0
3530
Газета Спецслужбы Интернет-версия

24.09.2020 23:05:00

Женские лики израильской разведки

Контроль над эмоциями и запрет на семью

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман – независимый журналист.

Тэги: израиль, моссад, мордехай вануну, женщиныразведчики, MI5


Фото pixabay.com

В разведывательной деятельности нет мелочей. Пренебрежение тем, что часто именуется «тонкостями», грозит неминуемым провалом. Но самое главное для разведчика – контроль над эмоциями. Если женщина обладает таким качеством, то при наличии других объективных и субъективных характеристик она может рассматриваться в качестве кандидата на работу в разведке.

Они были первыми

Иоланда Хармер (девичья фамилия Габай) пришла в разведку еще до воссоздания в 1948 году еврейского государства. Следовательно, она начинала свою деятельность на невидимом фронте не в Моссад (Израильской политической разведке; полное название «Ха-Мосад ле теум» – «Центральная контора по координации»), созданном 1 апреля 1951 года, а в спецслужбе «Шаи» («Ширут иедиот» – «Информационная служба»), образованной в рамках полуподпольной еврейской оборонной организации «Хагана» («Оборона») еще в 1934 году.

Иоланда – ее мать еврейка, отец египетский мусульманин (интеллектуал, противник радикалов-экстремистов) – прониклась идеей помощи палестинским евреям, боровшимся за создание независимого государства. Она работала журналисткой в изданиях на арабском, английском и французском языках. О ее еврейском происхождении никто не догадывался. В разведке она получила псевдоним Хар-Мор. Ей удалось через своих высокопоставленных знакомых, среди которых были египетские военные и министры, получать и передавать спецслужбе «Шаи», а позже и «МОССАД» сведения, которые оказались весьма важными, когда 15 мая 1948 года армии Египта, Сирии, Ливана, Трансиордании (будущей Иордании), Саудовской Аравии, Ирака и Йемена напали на только что провозлашенный Израиль.

Лили Кастель, Яэль Познер и Малка Браверман тоже стали разведчицами, связав свои судьбы со службой «Шаи», а затем МОССАД. Все они говорили на нескольких иностранных языках, отличались внешней привлекательностью (но не вызывающей броскостью) и обладали блестящими аналитическими способностями. Израильские разведчицы внесли немалый вклад в обеспечение безопасности страны. Но и сегодня на освещение их деятельности наложен запрет.

Известный британский специалист по разведывательной деятельности Чарльз Рассел в своем знаменитом курсе лекций, прочитанных зимой 1924 года в Нью-Йорке на курсах офицеров запаса армии США, предупреждает: «Женщины-разведчики являются самым опасным противником, причем их всего труднее изобличить. При встречах с подобными женщинами вы не должны позволять симпатии или антипатии влиять на ваше решение. Такая слабость может иметь для вас роковые последствия».

Самую высокую должность за всю историю МОССАД занимала Ализа Маген-Халеви, дослужившаяся до заместителя директора «конторы». В своих выступлениях она подчеркивала: «Женщину ожидают особые сложности на оперативной работе. Если задание она выполняет в арабской стране, то в случае провала на «скидки» по признаку пола со стороны врагов рассчитывать не приходится. Но именно женщины МОССАД сыграли немалую роль в операциях «Гнев Божий» и «Весна молодости по уничтожению террористов, участвоваших в убийстве израильтян на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году».

«Что делает женщину отличным агентом?» – задается риторическим вопросом Ализа Маген-Халеви и отвечает: «Такая женщина должна быть сильной духовно и физически, уметь приспосабливаться к обстоятельствам. И конечно, она должна быть умницей и красавицей».

Знаменитое соблазнение

В 1986 году израильский техник-ядерщик Мордехай Вануну, родившийся в 1954 году в Марокко и переехавший в девятилетнем возрасте вместе с родителями, пятью братьями и сестрами, уже несколько месяцев жил в Австралии. Туда он перебрался потому, что, примкнув к анархистским и левацким группировкам на Святой земле, попросту манкировал своей работой в пользу уличных демонстраций.

В Австралии Вануну познакомился с безработным журналистом, который, узнав, что израильтянин работал в Центре ядерных исследований в Димоне и сделал там какие-то снимки, посоветовал ему полететь в Великобританию и продать их какому-нибудь изданию. Пикантность ситуации состояла в том, что эти фотографии никоим образом не доказывали предположение военных экспертов западных и арабских стран о наличии у ЦАХАЛ атомных бомб. Так, ударной из предложенных Вануну британской газете «Санди таймс» фотографий был вид так называемого балкона Голды, с которого премьер-министр Голда Меир якобы «давала указания работникам ядерного цикла». Тем не менее предательство Вануну наносило удар по концепции, согласно которой Израиль не подтверждает и не отрицает наличие в его арсеналах неконвенционального вооружения. Англичане долго колебались, но в конце концов напечатали фотографии, предоставленные Вануну с его комментариями.

