0
776
Газета СНГ Печатная версия

01.03.2000 00:00:00

"Каких-либо опасений относительно интеграции в СНГ у нас нет"

Тэги: Казахстан, Токаев


- ВАШЕ НАЗНАЧЕНИЕ премьер-министром вызвало в Казахстане немало дискуссий. Впервые на должность главы правительства пришел профессиональный дипломат. Многими наблюдателями это объясняется особым положением Касымжомарта Токаева на казахстанской политической сцене - его непричастностью к борьбе кланов и группировок и в то же время авторитетом на международной арене и опытом работы в предыдущих составах правительства. Согласны ли вы с этими утверждениями?

- На протяжении нескольких лет, начиная с девяносто второго года, работая в Министерстве иностранных дел, я действительно был далек от клановых или олигархических "разборок" у нас в стране. Назначение же на должность премьер-министра было неожиданным, но в то же время оно в какой-то мере было предсказуемым. Президент, выступая на заседании парламента, подчеркнул, что несколько раз беседовал со мной на эту тему, и с моей стороны высказывались самые серьезные сомнения в отношении целесообразности прихода на должность премьер-министра.

Чем же вызвано это назначение? Сам факт, что политик становится премьер-министром в принципе достаточно общепринят в мировой практике. С другой стороны, для Казахстана это скорее всего вынужденная необходимость. Начиная с девяносто первого года правительства возглавляли экономисты всех профилей: специалист в области сельского хозяйства, макроэкономист, производственник и так далее. Может, не от сладкой жизни президент принял решение о назначении политика на эту должность, потому что сейчас необходимо, как мне представляется, и об этом мне говорил глава государства при назначении, консолидировать все силы, которые находятся в правительстве, вне его и в целом в обществе. Консолидировать на выполнение главной, пожалуй, задачи - обеспечение устойчивого экономического роста.

Несколько лет я руководил внешней политикой Казахстана, и за годы независимости основная внешнеполитическая задача, на мой взгляд, была выполнена: Казахстан стал узнаваемым государством в мире, сумел наладить стабильные отношения, прежде всего с соседними государствами. Наше государство определило свои приоритеты, из которых одним из основных, что вполне естественно, являются отношения с Россией. И главное, это то, что мы внешнеполитическими средствами сумели обеспечить хорошие условия для стабильного претворения в жизнь экономических преобразований внутри страны. В целом, я считаю, кто бы ни был следующим премьером Казахстана, это должен быть узнаваемый в мире человек. Ситуация сегодня такова, что премьер-министр является политической фигурой, постоянно ведущей сложные международные переговоры, и без известности, определенного авторитета в мировом сообществе выполнять ему свои функции весьма сложно.

Было также немало дискуссий по поводу многовекторности политики Казахстана, она вытекает, во-первых, из геополитического, географического положения нашей страны, во-вторых, из ее потенциала. Если даже Казахстан захотел бы замкнуться в каких-то узких пределах, стать провинциальным, региональным государством, ничего не получилось бы, потому что интерес к нашей стране в мире очень большой. Поэтому многовекторность - это вполне естественное состояние внешней политики республики.

- Если пришло время руководить кабинетом министров Казахстана видному политику, не означает ли это, что проблемы, стоящие перед страной, не в силах решить, как принято у нас говорить, экономисты-хозяйственники?

- Как я уже сказал, наверное, назначение политика на эту должность произошло не от сладкой жизни. Видимо, экономисты в значительной степени себя исчерпали или, может быть, даже скомпрометировали. Экономистов у нас, как известно, множество, масса докторов наук, людей, считающих себя специалистами в области финансов и в целом в экономике. Но положение в стране не подтверждает их претензий на какое-то особое понимание путей ее успешного экономического развития. Главное, мне кажется, в другом - в острой необходимости организовать работу, четко расставить приоритеты, настроить весь коллектив, который проводит экономическую политику страны.

Одним из приоритетов своего правительства я вижу борьбу с коррупцией. Это очень серьезная проблема, которая в будущем может реально поставить под угрозу национальную безопасность. Кроме того, нам нужно разобраться с расстановкой акцентов экономической политики, в условиях, когда Казахстан вступил, с одной стороны, на путь рыночных преобразований, а с другой - находится в Таможенном союзе, имея открытые границы. Здесь много различных факторов, осложняющих развитие нашей экономики. Нашу страну, огромную по территории, в принципе можно назвать небольшой по своему населению и удельному экономическому весу, поэтому большое значение для Казахстана имеют внешние рынки. Поднять производство - это одно дело, но обеспечить рынки сбыта, наладить спрос на нашу продукцию - это одна из первостепенных наших задач.

- Первым обвинением в адрес кабинета министров Токаева, прозвучавшим в казахстанской прессе, было "лоббирование интересов иностранных компаний" в республике. Чем, на ваш взгляд, вызваны эти обвинения?

