"Бьют, не платят, унижают": что происходит с рабочими под Ростовом-на-Дону

Читать ria.ru в
МОСКВА, 29 дек — РИА Новости, Мария Марикян. Олег Шпотя осенью устроился на ферму в Ростовской области. По его словам, хозяин контролировал каждый шаг, не давал зарплату, за неповиновение грозился избить. Жалобы в полицию не помогли. О том, как удалось выбраться, — в материале РИА Новости.

"Из еды — вермишель на кипятке"

Олег работал пастухом в Астрахани. В ноябре поехал домой в Волгоградскую область. Планировал отдохнуть пару дней, а затем найти новое место. На автовокзале разговорился с таксистом. Тот рассказал, что знает небольшую ферму в селе Корсаки под Ростовом-на-Дону, где как раз нужны люди.
Созвонился с хозяином, тот пообещал крышу над головой, бесплатное питание и достойную зарплату без задержек. Таксист предложил подбросить — за счет работодателя.
"Я живу один, семьи нет. Очень нужны были деньги помочь сестре. И когда меня позвали на ферму, я, недолго думая, согласился", — говорит Шпотя.
Его поселили в хозяйственной постройке вместе с двумя другими работниками. Вместо окон полиэтиленовый пакет, в углу — печка. Санузла нет.

"Как ни топи, задувает, — рассказывает Олег. — Обещали дать спецодежду, но пришлось работать в своей. Мне поручили пасти небольшое стадо коров. Вещи стирал в тазике. Из еды только лапша быстрого приготовления".

Шпотя понял, что долго в таких условиях не выдержит. Решил дождаться аванса и уехать: "В кармане ни копейки, все отдал родным. Да и холодно уже было, я не мог просто взять и уйти".

"Бей их почаще"

Однако зарплату сильно задерживали, и вечером 23 ноября Шпотя вызвал полицию. Приехали трое сотрудников из Пролетарского района. "Осмотрели территорию, потом посадили в машину и пригрозили: если поеду в отделение, то там меня встретит хозяин. Дали понять, что ничем хорошим это не закончится".
На следующее утро он снова позвонил по номеру 112. По его словам, пришел участковый, снял отпечатки пальцев у всех рабочих, чтобы проверить, не объявлен ли кто-то из них в розыск. Хозяин фермы за этим наблюдал.

"Участковый сказал прямо: "Бей своих почаще, чтобы они меня от дел не отвлекали, — вспоминает Шпотя. — В тот вечер у меня прихватило сердце, лекарств не было, аптека далеко. Попросил помощи у хозяина. Он начал пинать меня: злился, что поднял шум. После этого у нас стали отнимать телефоны, проверяли, кому и куда звонили".

Олег все же успел пожаловаться родным. Те обратились в движение против рабства "Альтернатива". Волонтеры приехали на ферму в середине декабря, забрали Шпотю и еще одного рабочего — Юрия.
"Третий — местный пенсионер, ему некуда деваться, поэтому остался", — поясняет Шпотя.
"Уполз с перебитыми ногами": история ставропольца, сбежавшего из рабства
Волонтеры помогли рабочим добраться до дома: Юрию — в Подмосковье, Олегу — на хутор Амелино. Сообщили в полицию, но реакции не последовало.
Саид, хозяин фермы, обвинения отвергает. "Шпотя лжет! Ко мне уже приезжали с проверкой, опрашивали соседей, жалоб нет, — говорит он. — У нас хутор небольшой, восемь хозяйств. Все друг друга знают, даже двери на ночь не запираем".
По его словам, Олег злоупотреблял алкоголем и вызывал полицию пьяный: "Никто не отговаривал его ехать в отделение. Он не мог даже толком объяснить, зачем вообще позвонил. А участковый наш — порядочный, вежливый, настоящий профессионал. Шпотя на него клевещет".
Избиения Саид тоже отрицает. "У них холодильник забит едой, — добавляет он. — Всегда свежее мясо, колбасы, пельмени. Даже сладости. В общем, все что хотят. Ко мне из области с проверкой приедут. Пусть — мне скрывать нечего".
В пресс-службе МВД Ростовской области РИА Новости подтвердили: Шпотя обращался в полицию с жалобой на то, что его насильно удерживали на ферме. Участковый оперативно выехал на место, уладил конфликт. "Стороны претензий друг к другу не имеют", — уточнили в ведомстве. Назначена служебная проверка.
"Он тебя убьет". Как старшая сестра спасла младшую из рабства в Туркмении

