1
3258
Газета Спецслужбы Интернет-версия

05.08.2021 20:22:00

Команда «Альфа»: беспримерные труды и редкие фейерверки

Как возникло подразделение особого риска

Игорь Атаманенко

Об авторе: Игорь Григорьевич Атаманенко – писатель, подполковник в отставке.

Тэги: история, ссср, россия, кгб, фсб, спецназ, альфа, создание


Подразделение «Альфа» – элита отечественных спецслужб. Фото РИА Новости

Ни в гангстерских романах, ни в самых крутых блокбастерах не найти такого количества головокружительных приключений, которые выпали на долю бойцов сверхсекретного подразделения КГБ СССР – команды «Альфа», которая приобрела название и широкую известность после печально известных событий у Белого дома в августе 1991 года.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

За все время своего существования этот элитный отряд подчинялся разным председателям Комитета госбезопасности. Неизменным было одно: деликатные миссии, поручаемые мушкетерам из «Альфы», выполнялись молниеносно, ювелирно, без следов и без потерь. В их активе десятки блестяще проведенных операций, которые вызывают профессиональную зависть и восхищение у коллег из зарубежных аналогов нашей легендарной «Альфы».

Это подразделение особого риска было укомплектовано бойцами штучной работы, готовыми на самопожертвование ради выполнения задания. Они не понаслышке знали, как пахнет порох и человеческая кровь. А смертельный риск был постоянным спутником в их ратном деле.

Впервые «Альфа» заявила о себе как подразделение антитеррора в Тбилиси в 1983 году. Тогда группа бандитов произвела беспрецедентный захват заложников – пассажиров авиалайнера.

В тбилисском аэропорту особо отличился Владимир Николаевич Зайцев. За проявленные отвагу и самоотверженность он был удостоен боевого ордена Красного Знамени. Что в те времена люди, понюхавшие пороха и крови, считали высшей наградой.

Под руководством и при участии полковника Зайцева разработаны и реализованы операции по захвату самых опасных шпионов. Майкла Селлерса и Марты Петерсон, офицеров ЦРУ, действовавших под прикрытием посольства США в Москве. Генерала ГРУ Дмитрия Полякова, работавшего в пользу Соединенных Штатов. Адольфа Толкачева, самого «рентабельного» американского шпиона ХХ века. Десятка «кротов» – кадровых офицеров КГБ и ГРУ, завербованных спецслужбами противника.

В названии «группа А» зашифрован ее создатель – Юрий Владимирович Андропов. Он единолично принимал решения об использовании, поощрении и наказании бойцов своего детища.

СЕРМЯЖНЫЕ БУДНИ

Начиналось все буднично. 29 июля 1974 года в Службе охраны дипломатических представительств 7-го управления КГБ СССР для проведения спецопераций была создана «группа А».

Формально ее предназначение – борьба с терроризмом и другими особо опасными экстремистскими проявлениями, связанными с захватом заложников, дипломатических представительств на территории СССР и за рубежом, транспортных средств, режимных объектов.

В реальности же даже кураторы из отдела административных органов ЦК КПСС не были осведомлены о многих операциях, проводимых ее бойцами. Некоторые операции и сегодня остаются тайной за семью печатями, продолжая нести грифы «Совершенно секретно» и «Особой важности».

Новая структура имела шесть региональных подразделений в Минске, Киеве, Краснодаре, Алма-Ате, Свердловске и Хабаровске. Снабжение вооружением, средствами связи и защиты осуществлялось в соответствии с нормами и табелем положенности, утвержденным особым приказом председателя Комитета госбезопасности.

Группа кандидатов комплектовалась из сотрудников территориальных органов КГБ, прослуживших не менее трех лет в оперативном подразделении и годных по состоянию здоровья для... полетов в космос. Разумеется, они должны были не просто дружить со спортом, но владеть карате или каким-то другим видом боевых единоборств на уровне спортсмена-разрядника. Таким образом, альфовцев можно смело называть бойцами штучного отбора.

