0
2520
Газета Вооружения Интернет-версия

24.10.2008 00:00:00

Неоцененные "внуки" автомата Калашникова

Тэги: мвд, оружие, армия


У контрактной армии должно быть самое лучшее оружие.
Фото Алексея Матвеева

На минувшей неделе первый заместитель министра внутренних дел России генерал-лейтенант Михаил Суходольский сообщил о предстоящем перевооружении подразделений МВД. На смену автомату Калашникова (АКС-74У) и пистолету Макарова (ПМ), которым вооружены воины правопорядка, приходят пистолет-пулемет «Витязь», который, кстати, создан в Ижевске под руководством сына Михаила Калашникова – Виктора; пистолет-пулемет ПП-2000, разработанный в Туле; а также пистолет Владимира Ярыгина (ПЯ) «Грач», сконструированный опять-таки в Ижевске под усиленный 9-мм патрон 7Н21.

МВД ПОДАЕТ ПРИМЕР

Генерал объяснил решение милицейского руководства тем, что такое оружие наиболее удобно и эффективно для сотрудников МВД. Применять его им приходится в городе, на улицах, иногда в квартирах. Та дальность, на которую стреляет автомат Калашникова (до 3 км), здесь просто не нужна. Характеристики АКС – тоже чрезмерны. Кроме того, автоматная пуля «излишне жесткая», она сильно рикошетит от стен, и жертвой ее может стать не только преступник, но и ни в чем не повинный прохожий, находящийся даже в другом квартале от места происшествия. Американские полицейские «дробовики», по словам Михаила Суходольского, на расстоянии 100 м уже практически безопасны. А пули патронов «Витязя» при повышенной пробиваемости обладают меньшим рикошетом. Кроме того, пистолет-пулемет, что «Витязь», что ПП-2000, можно носить скрытно, под курткой или под кителем, не привлекая внимания тех, кому это не надо.

У стрелкового оружия, выбранного милицейским начальством для своих подчиненных, есть и другие достоинства. Например, уже упомянутая повышенная пробиваемость. «Витязь» может поражать живую силу, защищенную бронежилетом и находящуюся в автомобиле. А еще на него можно подвесить подствольный гранатомет, ночной и лазерный прицелы, другие приспособления, повышающие результативность огня. У ПП-2000 высокая скорострельность и кучность стрельбы. Он хорош в ходе проведения антитеррористической операции, при несении охраны важных государственных объектов, для дорожно-постовой службы ГИБДД. А преимущество пистолета Ярыгина перед «дедушкой» Макаровым в том, что магазин «внука» содержит 18 патронов, а не девять, как у ПМ. Более того, ствол «Грача» не «подбрасывает» вверх во время выстрела. Что опять же повышает точность и эффективность ведения огня.

Михаил Суходольский не сказал, когда вся российская милиция откажется от «Калашникова» и «Макарова». Заметил, что перевооружение будет идти постепенно, но достаточно быстрыми темпами. Хотя на это потребуется несколько лет.

Правда, милицейский пример не стал образцом для подражания Российской армии. Там с «дедушками» «Калашниковым» и «Макаровым» расставаться не собираются.

МИНОБОРОНОВСКИЕ ОДНОЛЮБЫ

Начальник вооружения Вооруженных сил России – заместитель министра обороны РФ генерал-полковник Владимир Поповкин в недавнем интервью одной из военных газет сказал, что армия и флот не намерены отказываться от автоматов Калашникова и пистолетов Макарова. Их произведено очень много и менять отлично зарекомендовавшее себя оружие на другое нет никакого смысла.

Так ли это? Позволим себе не согласиться. Но сначала немного о самом автомате Калашникова и его вариантах. Их, как знают специалисты, великое множество. Почти сто образцов. С пулей калибра 7,62 мм, как АК-103 и АК-104. С 5,45-мм пулей, как АКМ-74, АК-105, АКС-74У. А также с «натовской» пулей – 5,56 мм. Такие, как АК-101 и АК-102. Но есть еще автоматы с пулей калибра 9 мм – к примеру, малогабаритный «Вихрь», что весит всего 2 кг, и специальный снайперский бесшумный автомат АС.

