Магазин общего режима: кого в России наказывают за кражу продуктов

Читать ria.ru в
МОСКВА, 30 окт — РИА Новости, Алексей Аликин, Анна Лушникова. Хлеб нарезной, колбаса сырокопченая, шоколад молочный — для большинства россиян так выглядит список покупок, а для кого-то это перечисление вещдоков в уголовном деле за кражу. И у некоторых поход в магазин закончится не словами "ждем вас снова", а сроком в колонии строгого режима. Действительно ли российские законы позволяют отправить человека в тюрьму за столь незначительное преступление — в материале РИА Новости.

Горький шоколад

Детдомовцу из Самары Игорю Шамину было 20 лет, когда он попался на краже шоколадок из магазина. Спрятанная под курткой коробка конфет ценой 1 600 рублей обернулась уголовным делом по статье "Грабеж" и скамьей подсудимых. В сентябре 2019-го Игоря приговорили к двум годам и семи месяцам колонии общего режима.
Это всколыхнуло общество — под петицией в защиту Шамина подписались десятки тысяч человек. Осужденному помогал глава организации "Домик детства" Антон Рубин, запросы по делу в разные организации отправлял депутат Госдумы Сергей Шаргунов.
"Мне по фану". Как подростки превратили воровство в магазинах в субкультуру
"Украл из-за того, что очень хотел есть. Шоколад — первое, что пришло в голову", — объясняет Игорь корреспонденту РИА Новости.
Это может казаться наивным или, наоборот, наигранным — однако только до тех пор, пока Игорь не начинает рассказывать о детстве.

"Мне было 11, я жил с бабулей. Она не справлялась со мной, я попал в приют, а оттуда — в детский дом. Были побеги, слезы, но вскоре пообвыкся там. Пацаны меня подтянули. Донесли вкратце, как нужно двигаться (общаться. — Прим. ред.) с нормальными пацанами. Научили воровать, подсадили на наркотики", — вспоминает Игорь.

К 20 годам у Шамина накопился солидный багаж правонарушений.
"Жилось тяжело. Когда вышел из детского дома, ахнул от накопленных денег и чуть не сел за наркотики. Три месяца провел в СИЗО, но в итоге мне дали три года условно", — говорит он.
Судимость, наркотики, в результате за мелкую кражу — девять месяцев в СИЗО, а потом — в новый "университет", колонию общего режима.

Колбасный магнетизм

Вот так можно оказаться на пороге тюрьмы за шоколадку, бутылку пива или батон колбасы.
Конечно, за мелкие правонарушения сажают далеко не всех. Из сотни краж до уголовного разбирательства доходят от силы одна-две, утверждают эксперты. Торговые сети могут возложить такие убытки на поставщиков и часто предпочитают решить проблему мирно. Не все потеряно, даже если подключается полиция.
В Петербурге похититель киндер-сюрпризов получил условный срок
У адвоката Вероники Ефремовой был случай с двумя девочками-подростками, пытавшимися вынести из магазина "Магнит" палку колбасы, кусок сыра и еще какую-то мелочь. На выходе их остановила охрана.

"Вызвали полицию, девочек развели в разные комнаты, чтобы получить признания, так часто бывает, — рассказывает РИА Новости Вероника. — Полицейские параллельно вели такие допросы — "сталкивали лбами" девочек, добиваясь, чтобы они оговорили друг друга. Закончилось все благополучно: примирением сторон. Девочки оплатили товар и принесли извинения магазину".

Если доходит до суда, обвиняемый все равно может отделаться штрафом или условным наказанием.
Так, в январе этого года безработная из Курской области вынесла из продуктового магазина колбасы на сумму более девяти тысяч рублей в пришитом к юбке тайном мешке. Вскоре она вернулась туда же вместе с несовершеннолетней дочерью, чтобы обокрасть торговую точку еще раз и с большим размахом. При задержании украденные продукты нашли не только под юбкой женщины, но и в карманах куртки девочки. Ребенка от уголовной ответственности освободили в силу юного возраста. Ранее не судимая мать-одиночка полностью признала вину, раскаялась и получила полтора года условно.
Житель Тольятти пытался украсть из магазина около 50 плиток шоколада
Условный срок возможен, даже если уличили в нескольких кражах. Юрист Антон Аранибар приводит такой пример. Семидесятидвухлетний мужчина попался в магазине "Пятерочка": несколько дней подряд он воровал самую дешевую колбасу и картошку. Позже выяснилось, что одинокий пенсионер жил в тяжелейшей нужде.

"Его родственники уехали куда-то далеко за рубеж, перестали о нем заботиться. Пенсия небольшая, он инвалид. Трудовой стаж тоже маленький. Почти все деньги уходили на коммуналку. Человека довели до отчаяния", — говорит юрист.

Пенсионера взяли с поличным, открыли уголовное дело. Но вмешательство общественников и депутатов не понадобилось. Суд учел обстоятельства и вынес мягкое наказание: полгода условно. Уточним, что при условном приговоре суд назначает обвиняемому срок, в течение которого он должен доказать, что исправился.