- Не вижу ничего предосудительного в том, что одной из задач правительства является защита законных интересов иностранных инвесторов. Они должны работать в точном соответствии с нашими законами, но при этом чувствовать себя на территории Казахстана огражденными от правового произвола. Те чиновники, которые пытаются выкачивать из инвесторов праведными и неправедными путями различного рода, мягко говоря, материальные льготы для себя, наносят огромный ущерб прежде всего самому Казахстану. Иностранные предприниматели, подвергшиеся незаконным притеснениям, вправе негативно оценить свой опыт, что отнюдь не способствует инвестиционной привлекательности нашей страны. Кроме соблюдения центральными и местными властями законов страны применительно к деятельности иностранных инвесторов - никаких иных требований у них нет.

А обвинения в наш адрес появились в связи с тем, что мы твердо решили обеспечить выполнение закона "Об иностранных инвестициях" и отменили ряд дискриминационных мер местных властей в отношении одной американской компании, работающей в Павлодарской области. Разразился шумный, явно инспирированный газетный скандал, но он не поколебал нашей позиции: хорошая это компания или плохая, но она имеет право на то, чтобы условия контракта с ней в соответствии с этим законом не нарушались.

- В связи с относительной экономической стабилизацией в России многие связывают надежды на прогресс и в странах, интегрированных с этой страной. Какова точка зрения казахстанского правительства на возможные благоприятные перспективы экономики республики?

- Действительно, те государства, которые реально и наиболее тесно интегрированы с Российской Федерацией, пожалуй, могут выиграть, если там произойдет экономический рост. Недавно я встречался в Москве с первым вице-премьером правительства Михаилом Касьяновым. Он очень подробно мне рассказал о том, как развивается экономика России. У россиян очень оптимистический взгляд на будущее. Конечно, общий уровень жизни населения после дефолта упал, но тем не менее есть и позитивные его последствия, которые выразились в росте производства. Заметны, особенно в свете последних заявлений президента США Клинтона, успехи Москвы и в сфере внешней политики. При условии же реальной интеграции с Россией и проведении согласованной тарифной и курсовой политики Казахстан только выиграет.

События последних лет на мировой арене показали, что наиболее верный путь для нас - это интегрироваться с Российской Федерацией в области экономики, на двусторонней основе и в целом в рамках Таможенного союза. Других союзов пока для Казахстана не предвидится.

- Решены ли, по вашему мнению, такие сложные казахстанско-российские проблемы, как раздел акватории Каспийского моря, совместное освоение космоса, создание топливно-энергетической системы? И какие, быть может, новые задачи двустороннего сотрудничества стоят сегодня перед нашими странами?

- Шестого июля девяносто восьмого года на высшем уровне в Москве было подписано очень важное соглашение, дающее толчок к пониманию того, каким должен быть юридический статус Каспийского моря. Сейчас же идут переговоры о делимитации дна северной части Каспия. Я бы не назвал эти переговоры легкими, потому что здесь задействовано огромное число специалистов, большой объем материалов. Но тем не менее главное достигнуто - определен принцип деления Каспийского моря на национальные секторы по дну, в соответствии с принципом срединной линии.

- Значит ли это, что в данном вопросе возобладала все-таки казахстанская точка зрения?

- Да, это именно так. Мы всегда выступали именно за такой принцип деления, и в этой связи я очень благодарен российским специалистам. Не последнюю роль в таком решении вопроса сыграл и бывший министр иностранных дел России Евгений Примаков.

Очень перспективным направлением нашего сотрудничества видится создание совместной топливно-энергетической компании, у которого есть, конечно, критики. Опять же нас обвиняют в "сдаче суверенитета" и так далее. Это настолько большая глупость, что даже трудно ее комментировать. Казахстан абсолютно заинтересован в получении доступа на рынки России и через ее рынки в другие страны. Мы можем экспортировать свою электроэнергию и нуждаемся в этом экспорте. Кроме того, в связи с плохим управлением на Экибастузской ГРЭС-2, из-за отъезда некоторых специалистов, в том числе и в Россию, там сложилась трудная ситуация. И решить ее путем передачи части наших акций РАО "ЕЭС России" - оптимальный выход.

На вещи надо смотреть реально. Никакой сдачи суверенитета нашей страны нет и не будет - есть сотрудничество и интеграция. Никто флаг Республики Казахстан из ООН изымать не собирается. Надо понимать, что сейчас происходит глобализация, то есть теснейшее переплетение экономических интересов всех государств, и там, где есть возможность, они интегрируются. Нам нельзя отставать, тем более в процессе интеграции с Россией, которая находится рядом и, по существу, является близким государством для Казахстана.

Во время встречи в Кремле с Владимиром Путиным мы говорили как раз о том, что Казахстану Россия, конечно, нужна, но и России Казахстан ведь тоже нужен. И взаимное экономическое сближение должно подкрепляться именно экономическими действиями.

