"Вылечу от всех болезней": почему африканец осел в российской глубинке

Читать ria.ru в
МОСКВА, 8 авг — РИА Новости, Мария Марикян. Шейк Дженг переехал из Гамбии в Россию 18 лет назад. Выучился на врача, в совершенстве овладел русским языком, женился. Тяга к медицине у него с детства — в школе вправил однокласснику вывих пальца, лечил друзей травами. Гамбийцы звали его "целителем" и выстраивались за помощью в очередь. Они надеются, что когда-нибудь Шейк вернется домой и откроет современную больницу.

Народный целитель

В Гамбию сорокалетний Шейк Дженг старается летать каждый год. Всегда берет лекарства для родных и соседей. Но из-за пандемии и закрытых границ поездку пришлось отложить.
"У нас медицина хоть и бесплатная, хорошие медикаменты все равно надо покупать. Везу антибиотики, средства для диабетиков, от давления. Даже скальпели для мелких операций — гнойник вырезать или фурункул. Как приеду — сразу очереди, — улыбается доктор. — Некоторые заранее отправляют результаты анализов по интернету, чтобы я назначил лечение".
Шейк Дженг
Дженг стал "врачом" еще без медицинского образования. Как-то один из друзей, играя в футбол, вывихнул палец. Шейк вправил его без особого труда, хотя раньше никогда этого не делал. Сразу пошел слух, что он лечит от любой болезни. Люди потянулись со всей округи: с болью в животе, в голове, с общим недомоганием, вывихами и ушибами.
"В Гамбии часто пользуются народными методами, я и мои близкие — не исключение. Там множество целебных растений. Я неплохо разбираюсь в травах, знаю, от чего они помогают, — рассказывает доктор. — У нас всегда предпочитали обращаться за помощью к соседу, ведь тот "плохого не посоветует".
Целителей у Шейка в роду никогда не было. Отец — портной, мать работала в торговле. В небольшой стране Западной Африки для большинства главный источник дохода — земледелие. Дженгу тоже предстояло выращивать кукурузу, рис или арахис. Но мечтал он совсем о другой жизни. Помимо медицины, интересовался художественной литературой, географией, футболом.
"Была хорошая возможность профессионально заняться спортом. Но все же решил стать врачом-хирургом, — вспоминает он. — Родные во всем поддерживали. С детства говорили, что я — другой. И верили, что у меня все сложится как надо".
Подготовка к операции

Из Гамбии в Суздаль

В 2002-м по программе обмена Дженг отправился в Москву, поступил в Российский университет дружбы народов. О суровом российском климате знал только из книг. В Гамбии непросто достать теплые вещи — спросом не пользуются.
"Мама все же нашла в секонд-хенде легкую пуховую куртку. Примерил и подумал: "Боже, как жарко. Наверное, в Москве в ней будет слишком тепло", — смеется Шейк.
В столицу прилетел в конце октября и продрог в этой куртке до костей — купил новую.
В первый подготовительный год у иностранцев — интенсивный курс русского языка. Только после этого их зачисляют на медицинский факультет. Дженг окончил ординатуру, аспирантуру, получил кандидатскую степень. Пока готовил диссертацию, работал в больницах Москвы и Подмосковья — ассистентом хирурга, затем оперирующим врачом. Основная специализация — болезни брюшной полости: аппендицит, холецистит, кишечная непроходимость.
"Строганину полюбил, а суп не признает". Как африканцы выживают в Якутии
Наладилась и личная жизнь. "Я приехал на конференцию в Сеченовский университет, заблудился в коридорах. Спросил у незнакомой девушки дорогу. Разговорились, обменялись контактами. И вот уже 15 лет вместе".
Правда, сейчас супруги живут порознь: она — в Москве, он — в Суздале. Почти год назад Дженгу предложили работу в Суздальской райбольнице.
"Съездил, посмотрел обстановку. Небольшой чистый город, все в пешей доступности, никакой суеты. В больнице устроили теплый прием. Главврач хочет вывести клинику на новый уровень, нужна профессиональная команда. Я согласился и нисколько не жалею", — говорит Шейк.

"Беспокоит моя внешность"

Суздаль хоть и маленький город, но от пациентов нет отбоя. Каждый день — по 40-50 человек. Кроме того, еженедельные дежурства в стационаре. По четвергам — выездные осмотры. Регулярно поступают экстренные больные — резаные ранения, падения, перитониты. Нагрузка большая, но хирург не жалуется.
"Самая сложная операция в моей практике длилась восемь часов. У пациента — кишечная непроходимость из-за спаек. Проще говоря, в животе словно паутина образовалась. Ее нужно убирать миллиметр за миллиметром. Очень долгая и кропотливая работа", — рассказывает Шейк.
У операционного стола
В больнице, по его словам, есть все необходимое. Не хватает разве что компьютерного томографа: "Но руководство активно работает над оснащением. Думаю, в ближайшем будущем он у нас появится, сможем проводить комплексные обследования".
Отвлечься от работы крайне сложно, признается Шейк. Помощь врача может понадобиться кому угодно в любой момент.

"Наша работа — постоянный стресс и недосыпы. Но я очень люблю то, чем занимаюсь. Бывают, конечно, моменты, которые выбивают из колеи. Иногда пациентов больше беспокоит моя внешность, чем их болезни. Такое случается редко, и все же неприятно".

С проявлением расизма доктор сталкивался и раньше. Застал времена, когда так называемые скинхеды до полусмерти избивали африканцев прямо на улице. "Слава богу, я не стал жертвой насилия. Но пострадали многие друзья. Сейчас такого нет".
В свободное время хирург играет в футбол за клуб Суздальского района. С супругой видится каждые выходные: "Расстояние — не помеха: сел на электричку и на месте. Жена меня во всем поддерживает, но на переезд пока не решилась, держится за работу. В Суздале с этим непросто".
На родине Шейка ждут с нетерпением и даже приводят в пример подрастающему поколению. Он с детства мечтал выбиться в люди, хотел обеспечить комфорт себе и близким. Вырос в глиняной хижине, жил вместе с матерью, бабушкой, дедом, тетями и дядями. Теперь у родных — добротный кирпичный дом с электричеством и водопроводом. Шейк скучает по Гамбии и не исключает, что когда-нибудь все же вернется домой.