Действия Вануну справедливо были расценены в Израиле как государственное преступление, этот человек должен был предстать перед судом. Его доставкой в Израиль занялся МОССАД.

Весьма милой блондинке – агенту Синди – тогда было 26 лет. Она выдавала себя за американскую туристку, как бы случайно познакомилась с бывшим техником-ядерщиком Вануну, присевшим в кафе на одной из лондонских площадей.

Знакомство состоялось 24 сентября 1986 года, а уже 30 сентября Синди и Вануну, поддавшись уговорам «американки», вылетели в Рим. Там, согласно легенде, для них уже было приготовлено уютное гнездышко, иначе говоря, снята квартира, в которой они смогли бы предаться любовным утехам.

На самом деле ни о каких ласках со стороны Синди и речи быть не могло, ибо под этим псевдонимом скрывался агент МОССАД Ширли Бен-Тов. Как только Вануну вошел в снятую квартиру, его скрутили два дюжих молодца. Синди вколола ему снотворное, и в тот же вечер на израильском судне, поджидавшем их в одном из итальянских портов, они отбыли в Израиль.

Обвиненному в государственной измене и шпионаже Вануну благодаря высокому профессионализму нанятых для него адвокатов удалось избежать пожизненного заключения. Через 18 лет он вышел на свободу.

Синди прошла подготовку как оперативница. Она отлично стреляла, знала приемы рукопашного боя, могла умело вломиться в гостиничный номер и выкрасть документы. Но в историю она вошла как «знаменитая соблазнительница».

Верная Амина

Лучшей разведчицей МОССАД за всю историю этой службы признана Амина аль-Муфти – черкешенка по происхождению и врач по профессии. Арабское имя Амина происходит от имени матери пророка Мухаммада и переводится как «верная», «надежная», «честная», «имеющая спокойный нрав». И действительно, в этой выдающейся женщине выразились лучшие черты черкесского народа: верность, искренность и чувство справедливости.

Первые значительные группы черкесов, представителей адыгского этноса, оказались на Ближнем Востоке еще в XIII веке, когда египетский султан Аль-Мансур Калаун, черкес по происхождению, выкупил у монголо-татар 12 тыс. пленных адыгов. Он создал из них отборное войско, которое расширило границы Египта. Немало черкесов перебралось в регион, именовавшийся Палестиной, в ходе и после кровопролитной Кавказской войны 1817–1864 годов. Позже Оттоманская империя, владевшая огромными территориями, не очень доверяя своим единоверцам-арабам, стремившимся к независимости и сделавшим ставку на англичан, поощряла переселение на эти земли представителей кавказских народов, прежде всего адыгов.

Особое отношение представители адыгского этноса заслужили в Иордании. Там они – надежный оплот Хашимитской династии, составляющий стержень личной гвардии короля. Именно там в 1935 году в богатой черкесской семье родилась Амина аль-Муфти. Она получила отличное домашнее образование, выучила несколько иностранных языков, а высшее медицинское образование получила в Германии.

Решение работать на израильскую разведку она приняла в дни мюнхенской Олимпиады 1972 года, когда жертвами теракта палестинской организации «Черный сентябрь» стали 17 человек – 11 членов израильской олимпийской сборной и один западногерманский полицейский.

Через руки Амины, ставшей в итоге личным врачом Ясира Арафата, проходила секретнейшая информация, немедленно попадавшая на столы руководителей МОССАД. Ей помогли открыть в Бейруте высококлассную клинику, которая пользовалась популярностью у ливанских политиков, военных и главарей террористических организаций. В этой клинике проходили лечение и раненые боевики. Подружившись со своими высопоставленными пациентами, Амина аль-Муфти смогла добывать сведения, которые помогли уничтожить убийц израильских спортсменов и предотвратить нападения на израильских граждан. Так, благодаря ее информации был уничтожен лидер «Черного сентября» Абу-Юсеф, командир боевого крыла ФАТХ «Западный сектор» Камаль Адуан и главный «кадровик» палестинских террористов Камаль Насер. Следует заметить, что до 1988 года боевики ФАТХ открыто совершали террористические акты против мирных граждан. Вместе с главарями погибли еще 12 боевиков. Также был уничтожен штаб группировки ФАТХ и два завода по производству оружия и боеприпасов, координаты которых также были переданы Аминой.