Это и энергетика, и нефть - в частности, строительство нефтепровода на Новороссийск. И космос - сотрудничество на Байконуре, несмотря на все трудности, все же я расцениваю наше взаимодействие в космосе очень положительно. И, конечно, в гуманитарной сфере. Настало время, чтобы на территории Казахстана были созданы российские вузы, российские гимназии, нужно проводить фестивали культуры, как это было раньше, - фестиваль, например, российской культуры в Казахстане. По этим вопросам были достигнуты конкретные договоренности между нашим президентом и исполняющим обязанности президента Российской Федерации во время их последней встречи в Кремле.

- Существуют ли опасения у казахстанского правительства в связи с последними событиями в России, связанными со сменой высшего руководства? Каковым в такой ситуации видится в Астане будущее СНГ и Таможенного союза?

- Все идет к тому, что Владимир Путин будет избран президентом Российской Федерации. Думаю, что это очень благоприятный исход для Казахстана, тем более что мы имели контакты с Владимиром Владимировичем и вели очень плодотворные переговоры. Каких либо оснований для того, чтобы беспокоиться о будущем СНГ или о будущем Казахстана в контексте Содружества нет. Мы всегда выступали за интеграцию, и это должным образом оценивается во всех странах, прежде всего в России. Мы считаем, что эта страна является ведущим государством в СНГ - надо об этом открыто говорить - в силу своего потенциала, высокого уровня демократии, в силу того, что рыночные преобразования здесь набрали очень сильные обороты. Поэтому мы будем содействовать России в развитии интеграции.

Российское правительство сейчас размышляет о том, вводить ли в действие договор о зоне свободной торговли. Мы с пониманием относимся к сомнениям российского руководства, потому что они связаны с большим объемом расчетов последствий этого соглашения для экономики России. Встречаясь с руководителями правительства в Москве, я говорил, что мы не спешим, мы, конечно, хотели бы, чтобы соответствующее решение было принято как можно быстрее. Но в то же время видим все те трудности, с которыми российское правительство сталкивается сейчас, особенно учитывая затраты на военную операцию в Чечне.

Что касается Таможенного союза, то это, как мы считаем, локомотив, ядро интеграции в СНГ. Таможенный союз успешно развивается. Каких-либо опасений относительно этих двух интеграционных объединений - Содружества и Таможенного союза у Казахстана нет. Все идет поступательно, так, как хотели бы мы и другие наши партнеры по СНГ.

- Однако в последнее время все реже звучит тема Евразийского союза, автором которой, как известно, был президент Назарбаев. Означает ли это, что идея не нашла понимания у лидеров СНГ?

- На начальном этапе эта идея действительно была воспринята лидерами СНГ с очень большой настороженностью. Может быть, это объяснялось обычной политической ревностью, поскольку идея принадлежала президенту Казахстана. Но, с другой стороны, идея имеет перспективу быть реализованной. Таможенный союз развивается, например, достаточно динамично, и, если там экономические процессы пойдут настолько успешно, что страны этого союза не будут испытывать друг к другу каких-либо подозрений, опасений, прежде всего в экономическом плане, ну а затем и в политическом, я не исключаю возможности того, что в будущем Таможенный союз сменит свое сугубо функциональное наименование на более широкое, политическое название - Евразийский союз. С естественным добавлением целого ряда политических функций, как, к примеру, делегирование каких-то политических полномочий какому-то наднациональному органу, как это прописано в концепции президента Казахстана о Евразийском союзе.

- После президентских выборов в прошлом году Запад сильно критиковал Казахстан, обвиняя его в несоблюдении принятых в ОБСЕ демократических стандартов. Каково сейчас состояние отношений республики с западными странами?

- Действительно, у нас был период полемики, дискуссии и взаимного недопонимания во время президентских выборов и, в меньшей степени, во время парламентских выборов в октябре прошлого года. Я несколько раз выезжал в США, выступал перед общественностью этой страны, в научно-исследовательских и политологических центрах, вел переговоры в администрации и в государственном департаменте, и везде я пытался разъяснить позицию Казахстана в отношении демократических процессов. Вопрос в том, что Казахстан начал большой, или, как раньше говорили, великий поход в сторону демократии, но постепенно. Понятно, что мы в одночасье тех стандартов, которые приняты в развитых европейских демократиях, к которым они шли столетиями, не достигнем. Но важен процесс, и очень важно обнаружить стремление к демократизации или отсутствие такового у руководства Казахстана. Я считаю, что события последнего времени показали - налицо стремление нашей страны соответствовать стандартам, которые приняты в Европе, и тем обязательствам, которые Казахстан принял на себя в соответствии с Копенгагенским документом ОБСЕ. На днях президент выступил на заседании Постоянного совета ОБСЕ с подробным рассказом о том, как Казахстан будет развивать демократию. Полагаю, что любой объективный наблюдатель сочтет все же необходимым сделать вывод о том, что движение вперед, в сторону демократии в Казахстане есть. Как бы то ни было, есть свободная пресса, которая жестко критикует и президента и правительство. Есть оппозиция, есть, как бы то ни было, обмен мнениями в обществе о том, как дальше развивать страну. Поэтому мы говорим о том, что Казахстан все же демократизируется.

Астана


Читайте также