Срок за кусок

За кражу продуктов сурово наказывают в основном рецидивистов. Если выяснится, что правонарушитель уже был фигурантом уголовного дела и получил в том числе условный срок, чаша весов правосудия качнется в сторону обвинения.
Так, например, этим летом жителя Красноярского края приговорили к лишению свободы на год и десять месяцев в колонии строгого режима. Он проник в поселковый магазин, набил сумку продуктами, но ломтик копченого мяса решил съесть прямо на месте, где его и поймали. У злоумышленника уже было несколько судимостей, поэтому суд вынес строгое наказание.
Другой пример: в Иркутской области в магазин вломился пьяный. Набрал продуктов, алкоголя, сигарет, прихватив 200 рублей из кассы. Приговор — пять лет колонии особого режима. Проблемы с законом у него возникли еще в 2013-м, были уголовное дело и реальный срок. В марте 2016-го он вышел по условно-досрочному освобождению, но вскоре снова совершил преступление.
Очень голодный. Мужчина украл продукты на 700 тысяч рублей
Статистика говорит, что по статье "Кража" (ч.1 ст. 158 УК России) в 2019-м осудили 37 107 человек, однако свободы лишили лишь 9891 — примерно каждого четвертого. При этом в делах 27 тысяч обвиняемых были смягчающие обстоятельства. Как отмечают юристы, чаще всего речь идет о возмещении ущерба.
"Очень легко отделаться условным сроком, просто расплатившись за украденное, — говорит в беседе с РИА Новости адвокат Валерий Ванин. — Если потерпевшая сторона откажется от претензий к подсудимому, судья оставит его на свободе".
А отягчающие обстоятельства — это как раз рецидив.
"Либо не первое преступление, либо повторное, либо совершено в состоянии алкогольного опьянения. Людям, которые переступили эту черту, уже сложно остановиться", — отмечает Валерий Ванин.

Тонкая грань

Однако есть и другие факторы, влияющие на приговор.

"Любое уголовное право различает противозаконные деяния по опасности, дерзости и общественному отношению к ним", — поясняет корреспонденту РИА Новости адвокат, кандидат юридических наук Янис Юкша.

Если продукты крадут тайно — это статья 158 УК России ("Кража"), до двух лет тюрьмы. Когда злоумышленник на виду у всех вырывает их из рук продавца, его могут привлечь по статье о грабеже — до четырех лет. Наконец, с применением оружия или предмета, который можно принять за него, — уже разбой, а это статья 162, от пяти до восьми лет.
"Даже если там был детский пистолет. Тут важно мнение того, кого грабят. Если человек считает, что пистолет настоящий, — разбой. Потерпевший скажет, что ему угрожали оружием", — уточняет Юкша.
Играет роль и сумма ущерба: здесь четкая граница между уголовной ответственностью и административной. Мелкую кражу на сумму до 1000 рублей наказывают административным штрафом. Если больше — уголовное обвинение.

"Вернуть себя настоящего"

В образе страдальца, севшего за батон колбасы, больше выдумки, чем реальности, но перегибы на местах тоже бывают. Приговор мог бы сломать жизнь бывшего детдомовца Игоря Шамина, однако из-за общественного резонанса все сложилось удачно. Суд заменил реальный срок на два года условно и 300 часов обязательных работ. Выйдя из СИЗО, Шамин вернулся к учебе в техникуме, а вскоре получил ключи от положенной детдомовцам по закону квартиры.

"История редкая, парень вытянул счастливый билет, — отмечает в беседе с РИА Новости депутат Сергей Шаргунов. — Я тревожусь за его будущее, хотя он и обещал вести нормальный образ жизни. С другой стороны, этот случай показательный. У нас много несчастных ребят, брошенных родителями и государством. В подобных делах все зависит от позиции государства и общества. На сей раз государство проявило понимание".

Сам Шамин уверяет, что усвоил этот урок. "Я понял, что воровать — плохо. Сейчас у меня умерла матушка, бабуля болеет, поэтому мне сложно. Но планов на жизнь много. На первом месте — вернуть себя настоящего", — говорит Игорь.

"Нельзя плодить преступников"

В советские времена между покупателем и товаром нередко стояла суровая неулыбчивая продавщица, но сейчас такой формат торговли сохранился только в небольших магазинах. Уходящие вширь и ввысь полки гипермаркетов обманчивы доступностью, и плата подчас оказывается куда выше указанной на ценнике — особенно для тех, кого на преступление толкает не корысть или адреналин, а нужда.
Многие отделываются условным сроком, но судимость — это клеймо, которое ложится на всю семью обвиняемого. Сведения даже о снятой условной судимости остаются и могут помешать при попытке осужденного или его близкого родственника устроиться на госслужбу, в правоохранительные органы или в компанию с серьезной службой безопасности.
В 2012 году только что вступивший в должность главы МВД Владимир Колокольцев в интервью журналистам "Московского комсомольца" заявил, что закон об уголовной ответственности нужно менять.

“Возможно, (надо. — Прим ред.) задуматься над введением понятия уголовного проступка. Если гражданин украл в магазине кусок колбасы, его нужно наказывать в административном, а не уголовном порядке. Нельзя в таком количестве плодить "преступников" и отвлекать силы и средства от реальных задач", — подчеркивал Колокольцев.

По его мнению, тогда полиции будет проще работать, а поправки позволят не применять уголовное наказание за кражи с несущественным ущербом.
Продукты из магазина
Институт уголовного проступка до сих пор не ввели, хотя соответствующий законопроект внесли в Госдуму еще в 2018-м. Верховный суд предлагал распространить его на все преступления малой и средней тяжести в сфере экономики, совершенные впервые и без применения насилия. Документ передали на рассмотрение профильным комитетам Госдумы, но дальше он так и не продвинулся.
Если все же примут подобный закон, власти смогут смягчить наказания для более чем 80 видов преступлений, а у виновных не будет уголовной судимости. По оценке Верховного суда, это коснется 40 тысяч человек в год.