06.08.2020 | 21:31

Коллекция Фёдора Рокотова и онлайн-проекты: о планах Исторического музея


Привлечь больше специалистов по онлайн-проектам и пересмотреть выставочную политику. Эти вопросы сейчас решают все музеи. И Государственный исторический музей — не исключение. За три месяца число подписчиков в его соцсетях достигло миллиона человек. Как живет музей сегодня — в репортаже Юлии Струковой.

Почти все значимые проекты Историческому музею пришлось перенести — в следующем году совместно с Эрмитажем представят выставку парадного костюма и экспозицию гравюр Дюрера. Общение с посетителями перешло в онлайн — за время карантина было опубликовано больше тысячи программ — лекции, интервью с реставраторами, хранителями.

«Мы будем переводить очень большой сектор нашей работы с детьми, мастер-классы, всевозможные кружки на удаленный режим. А с другой стороны этот удаленный режим дает возможность работать со всей страной. Во время пандемии на меня были переключены фактически все ресурсы, все источники поступления, вся почта и общемузейная, и моя как директора. И было очень интересно читать отзывы, и было много запросов просто человеческих с вопросами о том или ином памятнике, о том или ином событии», — рассказал директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин.

Тем временем Алексей Левыкин делится хорошей новостью — собраны средства на реставрацию памятника Минину и Пожарскому. Уже осенью начнутся работы. Тогда памятник снимут с постамента и он будет находиться в особом закрытом павильоне. Предполагается, что работы продлятся 29 месяцев.

Алексей Левыкин: «Реставрировать надо срочно. Главное, вот, на местах сочленения памятника и постамента существует и сильная коррозия, там существуют и определенные деформации, которые необходимо срочно исправлять».

Для посетителей музея пока сохраняются ограничения: масочный режим, продажа билетов в музей по сеансам, экскурсии не более чем для пяти человек, почти индивидуальные. Первая выставка после карантина — портретиста Федора Рокотова. Часть работ показывают впервые. Изучать художника — значит больше узнать о дворянстве XVIII века. Внебрачный сын Петра Ивановича Репнина, он сделал карьеру в Петербурге, но «своим» художником стал в московских имениях.

«Мы стремились представить Рокотова, как типичную фигуру главы мастерской — типичную для XVIII века, когда художник работал не один, а во главе мастерской. Это было маленькое производство», — отметила куратор выставки Людмила Руднева.

Ученики мастера могли, к примеру, позже переписывать наряды его моделей. Поэтому не так просто атрибутировать портреты кисти Рокотова. Вот это изображение Марии Абрамовны Волконской долгое время считалось работой неизвестного... О художнике говорили: он видит душу человека. Недаром в его портретах особенно выразительны — глаза. И именно с его портретов делали огромное количество копий. Многие из них стали хрестоматийными.

Юлия Струкова 
Новости культуры