Творцы на карантине

Карантин в Грузии. Когда выручают юмор и вкусная еда

Читать ria.ru в
В новом проекте Ria.ru — "Творцы на карантине" ведущие современные авторы из России и других государств включаются в общую борьбу с коронавирусом. Литераторам, режиссерам — творцам — предложили написать тексты, которые помогли бы вдохновить и поддержать, рассмешить и объединить читателей разных стран. Сегодня грузинский журналист, автор кулинарных книг и сборников рассказов Тинатин Мжаванадзе описывает, как ее большая семья — муж, два сына, кошка и собака — переживает карантин в Тбилиси.
Тинатин Мжаванадзе, писатель
— Мы еще никогда так хорошо не жили, — вдруг изрек мой старший, обычно немногословный сын, завтракая примерно в четыре часа дня в пижаме за просмотром дежурной серии "Друзей".
— Ах ты негодяй! — возмутилась я. — То есть я вас до сих пор плохо кормила? Мало мне позора, что ты худой, как циркуль!
Ну, я люблю, когда все в доме есть. А буду я это есть или нет — другой вопрос, — сын догрыз свой пирожок, сладко потянулся и пошел валяться снова на диван — у него там рабочее место.
Сбылась мечта рокера!
Как и у младшего — лекции он теперь слушает в наушниках, не вставая с постели и даже не открывая глаз.

Ты думаешь, для вас Аврора стреляла, — горько причитаю я, стоя над душой. — Университет сам домой приходит! А как ты экзамены сдавать собрался?!

Уже сдал, промежуточные, — промурлыкал младший, уютно подложив под голову ладони. В наушниках квакает голос препода, в ногах валяется, раскрыв пузо, собачка.
"Погодите, — в бешенстве драя раковину, думаю я, — пусть только этот бардак закончится, я вам устрою режим, а пока по законам военного времени пусть балдеют, сколько могут".
Кормилец же продолжает носиться как белка в колесе: работа перешла домой, поэтому меня выперли из спальни, с моего нагретого рабочего места.
По его энтузиазму можно решить, что это именно он устроил мировой тарарам, чтобы освоить новые технологии, программы и какую-то загадочную "Трелло" и самое главное — внедрить все это в коллектив.
Проходя мимо него с ворохом белья, вижу на экране скорбные лица сотрудников: начальник вдохновенно ведет их за собой в неведомые светлые дали, а им даже похихикать над ним никакой возможности нет.
Теперь в каждой комнате кто-то работает, а мне досталась кухня.
Но и там меня достают.
1 из 3
Тинатин Мжаванадзе с мужем
2 из 3
Книги Тинатин Мжаванадзе
3 из 3

Корги по кличке Лили — собака Тинатин Мжаванадзе

1 из 3
Тинатин Мжаванадзе с мужем
2 из 3
Книги Тинатин Мжаванадзе
3 из 3

Корги по кличке Лили — собака Тинатин Мжаванадзе

Каждый должен внести свою лепту в семейный бюджет, — энтузиастически блестя глазами, вещает кормилец. — Какое у нас главное полезное ископаемое? Мама и ее кулинария! Начинаем делать ютьюб-канал!

К обсуждению привлекли всех членов семьи.
Я, как владелец интеллектуальной собственности, сказала: "А) вот сейчас надо начинать, да? А сколько раз я вас просила: вот же камера, полон дом операторов, но нет, вам некогда было, а сейчас я не выйду в эфир как пугало; б) надо делать на английском, я уже давно все придумала, надо только делать надписи, и все! И в этом нам поможет Мишель!"
Мишель (младший):
— Погоди, ты хочешь делать стандартные видео, как у всех? Ну, извините, я на такое не подписывался, у меня свое видение, своя концепция! Если я возьмусь, то уж только какое-нибудь искусство, а не эти ваши пошлые кастрюли!
Я:
— Ты хочешь кулинарию в стиле манга? Предложи конкретно!
Мишель:
— Ну вот, сразу — конкретно! Мне надо подумать, создать концепцию...
Я:
— Пока ты придумаешь, карантин закончится!
Кормилец:
— Он прав! Надо сделать что-то такое, чего ни у кого нет! Например, Сандро напишет специально для каждого выпуска новую песню! У нас же в семье полный стафф!
Сандро, переписываясь в телефоне с девушкой, наконец обращает внимание на нас и поднимает глаза:
М? Какие еще новые песни? Бесплатно?!
Мишель:
И, кстати, сколько вы мне будете платить: за каждую серию отдельно или еще дополнительно за идею? Меня устраивает второй вариант.
Сандро:
Платить? Если платить, то я не против. Но я одну мелодию напишу, и хватит, а вы потом за каждую серию платите.
Кормилец:
Всем только плати! Так! Ты, моя дорогая, напиши сценарий, купи продукты, накрась лицо и разбуди нас, а мы встанем и все снимем! И, кстати — я сам могу тебя постричь!
Я (после напряженного молчания):
Идите знаете куда? Не хочу никакие видео, мне полы еще мыть и всю обувь хлором!
Все (хором):
Ну вот, как обычно, мама все портит!
1 из 3
Грузинское блюдо чакапули. Пасхальный завтрак у Тинатин Мжаванадзе
2 из 3
Грузинский пирог с тархуном и сыром по рецепту Тинатин Мжаванадзе
3 из 3
Мегрельское харчо по рецепту Тинатин Мжаванадзе
1 из 3
Грузинское блюдо чакапули. Пасхальный завтрак у Тинатин Мжаванадзе
2 из 3
Грузинский пирог с тархуном и сыром по рецепту Тинатин Мжаванадзе
3 из 3
Мегрельское харчо по рецепту Тинатин Мжаванадзе
Вообще в семье внезапно на первые роли выдвинулся Мишель — до сих пор он у нас проходил по разряду "милый, но странненький ребенок". Оказывается, у нас в доме годами тихо вызревал специальный человек по карантину.
Мишель полностью подготовлен к общению с миром через интернет — дитя миллениума. Он еще не разговаривал, но уже мастерски рубился в GTA, я ему запрещала и ужасалась, и на этом мое понимание застряло. А его мозг тем временем щелкает как орешки непосильные для нас задачки компьютерных программ.
Только и слышно:
— Спросите Мишку, как это делается!