Два последних не имеют прямого отношения к оружию, созданному легендарным конструктором Михаилом Калашниковым. Но в том или ином виде несут в себе его «родовые признаки» – в первую очередь отдельные конструктивные элементы. А еще – надежность, простоту в исполнении и обслуживании, легкость в применении и безотказность на поле боя, способность к постоянному усовершенствованию за счет применения дополнительных систем обеспечения боя – тех же дневных и ночных прицелов, подствольных гранатометов, различных магазинов для патронов┘. За что всегда и везде ценили и любили отечественное стрелковое оружие.

Однако давайте поговорим не об этих образцах, а о хорошо известных в среде специалистов, но так и не ставших родными для собственной армии неоцененных «внуках» автомата Калашникова – автоматах АН-94 «Абакан» и АЕК-971, которые, по мнению многих экспертов, считаются лучшими в своем классе стрелкового оружия. В чем-то превосходящими даже самого прародителя. В чем именно?

ПОБЕДИТЕЛЬ БЫЛ ИЗВЕСТЕН ЗАРАНЕЕ

Ответ на этот вопрос хочется начать с далекого от нас 1972 года. Тогда в нашей стране, носившей название СССР, был проведен очень закрытый и очень секретный конкурс среди конструкторских бюро стрелкового оружия для замены знаменитого АК-47, который к тому времени уже стал неотъемлемой частью государственного герба некоторых африканских и латиноамериканских государств. Например, Мозамбика и Никарагуа. Но войскам требовался более мощный и современный автомат, хотя и с пулей меньшего, «облегченного» калибра. Не 7,62 мм, как было принято до того, а с диаметром 5,5 мм, на который переходил тогда весь «стреляющий мир».

На государственные испытания были представлены одиннадцать автоматов. Но в финал вышли только три: АКМ (его автором был, понятно, Михаил Калашников), «Абакан» (его также представило КБ Ижевского механического завода, где работал знаменитый конструктор, хотя «отцом» новинки был никому, кроме узкого круга специалистов, не известный умелец – Геннадий Никонов), и АЕК-971, что привезли на конкурс конструкторы Ковровского механического завода, которыми руководил Александр Константинов. На Ржевском полигоне Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) – основного заказчика стрелкового оружия, эти три образца подверглись, без преувеличения, чудовищным тестам.

Их стволы, газовые каморы, магазины с патронами охлаждали в специальных холодильниках до минус 50 градусов. Затем, покрытые льдом, разогревали очередями до «кипения», пока не начинала капать вода. И снова засовывали в «морозильники». А они все равно стреляли. Без задержек и промахов. Правда, заметили испытатели, при прочих равных условиях первая пуля «Калашникова» всегда попадала в цель, а остальные веером уходили в сторону. У «Абакана» первые две ложились в шестисантиметровое «яблочко», у АЕК-971 – три пули.

Такая высокая кучность огня достигалась, как объяснил мне главный конструктор СКБ Ковровского завода Алексей Исаков, за счет того, что в «Абакане» применяются «плавающие» конструкции затвора и ствола, а у АЕК – специальный «балансир». Они в том и другом случае как бы компенсируют недостаток любого автоматического оружия – отдачу первого выстрела и удерживают стволы автоматов на заданной линии прицеливания. АЕК, кроме того, «снимал» еще импульсы от отвода пороховых газов и перезарядки затвора, что тоже резко повышало кучность и точность стрельбы.