Кандидаты должны были быть эмоционально уравновешенными, оптимистично настроенными, способными сохранять спокойствие в экстремальных ситуациях, хорошо переносить перепады давления и температуры, не должны бояться воды, замкнутого пространства, темноты и огня любой интенсивности...

Когда первичные испытания были пройдены, офицер-кандидат становился курсантом – и тут уж никаких поблажек. К слову, если в американскую Delta, английскую SAS, немецкую GSG-9, французскую GSIGN – зарубежные аналоги «группы А» – попадал лишь один из ста добровольцев, то в «Альфу» – один из тысячи.

Нагрузки – физические и психические – запредельные, и с каждой неделей обучения они увеличивались. Иногда некоторые курсанты на первом этапе изматывающих тренировок испытывали так называемый «эффект присутствия». Это когда у него уже нет сил даже пальцем пошевелить, когда он клянет себя за то, что решил стать альфовцем, и вдруг замечает, что работающий рядом инструктор делает то же самое, но выглядит, как огурчик. «Если может он, значит, смогу и я!» – говорил себе новобранец и продолжал работать.

Бойцы «Альфы» должны были владеть холодным и огнестрельным оружием отечественных и зарубежных марок, как серийным, так и специальным. Еще надо было пройти парашютно-десантную подготовку, скалолазание, уметь управлять всеми видами боевой техники.

С оружием и техникой каждый альфовец должен быть на «ты»: ведь от степени владения ими зависела и его собственная жизнь, и жизнь товарищей по оружию, и успех операции. Кроме того, в боевых ситуациях некогда листать справочник, поэтому все надо не просто держать в голове, а довести свои действия до автоматизма, а знания – до безусловных рефлексов.

Но больше всего времени уделялось овладению приемами рукопашного боя, с помощью которых необходимо в одно мгновение шоковым, травматическим, а то и смертельным воздействием подавить противника. А приемы рукопашного боя вобрали в себя лучшие наработки признанных мастеров самбо, джиу-джитсу, карате, дзюдо, тхэквондо, греко-римской и вольной борьбы, бокса... →

Другими словами, это – синтетический вид спорта и овладеть им ох как непросто! Это не таблица умножения, которую выучивают раз и на всю жизнь. Альфовцы знают, что стоит день не позаниматься, и сам видишь, что не в форме. Неделю – заметят спарринг-партнеры. Ну а через месяц – лучше отказаться от поединка: можешь таких дров (или костей) наломать.

Альфовец на счет «раз-два-три» должен уметь оторвать у противника уши, гениталии или руку. Принцип таков: удача длится не более секунды. Выйдя на дистанцию поражения, ты должен на едином дыхании отработать объект так, чтобы он либо умер, либо был пленен, так ничего и не поняв.

…Когда в июне 1985 года был взят Адольф Толкачев, предатель, продавший американцам чудеса нашего аэронавигационного оборудования, он, уже находясь в Лефортово, обращался с просьбой к сокамерникам, чтобы помогли разобраться: каким образом люди, бравшие его, сумели в одно мгновение не только защелкнуть ему «браслеты» на запястьях, но и раздеть догола. Раздевание шпионов при задержании проводилось в целях обнаружения в их личных вещах или на теле капсул с ядом. →

СКОРОХВАТЫ И ТРУДОГОЛИКИ

Тренировки проводились с использованием индивидуальных методов и с учетом психологической подготовки каждого бойца. Для каждого сотрудника разрабатывался личный комплекс приемов, который соответствовал его психическим, физическим и моральным особенностям.

Полноценный альфовец должен уметь сражаться в рукопашном бою без тормозящих эмоций и чувств. Воля воспитывается через преодоление страха и боли в поединках с более сильным противником, в роли которого во время тренировок выступает инструктор.