Мишель закатывает глаза и идет учить дремучих пещерных людей, как выживать в новом мире. А я все думаю: какое счастье, что мои дети уже выросли и мне не надо их развлекать.

Наринэ Абгарян — об итальянских мэрах, карабинерах с огнеметами и йоге
Кормилец перед сном снял очки и положил рядом на тумбочку.
Все. Больше их никто не видел!
Ты взяла мои очки? — на всякий случай спросил он, хотя прекрасно знает: очки для чтения мне не нужны.
Но больше спрашивать некого — в нашу комнату заходит только кошка. А кошка на такие вопросы не отвечает. Впрочем, на другие тоже. Допустим, она очки не брала, но могла скинуть.
Обыскали все — очков нет.
Собака на вопрос вскочила на колени и стала лизать руки.
Ах ты, моя красивая девочка, — сказал кормилец и забыл про очки. Но не забыла я. Потому что карантин — и новые мы не купим!
Перетрясла все напрочь, включая собакин домик — нет.
Сидим задумавшись.
Эврика! Надежда Павловна нам поможет!
Кормилец посмотрел на меня без особого изумления — привык, что жена вечно упоминает каких-то неизвестных женщин с русскими именами.
После короткого диалога и представления ему НПК он махнул рукой и ушел говорить по телефону, но позже я ему напомнила.
Не спрашивай, кто это и почему именно "дарить", просто делай, что я говорю. Итак, повторяй: "Надежда Павловна Каханова, я дарю вам свои очки".
Сложнее выражения на лице дорогого Давида я не видела никогда.
— А почему у нас нет своей грузинской женщины для поисков?!
— Не знаю, — отмахнулась я. — Есть еще Святой Антоний Падуанский, но итальянский язык учить вообще некогда.
Надежда Павловна Стаханова! Бери мои очки, не хочу!
Каханова, — поправила я. — Она обидится.
Надежда Павловна Тарханова! Забирай мои очки, не нужны они мне!
Будешь дурака валятьне сработает. Каханова!
В третий раз невод был закинут правильно, и кормилец сел с видом ребенка в цирке.
Ну?!
А теперь жди.
Кругом аферисты, — разочарованный кормилец посмотрел на кошку.
Она жмурилась, как будто самолично получила сведения от Надежды Павловны.
И что вы думаете? Ровно через пять минут меня осенило — и очки нашлись в кармане халата.
Спасибо дорогой Надежде Павловне!
Гузель Яхина: "Пандемия — это прививка против агрессии"

Проект "Изозоляция" обойти стороной я не могла. Самостоятельно сделала две реконструкции — Бакст и Рубенс. Но нужно для круглого счета третью.

И вот на очереди картина Лоры Белоиван "Точка бифуркации". Оригинал висит на стене, груши надо только купить, и вместе с кормильцем сделать рыжие парики.
Море дел, море планов!
Вокруг веют воспоминания, надежды и мечты — как было хорошо и как снова будет хорошо.
Как снова приедет Лора, и Майкл, и Гела, и Мариша, и Теона, и все-все-все — и мы будем пить вино с друзьями в своем доме, временно превратившемся в корабль.
Как будем ехать в машине с опущенными стеклами — и справа мелькает и летит синее-синее море.
Как обнимаем давно невиданных людей, и все живы, здоровы и счастливы.
Может, мы и правда никогда так хорошо не жили, кто знает.
Но обязательно еще будем.
Строгий карантин в Израиле – врач о работе в клинике и жесткой изоляции