Адыгская пословица гласит: «Имеющий разум имеет выдержку». Амина понимала, что хождение по острию ножа требует неослабного внимания, постоянной оценки ситуации и огромной выдержки. Одна из ее явок провалилась из-за невнимания агента, который был с ней на связи. Его просто выследили сотрудники палестинской контрразведки. Израильскую разведчицу схватили, пытали, но она никого не выдала.

В течение пяти лет Амина находилась в тюремных застенках средиземноморского ливанского города Сайда, в древности именовавшегося Сидоном. Благодаря посредничеству Международного Красного Креста израильтяне смогли обменять ее на двух палестинских террористов, приговоренных к пожизненному заключению. В Израиле Амине сделали пластическую операцию, она сменила имя и много лет проработала в одной из местных клиник.

Только до определенного возраста

В «МОССАД» нет практики создания семейных пар, в которых оба супруга занимаются разведывательной деятельностью. Поэтому создание семьи для женщин этой спецслужбы становится проблемой. Далеко не все женщины готовы оставаться старыми девами до конца своих дней. Так, Ципи Ливни (сейчас ей 62 года), видный израильский политический и государственный деятель, занимавшая ответственные министерские посты, после срочной службы в ЦАХАЛ четыре года проработала в МОССАД. Вот что она рассказывала об этих годах: «Это другая жизнь. Нужно уметь быть в одиночестве, скрывать, где живешь, убеждаться, что за тобой не следят. Чувства страха не было, было ощущение полного одиночества».

По словам Ципи Ливни, она не собиралась замуж, но встреча с Нафтали Шпицером, владельцем рекламного агентства, преподнесла ей сюрприз. Они полюбили друг друга и решили пожениться. Любовь победила – с разведкой пришлось распрощаться.

Похожая история произошла и с Мирелой Галь, родители которой, чудом избежав гибели в Европе, перебрались в Палестину вскоре после Второй мировой войны. Мать Мирелы, Това Грано, работала в Министерстве иностранных дел и была одной из первых женщин, зачисленных в кадровый состав МОССАД.

После 20-летней службы на разных должностях в МОССАД Мирела прошла подготовку для выполнения особых заданий. Первое она выполнила, будучи еще незамужней. На второе задание она вылетела уже в статусе жены и матери двоих детей.

Карьера Мирелы Галь в «конторе» впечатляет: в 1997–1999 годах она – глава отделения МОССАД в Париже. В 2001 году была назначена директором департамента, который отвечает за связь с разведывательными агентствами США. После ухода из МОССАД в 2003 году занимала ответственные посты в различных министерствах и ведомствах.

Бывший директор МОССАД Тамир Пардо не отрицает у сотрудниц ведомства, которым он руководил, проблемы раздвоения между профессией и желанием создать семью. По его словам: «На нижних этажах любых спецслужб женщин много, но чем выше, тем меньше. Женщины предпочитают служить только до определенного возраста, чтобы успеть завести семью. Дети и оперативная работа часто несовместимы».

С ним согласен другой бывший директор службы внешней политической разведки Дани Ятом, ответивший на вопрос, может ли женщина стать директором МОССАД: «Шансы невысоки. Слишком мало женщин продвигается по карьерной лестнице. Чтобы сделать карьеру, нужно полностью отдать себя работе в определенной области. Женщина должна пожертвовать слишком многим. Это непросто: дети, семья не сочетаются с карьерой». Однако в другом интервью тот же Дани Ятом, демонстрируя свой оптимизм, заметил: «Не вижу причин, почему бы не поставить во главе нашей разведывательной службы женщину. Ведь во главе британской MI-5, а эта «контора» делает почти то же, что и МОССАД, стоит женщина. Возможно, и израильская разведка пойдет в том же направлении. Тем более что МОССАД всегда был впереди». Интересно, что Пардо после выступления Ятома изменил свое мнение. Он сказал: «Если женщина захочет, она будет директором МОССАД. Все зависит от женщины».

Действительно, в Великобритании среди четырех претендентов на должность главы MI-5 в мае 2002 года предпочтение было отдано 54-летней Элизе Маннингхэм-Буллер, долгое время занимавшей должность замглавы этой спецслужбы. Более того, в Великобритании легендарная Паулин Невилл-Джонс занимала одну из самых высоких должностей во всем разведывательном сообществе королевства. Но этим выдающимся профессионалам в немалой степени пришлось пожертвовать простыми женскими радостями. 

Иерусалим


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...