Когда он во время учебных занятий наносит удар, от курсанта требуется только одно: устоять на ногах.

Вообще инструкторы считают воспитание болью одним из основополагающих принципов общей физической и психологической подготовки курсантов. Они убеждены, что среди бойцов «Альфы» не должно быть людей не то что не выполняющих приказы, но даже склонных задумываться над их целесообразностью.

Группа альфовцев, выходящая, допустим, для захвата иностранного разведчика в момент закладки им тайника, должна действовать как единый отлаженный механизм. В ее распоряжении доли секунды. Действуют альфовцы по принципу мушкетеров: один за всех – все за одного. Кто-то из бывших руководителей КГБ СССР, присутствуя на учебно-тренировочном занятии, назвал бойцов команды скорохватами. Название прижилось.

Превращение коллектива «Альфы» в единый отлаженный механизм отнюдь не приводило к «роботизации» сотрудников. Из них не пытались сделать бездумных «шварценеггеров», а в первую очередь стремились развить умственные способности.

Сотрудники подразделения спецназначения
ФСБ России во время учений
по освобождению заложников, захваченных
группой условных террористов. 
Фото РИА Новости
Психологические испытания включали в себя прохождение целого комплекса интеллектуальных и личностных тестов, в течение десятилетий разрабатывавшихся и проходивших доводку за рубежом. MMPI, TAT, методики Леонгарда, Векслера и других ученых, отечественных и зарубежных. Тысячи вопросов, задач, головоломок и, конечно же, проверку на полиграфе (детекторе лжи).

Разработанный перспективный план специальных мероприятий по созданию условий материально-технического обеспечения для проведения специальных акций постоянно дополнялся и шлифовался. Однако основное внимание уделялось воспитанию работоспособного коллектива, так как любая техника, любое оружие могут «заиграть» только в руках специалиста экстра-класса.

И самое главное состояло в том, чтобы объединить людей, преданных делу, готовых выполнить любую задачу, за которых можно было бы поручиться на все 100%.

В ходе обучения много внимания уделялось изучению методов ведения разведки и контрразведки. Потому что одним из основных направлений «Альфы» как оперативного подразделения является и обеспечение работы с агентурой, и владение навыками добывания оперативно значимой информации, вплоть до опроса населения и выяснения общественного мнения.

А это, в свою очередь, требовало знаний о регионе возможных боевых действий, о его истории, о национальной психологии и обычаях. Словом, обо всем том, что могло пригодиться для сбора и анализа информации, вербовки агентуры среди местных жителей.

Вообще, надо сказать, альфовцы – беспримерные трудяги. Приходили в подразделение романтиками, а становились трудоголиками.

Рассказывая о физических и психологических нагрузках, которые им приходилось испытывать в ходе учебы, альфовцы заявляют: «К профессионализму ведет лишь один путь: труд. Кто хочет стать профи, идя другим путем, тот контрабандист и занимается самообманом!»

И действительно, сколько сил и воли требовалось, чтобы ежедневно проделывать десятикилометровые марш-броски по пересеченной местности с полной выкладкой. Силовые упражнения: лазание по канату, подтягивания и отжимания. Занятия в тренажерном зале. Прыжки с трехметровой высоты. И, конечно же, занятия рукопашным боем. И зачастую не в спортивных залах на матах и татами, а прямо на асфальте, без страховки.

Поэтому можно с полной уверенностью заявить, что боевая подготовка «Альфы» во много раз превосходила американскую по своей напряженности, остроте и результативности.

У американского спецподразделения гораздо больше возможностей, чем у «Альфы». Тем не менее наши бойцы на голову выше своих коллег из США. И те об этом знают...

Многоплановая подготовка подразумевала немало мест проведения занятий. Одним из таких мест, куда альфовцы, распрощавшись со своими семьями, ежегодно выезжали на месяц-полтора, как футболисты на сборы, был пограничный учебный центр в Ярославской области.

