0
14
Газета Кино Печатная версия

01.11.2020 17:56:00

Милена Радулович: "Мы в Сербии влюблены в авторское российское кино"

Актриса, сыгравшая главную роль в "Кольской сверхглубокой", рассказала о том, почему в русском кино сегодня так много сербских артистов

Тэги: авторское российское кино, сербия, милена радулович, интервью


Фото сайта /wiki2.org/

В прокат выходит научно-фантастический триллер «Кольская сверхглубокая», основанный не только на реальной истории одноименной скважины глубиной 12 километров, но и на легенде о сверхъестественных событиях и явлениях на ее дне. Главную роль – ученого-эпидемиолога, которая отправляется под землю для исследования предполагаемых аномалий, – сыграла Милена РАДУЛОВИЧ, знакомая зрителю по военно-историческому боевику «Балканский рубеж». Кинообозреватель «НГ» Наталия ГРИГОРЬЕВА расспросила актрису о том, каково ей было сниматься в шахте, почему она стала учить русский язык и зачем она покоряет российское кино.

Как вы попали в этот проект и с чего для вас началась работа над «Кольской сверхглубокой»?

– После выхода «Балканского рубежа», который и зрителям, и коллегам понравился, я поняла, что надо попытаться попасть на максимальное количество кастингов – пока еще люди этот фильм ассоциируют со мной. Я понимала, что российский рынок перегружен фильмами и, если пройдет даже год, я не буду узнаваема. Я пробовалась на три проекта одновременно и утвердили меня на «Кольскую». То есть я пошла самым классическим путем, прошла четыре круга кастингов, в итоге уже даже вернулась в Сербию – и только тогда мне сказали «да».

До начала съемок вы знали что-то об этой скважине?

– Я ничего не знала, для меня это была абсолютно новая тема. Но как только я получила сценарий, сразу же прочитала все, что смогла найти. Удивительная история и с научной точки зрения, потому что все-таки глубина 12 километров, и в том, что касается окружающей ее легенды, которая является идеальным фундаментом для подобного жанра. Так что это первое, помимо самой роли, которая мне показалась сразу очень интересной, что привлекло мое внимание к этому проекту, и то, что это вымышленная история, но основанная на реальных событиях. Мне также нравилось, что у всех фантастических процессов, прописанных в сценарии, есть научное объяснение. Действительно, кое-что из показанного на такой глубине может быть. К тому же, когда мы работали над фильмом, началась пандемия, и мы поняли, что картина может быть еще и очень актуальной для 2020 года, когда все вынуждены носить маски и другие средства защиты от вируса.

Как вы сами относитесь к такому жанру кино?

– Я всегда любила и люблю фантастические фильмы, в которых есть какая-то философия. Например, «Облачный атлас» или «Бегущий по лезвию» – вот это мой тип фантастики, который мне нравится больше, чем «Чужой» или «Нечто». Но, чтобы подготовиться к роли, я, конечно, посмотрела все. Вообще подготовительный период у нас был очень долгим, что для сербского, да и для российского кино, насколько я знаю, редкость, – два месяца. Физические тренировки, читки, репетиции и прочее. За это время я в том числе поняла, что моему персонажу кое-чего не хватает. Мне сказали: «Ну напиши лучше». Я ответила, что я не умею, что я актриса, но чувствую, когда есть какое-то неправдоподобие. Мне опять сказали написать – я написала, и команде это понравилось. И сейчас я поступила в киношколу, где буду учиться на сценариста, так что именно этот проект открыл во мне какие-то новые способности. А что касается «Кольской», то мы с самого начала очень сработались со сценаристами и вместе что-то придумывали. И в итоге в фильме есть то, что мне самой интересно.

Вы сказали, что не являетесь поклонницей «Чужого», но в вашем фильме очень много отсылок именно к нему.

– Эти референсы – и «Чужой», и «Нечто» – были с самого начала. Но я действительно не была поклонницей именно этих фильмов. Так что мы постарались придумать для героини другой путь, показать, как она поменялась во время этого приключения. Например, очень важно и актуально, что она врач-эпидемиолог. В этом смысле мы попали в повестку, привнесли идею о том, что люди в этой профессии должны быть приоритетом, и нет ничего хуже, чем предательство этих принципов.

Насколько тяжелыми были съемки в замкнутом пространстве?

