском совете развития высшего образования Раменского района.

Когда Борисоглебское озеро в Раменском начало катастрофически мелеть, по инициативе Джанджгавы совет директоров РПКБ собрал и передал администрации некую сумму денег на поддержание уровня озера.

«Я имел счастье родиться, наверное, сообразительным, – говорил Джангжава. – В свое время я совместил узы собственности, руководство административное и техническое в одних руках по одной причине; я по воспитанию и образованию «адаптивщик». А сложным временам с непредсказуемой внешней средой противостоять может только быстро адаптирующаяся система. И действительно, это тогда получилось. Когда среда стала более-менее прогнозируемой и, может, не совсем нас устраивающей, но понятной – я, придя к определенному возрасту, передал права гендиректора своему преемнику – Павлу Дмитриевичу Лыткину».

Гиви Ивлианович оставил пост генерального директора РПКБ. Но остался президентом и генеральным конструктором, а в январе 2013 года занял пост заместителя генерального директора КРЭТ по НИОКР бортового оборудования – генерального конструктора. И стал председателем Совета главных конструкторов КРЭТ в области БРЭО.

Создание КРЭТ и работа в нем полностью отвечали его принципам. Производители хотят получить от одного поставщика систему, решающую все задачи управления, навигации, планирования, связи, прицеливания. Объединив взаимодополняющие предприятия, концерн стал предлагать не разрозненные решения, а весь комплекс БРЭО. Подход Джанджгавы не менялся.

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ МЕЧТЫ

Идеи Джанджгавы о кооперации вышли на еще более высокий уровень. В Раменском создается Технопарк – инновационный Центр точного приборостроения и интеллектуальных встраиваемых систем. В команду поддержки и развития проекта вошли ОАО «РПКБ», ГК «Ростехнологии», концерн «Радиоэлектронные технологии», Союз машиностроителей России, ОАО «РВК», Инновационный центр «Сколково», ГК «Внешэкономбанк», ОАО «Сбербанк», многие вузы.

Заключены соглашения о сотрудничестве в рамках Технопарка с Safran Group и Barco (Бельгия). Созданы два инвестиционных фонда: Фонд содействия развитию науки, инноваций и технологий (учредитель – ОАО «РПКБ») и ООО «Гражданские технологии ОПК» (учредители – ОАО «РПКБ», Фонд содействия развитию науки, инноваций и технологий и ОАО «Российская венчурная компания»).

Приборостроительный кластер «Технопарк Раменское» будет связующим звеном между авиационным и вертолетным технопарками в Жуковском и в Томилино. Он будет включать: центр технологического превосходства по ключевым авиаприборостроительным технологиям, инжиниринговый центр в области встраиваемых интеллектуальных систем, учебно-научный центр, пул профессиональных инвестиционных фондов, клиентоориентированные сервисные компании.

Гиви Джанджгава писал в одной из статей: «Новая для отечественного ОПК институциональная модель обеспечения технологического превосходства позволит построить на основе «проблемных» и рисковых авиаприборостроительных активов прошлого века конкурентоспособную на глобальном рынке российскую корпорацию мирового уровня с высоким инвестиционным и инновационным потенциалом, сопоставимую по масштабам деловой активности с аналогичными ведущими зарубежными компаниями».

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

В СССР и России всегда высоко оценивали заслуги Гиви Джангжавы. За активное личное участие в создании новых образцов авиационной техники он был удостоен званий лауреата Государственной премии СССР (1983), Государственной премии РФ (1996), Государственной премии Правительства РФ и премии РАН им. академика Б.Н. Петрова (1997), национальной премии имени Петра Великого (2003) В 1998 году ему было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации».

Гиви Ивлианович внес большой вклад в обеспечение безопасности страны, был патриотом, преданным своему делу. Он был автором свыше 200 научных трудов и более 120 изобретений. Его труды в области разработки теории и методов проектирования средств навигации с использованием физических полей земли, автономных и корректируемых систем авионики способствовали созданию в 1980-х ударных авиационных комплексов. Под руководством Джанджагавы был создан цифровой прицельно-навигационный комплекс для самолета МиГ-29, комплексы для авионики для самолетов и вертолетов корабельного базирования, истребителей семейства Су-27.

Гиви Ивлианович Джанджгава скончался 7 октября, на 82-м году жизни. Страна потеряла профессионала своего дела, ученого в области автоматики и телемеханики, создателя авиационных пилотажно-навигационных комплексов, лауреата Государственных премий. Мы его не забудем! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также