Приемы рукопашного боя оттачивали, как правило, в спортивных залах, принадлежавших 9-му управлению (физическая охрана членов политбюро и правительства) КГБ СССР.

Учебные стрельбы, шлифовка навыков вождения наземных, надводных и воздушных средств, а также бронетехники проводились на полигонах самых неожиданных регионов бывшего СССР.

Все это делалось не только из соображений конспирации. Надо было научиться действовать в любых климатических зонах, в условиях пустынь и высокогорья, пятидесятиградусной жары и запредельного холода – мало ли куда может забросить «антитеррористическая судьба».

Одним из красноречивых примеров применения на практике навыков физического воздействия (или, как его называли сами сотрудники, «шоковой терапии»), а также использования прикладной психологии могут служить «съемы» разведчиков противника и их агентуры в самых неожиданных местах. Что называется, от Парижа до Находки.

«ПОРХАТЬ КАК БАБОЧКА, ЖАЛИТЬ КАК ПЧЕЛА»

«Съем» – это негласное задержание объекта оперативной разработки, которое проводится конспиративно. Чтобы об этом не знали ни его близкие, ни друзья, ни коллеги по работе. Если же объект подозревается в связях с иностранной разведкой, неожиданное исчезновение должно остаться тайной и для его хозяев. Хотя бы на первое время.

«Снимают» и своих, и иностранцев. Для этого стараются подобрать малолюдное место. Но случается, выдергивают человека и из толпы. →Блестяще владеющие приемами рукопашного боя, досконально знающие анатомию и расположение болевых точек на теле человека альфовцы с поставленной задачей справляются мгновенно. В крайнем случае прохожие могут заметить, как два человека помогают третьему сесть в машину, а он то ли нездоров, то ли нетрезв. После чего «снятые» оказываются на Лубянской площади либо в Лефортовской тюрьме.

В ноябре 1985 года был проведен «съем» майора Моторина (агент ФБР «Гоз»). При подготовке «съема» ответственный за проведение мероприятия заместитель командира «Альфы» Владимир Зайцев прежде всего учитывал психологию объекта. Психологию супермена, коим тот себя считал.

Самомнение небезосновательное: рост 192 см, атлетическое телосложение. Каждое утро забавлялся, как теннисным мячиком, двухпудовой гирей. К тому же владел приемами карате. Вылитый Шварценеггер! Уж он-то с полным основанием мог сказать о себе: «Я – здоров, чего скрывать, пятаки могу ломать, я недавно головой быка убил!»

Вместе с тем нужно было учесть и моральное состояние Моторина. Идя на встречу с сотрудником ЦРУ из посольской резидентуры в Москве, он все время оставался начеку, каждую секунду был готов к отражению возможной атаки. У него, что называется, «все импульсы были наружу».

Поэтому прежде всего надо было усыпить бдительность объекта. Подойди к нему гренадеры такого же роста и сложения, он, учуяв опасность, мог бы свалку устроить, глупостей наделать. А этого «Альфа» позволить себе не могла ни при каком раскладе.

Изюминка «съема» Моторина состояла в том, что к нему должны были приблизиться не «шварценеггеры», а тщедушные прохожие. Разумеется, только внешне тщедушные.

Когда Зайцев представил отобранных для «съема» бойцов своего подразделения одному генералу из руководства управления «К» (внешняя контрразведка) Первого дома (Служба внешней разведки), тот возмутился: «И что, вот этот мальчишка справится с Моториным-гренадером?! Да он – культурист, разметает вас всех, как котят!»

Еще как справились – пикнуть не успел, как его спеленали.

Принцип бойцов «Альфы»: «Порхать, как бабочка, и жалить, как пчела». Но при этом сначала работает голова, а руки и ноги вступают в бой потом. Но и голова при этом не дремлет.