Но эксперты ГРАУ посчитали, что автомат – не снайперская винтовка, для него высокая кучность – желательна, но не обязательна. Не обошлось и без «давления» авторитета Михаила Тимофеевича. «Калашников» – это Калашников. Менять знаменитый на весь мир бренд на никому не известных Никонова и Константинова никто не решился. И на вооружение был принят АКМ-74 (после памятных событий прошло еще два года до того момента, как он был запущен в серию). А «Абакан» и АЕК-971 на четверть века заняли место в музеях своих предприятий. Хотя и не навсегда.

ВРЕМЯ ДИКТУЕТ СВОИ ТРЕБОВАНИЯ

Дело в том, что развитие современного рынка стрелкового оружия, да и что скрывать, локальные войны последних лет показали некоторую «уязвимость» «Калашникова» перед уровнем тех требований, которые выдвигает бой перед нынешним пехотинцем. Среди них – кучность и точность автоматического огня оказались на одном из первых мест. А еще скорострельность. Достаточно сказать, что у АКМ она 600 выстрелов в минуту, у АЕК – 800–900, а у «Абакана» – 1800, что весьма существенно в перестрелке. Есть и другие сравнительные характеристики, о которых не принято говорить, чтобы не делать кому-то дополнительную рекламу или не повредить экспортному потенциалу того или иного вида оружия, а заодно и не ввязаться в спор вокруг легенды. А то, что «Калашников» уже давно не только оружие, но и легенда, никто не сомневается. Спорить с легендами – контрпродуктивно.

Словом, сегодня профессиональной, подчеркнем это слово, именно профессиональной, а не массовой и плохо обученной армии нужен для общевойскового боя автомат нового поколения. И он у России есть. Это модернизированный АН-94 «Абакан» и также усовершенствованный АЕК-971, которому пока не придумано такое же звонкое имя, как «Калашников». Но их боевая эффективность оценивается специалистами на 15–20% выше, чем у «предка».

Никоновский автомат уже принят на вооружение. После экспортных испытаний в разведывательно-диверсионных подразделениях армии и флота он пришел в войска. Но только – в спецподразделения. А константиновский, вернее теперь константино-исаковский, – в мотострелковые и танковые части. Тоже в отдельные подразделения. Правда, современных приспособлений для этого оружия, делающих его всепогодным и круглосуточным, превращающих в сложный и еще более эффективный стрелковый комплекс, я почему-то не видел. Этих приспособлений или нет, или их от вездесущей публики тщательно скрывают. Может быть, и потому, что перевооружать всю Российскую армию и ВМФ РФ на такие оружейные комплексы, как следует из слов генерала Поповкина, пока не предполагается.

Причин несколько. Во-первых, Вооруженные силы не полностью становятся профессионально-контрактными со всеми вытекающими отсюда последствиями. Обслуживать эти автоматы, ухаживать за ними значительно сложнее, чем за «Калашниковым». Не всякому по плечу и по умению. А, во-вторых, «Калашников» наверное еще далеко не исчерпал себя и не скоро исчерпает. У него потенциал модернизации очень велик. Так же как и огромен экспортный потенциал у легендарного оружия. Недавно, знают все, 100 тысяч «Калашей» закупила Венесуэла, там строится завод по его производству. Даже несмотря на протесты Вашингтона, которому не по душе появление еще одного серьезного конкурента американским М-16 и М-4 в Латинской Америке.

Не исключено, что АН-94 «Абакан» и АЕК-971 вскоре появятся и на международном оружейном рынке. Я их уже встречал на зарубежных выставках. На одной из экспозиций за границей даже видел возле нашего стенда такую надпись по-английски: «Возьми в руки этот автомат. Подержи его. А теперь попробуй положить обратно. Если не получается – значит, это то, что тебе нужно!»

Руководители наших армии и флота, видимо, иностранных языков не знают. Или им рекламные лозунги не переводят. А, может, просто они им не доверяют. Хотя, может, и зря. Так и остаются «внуки» автомата Калашникова недооцененными в родной стране.


Читайте также


Другие новости

Загрузка...