– В целом не могу сказать, что это было тяжело – разве что когда в павильоне стало очень пыльно из-за разных спецэффектов, взрывов, пиротехники. Все члены съемочной группы, кроме актеров, постоянно носили маски, так что, когда началась пандемия, им не пришлось даже привыкать. Но во всем остальном было очень комфортно. А вот по-настоящему трудно было на натурных съемках, под землей. Четыре смены по 14 часов мы провели на глубине 200 метров, в шахте в Мурманске. Вообще очень многие сцены сняты, так сказать, по-настоящему – например, в вертолете. Для такого жанра в «Кольской» очень мало компьютерной графики. Даже грим был настоящим, а ненарисованным – это, кстати, тоже своего рода отсылка к старым фильмам.

Вы прекрасно говорите по-русски, но каково это – играть на чужом языке?

– Мне понадобилось три года, чтобы начать свободно говорить, хотя сейчас я все еще работаю над произношением и исправляю какие-то ошибки. Сначала мне казалось, что русский так похож на сербский, а значит, будет легко. Но через год я уже плакала и думала, что никогда ничего у меня не получится. Этот момент проходит, становится легче, но надо, конечно, все время практиковаться. Гораздо большим препятствие стало то, что одинаково качественно играть на русском и на сербском мне было очень тяжело. Поэтому я не прошла здесь много кастингов – и дело не в произношении, которое всегда можно переозвучить. В итоге я нашла свою систему, и она работает, так как меня утвердили на «Кольскую». Теперь осталось освоить импровизацию. Потому что сейчас я усиленно готовлюсь, учу сценарий – текст «Кольской» я знала наизусть за месяц до начала съемок. Только так я могла что-то в процессе придумывать внутри роли, как и любой актер, и чувствовать себя на площадке абсолютно свободно. А вот импровизировать на русском я не умею, не могу пока что-то свободно сказать в кадре, четко придерживаюсь текста и не могу заменить одно слово другим.

Как и почему в вашей профессиональной жизни появилось российское кино?

– Нужно понимать, что Сербия очень связана в плане культуры с Россией, особенно если вы учитесь в Сербии на актера. Это и литература, и драматургия, постоянно играешь русские пьесы, смотришь советские фильмы, так что автоматически у актеров и режиссеров возникает какое-то увлечение. Я еще в школе хотела выучить русский язык, в том числе из-за любви как раз к русской литературе – хотела читать ее в оригинале. К тому же у Милоша Биковича началась тогда карьера в российском кино, и он нам всем своим примером показал, что это возможно. Все поначалу думали, что ему просто повезло, но он сам убеждал, что это открытый рынок, где не будет предвзятого отношения как к чужаку, иностранцу. И тогда я поняла, что нужно действительно учить язык.

В России вы уже снялись в двух масштабных проектах. Не хотелось бы попробовать себя в более камерном, авторском кино?

– Мы в Сербии влюблены в авторское российское кино. Я, например, большая поклонница Звягинцева. Но на такие проекты актеров выбирают и приглашают, как правило. Могу сказать, что в Сербии у меня уже была довольно долгая для моего возраста и успешная карьера, но «Балканский рубеж» изменил взгляд людей на меня и открыл мне много новых драматических ролей, что гораздо ближе моему темпераменту. Что касается «Кольской», то, если бы три года назад мне кто-то сказал, что я буду играть в таком фильме, что я буду драться на экране, я бы не поверила. Но мне это очень интересно. Еще в «Балканском рубеже» я мечтала, чтобы мне дали в руки какой-нибудь автомат или пистолет, но мне были позволены только слезы. Так что теперь я надеюсь, что будет больше разнообразных ролей, потому что если посмотреть на то, что я уже успела сделать, то окажется, что это очень разноплановые вещи. Ну и, конечно, учитывая, что я буду учиться на сценариста, мне бы хотелось самой что-то написать, создать что-то для себя, максимально близкое моего характеру и темпераменту. Например, психологический триллер.

Может быть, не только написать, но снять самой, в качестве режиссера?

– Я считаю, что пока я к этому не готова. Хотя изначально я мечтала учиться именно на режиссера. А на съемках «Кольской» меня настолько привлекла идея писать истории, влиять на развитие событий, думать об этом, находить решение, что в итоге я даже пошла этому учиться. Потому что сниматься легче, когда получается так глубоко работать над ролью. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...