«Снять» объект – это еще не все, это лишь начало. Мало провести задержание без шума и без пыли, главное – усадить перевертыша лицом к лицу со следователем еще до того, как он успеет опомниться и прийти в себя от шока. Лишь в этом случае он без промедления начнет давать правдивые показания.

Вот где профессионализм высшей – четыре девятки – пробы! «Шоковая терапия» – искусство, а не конвульсивное подергивание руками и ногами. Кстати, приемы «шоковой терапии» до сих пор хранятся в секрете. Оно и понятно: шпионаж, он ведь еще не упразднен, и «съемы» продолжаются...

Всего с 1985 по 1990 год под руководством и при непосредственном участии заместителя командира «Альфы» подполковника Зайцева его отделением были негласно задержаны 13 самых матерых предателей и их операторов – разведчиков ЦРУ, действовавших с позиций посольства США в Москве.

ЗНАМЯ КОМАНДЫ

В 1998 году Владимир Зайцев, уже экс-заместитель командира «Альфы», отвечая на вопросы журналистов, страшно ли было тогда, в Тбилиси в 1983-м, сказал:

–Страшно было не в самолете, а под ним... И опять же не за себя, а за жену и моего малыша... Мысли всякие, как они смогут прожить без меня, каким вырастет мой сын без отца? Но как только поступила команда «Штурм!», все страхи улетучились.

А в самолете... Там была работа, а когда ты занят делом, тебе уже не до страхов, поверьте... Кроме того, есть еще две категории, нейтрализующие чувство страха: убежденность в правильности собственных поступков и ответственность за жизни заложников. Наконец, злость на тех, кто вынуждает тебя рисковать своей жизнью, полностью вытесняет страх.

Подумав, Зайцев добавил:

– Если позволите, я готов сделать обобщение. Шок, который испытали не выработавшие свой ресурс бойцы «Альфы» после ее расформирования, не сравним ни с каким страхом при проведении операции по обезвреживанию террористов.

Этот шок я бы назвал постальфовским синдромом. Представьте себе чувства полных сил, молодых, подготовленных специалистов экстра-класса, которые им довелось испытать, наблюдая по телевизору развитие событий в Приднестровье, в Абхазии, в Чечне... Трезво оценивая моральный и боевой потенциал «Альфы» на тот период, смело могу заявить: наша команда смогла бы без посторонней помощи навести в перечисленных регионах должный порядок.

А синдром... Он у моих товарищей, соратников появился из-за невостребованности. Мы вдруг перестали быть нужны. И это в такое-то время! Некоторые мои товарищи пытались найти себе применение в горячих точках, в охранных бюро банков и коммерческих структур, даже за границей, натаскивая бойцов спецподразделений иностранных государств, – всюду испытывали разочарование... Ведь наша сила – в нашей сплоченности, в сыгранности нашей команды... И хотя каждый альфовец – суперфорвард, звезда, но предстать в полном блеске он может лишь в окружении таких же звезд, соратников из «Альфы».

– Так, значит, Владимир Николаевич, пора закапывать в землю ваши знамена, как это делали древние полководцы при отступлении войск? – раздалось из толпы журналистов.

– Думаю, что вы опережаете события, и время для этого еще не пришло. Что же касается наших знамен... Да, действительно, знамена в старые времена закапывали при отступлении. Мы же, выжидая, просто отошли в сторону. А знамена зачехлили... До поры.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Олег 22:17 06.08.2021

1) "Они (инструкторы) убеждены, что среди бойцов «Альфы» не должно быть людей не то что не выполняющих приказы, но даже склонных задумываться над их целесообразностью." 2) "Превращение коллектива «Альфы» в единый отлаженный механизм отнюдь не приводило к «роботизации» сотрудников. Из них не пытались сделать бездумных «шварценеггеров», а в первую очередь стремились развить умственные способности." М-м... нет ли некоторого противоречия между цитатами 1 и 2?



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...