Творцы на карантине

Прививка от глупости: почему карантин многих отрезвит

Читать ria.ru в
В новом проекте Ria.ru — "Творцы на карантине" — ведущие современные авторы из России и других государств включаются в общую борьбу с коронавирусом. Литераторам, публицистам, режиссерам — творцам — предложили написать тексты, которые помогли бы вдохновить и поддержать, рассмешить и объединить читателей разных стран. Сегодня взял слово писатель и журналист Константин Кеворкян, эмигрировавший в 2014 году с Украины в Севастополь по политическим мотивам.

Константин Кеворкян

Пребывание в самоизоляции усиливает жажду перемен: хочется не просто выйти на улицу, но и вселенских изменений, желательно к лучшему.
В общем, "хотелось не то конституции, не то севрюжины с хреном", как говорил классик.
Мы добродушно пьем на брудерскайп с друзьями, пародируем в "Изо-изоляции" знаменитые картины, пытаемся продраться сквозь телевизионный ширпотреб. Но грядущие месяцы станут для нас куда сложнее.
Константин Кеворкян
Карантин — всего лишь передышка, чтобы мы могли сосредоточиться перед новыми, чрезвычайно интересными временами.
Мигом захлопнувшиеся границы национальных государств, пиратские налеты на медицинские грузы для других стран, презрительное равнодушие Еврокомиссии к судьбам тех же итальянцев... Многое можно припомнить, что дарует трезвое понимание реалий окружающего мира.
Однако отрезвление общества произойдет не сразу. Напротив, мировые СМИ и влиятельные политические круги постараются как можно быстрее восстановить статус-кво благо, память у информационного общества короткая.

Эйфория после победы над эпидемией подразумевает взрыв положительных эмоций, желание дышать полной грудью, наслаждаться вновь обретенной свободой передвижения, уличных шествий, международных фестивалей и слава богу.

Сначала опасливо, но потом все смелее страны и люди начнут возвращаться к привычному образу жизни. И, самое главное, к привычному образу мыслей. Окончание испытаний всегда завершается эйфорией, перерастающей то в Великую депрессию, то в лихие девяностые. Собственно, МВФ уже прогнозирует, что грядущий за пандемией мировой кризис будет соразмерен Великой депрессии.
Гузель Яхина: "Пандемия — это прививка против агрессии"
А тем временем в российскую жизнь вступает поколение непуганых, не помнящих чудовищных последствий развала СССР молодых людей. Будем надеяться, что пережитый форс-мажор отрезвит большую часть из них: покажет, что такое останавливающееся производство, каковы последствия разорения мелкого бизнеса, как ужасна массовая смерть от болезней.
Хотя найдутся и те, кто затянет песню о безудержном слиянии "со всем цивилизованным человечеством", о "второстепенности" наших национальных приоритетов, постарается переиначить преподанные пандемией уроки. Словно и не было напряженных, поучительных месяцев, когда стала отчетливо видна разница, к примеру, между разрекламированным артистом и жизненно необходимым инфекционистом.
Это не либерализм и не демократия, но привычка обитать в системе координат, которая при столкновении с общественной опасностью показала свою непригодность в условиях реальной жизни.

Будущим миром будут управлять по-настоящему суверенные державы: державы победительницы в битве с пандемией и последующим мировым кризисом. И Россия должна быть в их числе.

Три сценария коронавирусного апокалипсиса — все не так страшно?