"Жалоб не было"

Основатель движения "Альтернатива" Олег Мельников поясняет: если слова Шпоти подтвердятся, то хозяину грозит до двух лет заключения по статье 127 УК ("Незаконное лишение свободы с применением насилия"). Поэтому в ситуации нужно тщательно разобраться.
Это не первый подобный случай. Схема вербовки на фермы проста и давно известна: безработным или бездомным обещают питание, жилье и стабильный доход. Многие соглашаются. Только в Ростовской области из рабства каждый месяц вызволяют одного-двух человек.
Такая вербовка распространена в южных регионах, особенно в Дагестане. В столице же главный "поставщик" рабов — площадь трех вокзалов. Посредники, заключив с "клиентом" удачную сделку, предлагают выпить и подмешивают снотворное. Затем человека в бессознательном состоянии вывозят в другую область.
"На днях освободили женщину. Она ушла от мужа после ссоры, собиралась к подруге, была очень расстроена и подавлена. Этим воспользовались, подошли на вокзале в Ростове, распылили в лицо перцовый баллончик и отвезли на мусоросортировочный завод, — рассказывает Мельников. — Супруг обратился за помощью к нам. Еле нашли".
По данным "Альтернативы", там же удерживают еще около 15 человек.
Движение "Альтернатива"
С 2009-й по 2020-й в России завели почти сорок уголовных дел, связанных с рабским трудом. Волонтеры уже спасли более 1600 пленников. "Все они обращались в полицию, — говорит Мельников. — Однако доказать, что человека удерживали силой и заставляли работать, непросто".
К тому же в регионах полицейские неохотно берутся за расследование подобных дел. "Мы связывались с участковым района, где находился Олег Шпотя, — продолжает основатель "Альтернативы". — Тот утверждает, что жалоб не было. Но как такое возможно? По 112 звонят не просто так".
Мельников считает, что нельзя исключать коррупционную составляющую. Например, пять лет назад московского полицейского из Гольяново осудили за взятку. На подведомственной ему территории недобросовестные бизнесмены из Азербайджана и Казахстана открывали точки, где использовали рабский труд.
Для отвода глаз приплачивали участковому и говорили: "Заходи в любое время, бери что хочешь". "Так продолжалось, пока не приехали предприниматели из Воронежа. Полицейскому ничего не предложили, а ему это не понравилось, — объясняет Мельников. — Начал требовать мзду, и бизнесмены на него пожаловались".
Истории пропавших без вести, которых нашли спустя годы
Другая проблема — силовики не знают, куда на время расследования поместить вызволенных рабов, среди которых есть иностранцы. Специализированных центров нет, а людям буквально некуда идти: большинство без паспорта и крыши над головой.

"В столице 90 процентов попрошаек — с Украины. Людей заманивают обманом, обещают работу уборщицы, сиделки, а потом забирают документы. Была у нас бабушка с деменцией, почти два месяца выясняли, откуда она, затем отправили на родину", — говорит Мельников.

У "Альтернативы" есть шелтер, но количество мест там ограничено. По словам руководителя движения, в бюджете должны предусмотреть средства, чтобы силовики могли привлекать сторонние организации для расселения пострадавших.
Бывает так, что рабам есть где укрыться, но с побегом они не спешат, надеются, что им вернут документы. Мельников советует: лучше забыть про паспорт, сообщить в полицию, что его украли, и подать заявление на получение временного удостоверения личности.