0
1377
Газета СНГ Печатная версия

23.09.2000 00:00:00

Премьер-министр Казахстана Касымжомарт Токаев: "Мы должны решительней двигаться по пути интеграции"

Тэги: токаев, казахстан


Касымжомарт Токаев: "Казахстан не разочарован в СНГ, но..."
Фото ИТАР-ТАСС

- В ПРЕДДВЕРИИ визита в Казахстан президента России Владимира Путина в республике вновь заговорили об активизации двусторонних отношений. Как, на ваш взгляд, скажется этот визит на их состоянии и каков уровень интеграции наших стран сегодня?

- Я бы назвал нынешний этап наших взаимоотношений как период принятия конкретных решений в развитие тех документов, которые были подписаны в свое время на высшем уровне. Речь идет прежде всего о Декларации о вечной дружбе и союзничестве, а также о документах, определяющих нашу интеграцию в области экономики.

Если говорить о предстоящем визите в Казахстан президента Владимира Путина, то он, безусловно, явится большим событием в наших двусторонних отношениях. Мы к нему тщательно готовимся. Во время этого визита, в частности, речь будет идти о создании совместного казахстанско-российского энергетического предприятия на базе Экибастузской ГРЭС-2.

В свое время мне пришлось высказываться довольно резко в отношении темпов подготовки этого соглашения, в адрес наших чиновников, которые ранее с легкостью отдавали наши предприятия в собственность далеко не всегда солидных иностранных компаний, а теперь упираются по каждому пункту этого соглашения. А между тем речь идет о том, что половина этой станции оценена в 290 миллионов долларов США в счет долгов Казахстана перед РАО "ЕЭС России" за поставленную электроэнергию. Мне говорят, что это, мол, не долги Казахстана, а долги хозяйствующего субъекта, объединения "Казахстанэнерго", которого на сегодняшний день уже нет. Поэтому, дескать, не стоит признавать этого долга. Я же считаю иначе - долги существуют, хотим мы этого или нет. По долгам надо рассчитываться. В противном случае это пойдет только во вред сотрудничеству.

Более важно то, что настало время создавать крупные объекты сотрудничества с РФ. Мы говорим о вечной дружбе, а таких объектов нет. В Казахстане присутствует даже индонезийский капитал, а российского капитала нет. Это парадокс, это неправильно. Мы должны решительней двигаться по пути интеграции. И подписать этот контракт, несмотря на противодействие. Анатолий Чубайс, насколько нам известно, также подвергается давлению со стороны Государственной Думы, которая усматривает в его действиях ущемление интересов России. Получилась интересная ситуация - здесь ура-патриоты говорят, что мы, дескать, за бесценок отдаем станцию России, а там ему говорят, что он слишком много платит за то, чтобы приобрести 50% акций этой станции.

Кроме того, мы сейчас проводим интенсивные переговоры по Каспию. Как известно, в июле 1998 года было подписано соглашение между Казахстаном и Россией о делимитации дна северной части Каспия по так называемой срединной линии. В ходе последних переговоров возникла идея о том, что все месторождения нефти, находящиеся в районе этой линии, должны делиться 50 на 50 процентов, независимо от того, находится ли 10% на территории Казахстана, а 90% - на территории России, или наоборот. Если нам удастся достичь такого взаимовыгодного соглашения, то протокол будет подписан уже во время этого визита и мы избежим определения "модифицированная срединная линия". Другими словами, там, где есть месторождения нефти, в том числе и Хвалынское, они будут делиться наполовину.

Я знаю, что не все в России разделяют этот подход, но надеюсь, что практичность и здравый смысл возобладают. Кроме того, готовится документ о гуманитарном сотрудничестве. Это необходимо в свете последних событий, в частности после выхода России из Бишкекских соглашений. Однако я не верю, что проблема свободного передвижения граждан двух стран когда-либо возникнет между ними. Потому что это было бы противоестественно. У нас огромная граница, и люди передвигаются через нее постоянно.

Ведутся также переговоры об открытии генеральных консульств двух стран. Россия, видимо, откроет его в Уральске, мы же хотели бы открыть его в Астрахани.

- В Казахстане раздавалась критика в адрес россиян за то, что они отошли от ранее достигнутых соглашений в области энергетики. В частности, в расширении ранее согласованных совместных предприятий. Разделяете ли вы это мнение?

- Действительно, это произошло. На что мы указали во время переговоров в Москве - не следует опережать события, а необходимо идти согласно заключенным договоренностям. Может быть, в будущем и будет создана компания, вокруг которой пока идут споры, - с условным названием "Урал ТЭК", с участием, кстати, и американской компании "Аксесс индастриз инк.". Но на данном этапе нужно вести речь о том, чтобы создать совместное предприятие в рамках прежних договоренностей, придав импульс совместной работе энергосистем двух стран в параллельном режиме, что произошло в этом году. Для нас очень важно, что российская сторона обязуется обеспечить доступ казахстанской электроэнергии на российский рынок и через него - в другие страны. Анатолий Чубайс в своем письме дал такие гарантии. Мы видим готовность российской стороны к конструктивному сотрудничеству.

- Недавно вы обнародовали данные о росте казахстанского ВВП, чем он вызван?

- Да, в казахстанской экономике наблюдается рост. По самым скромным подсчетам, к концу этого года рост ВВП должен составить 5, может быть, 7%. Мы, так же как и в России, имеем основания говорить о том, что в новейшей истории нашей страны столь бурный экономический рост наблюдается впервые. Прежде всего он объясняется благоприятной внешней конъюнктурой. Затем я бы назвал грамотные действия фискальной части прежнего казахстанского правительства, поскольку оно сумело пройти буквально по краю пропасти, не позволив стране упасть в пучину кризиса. Ну, и конечно, действия нынешнего правительства по обеспечению благоприятных условий для экономического роста.

Сейчас стоит задача уменьшить зависимость казахстанской экономики от внешней конъюнктуры. Первое направление - создание собственных производств, насколько это позволяет отнюдь не большой казахстанский рынок. Второе направление - аккумулирование дополнительных средств. Мы будем и далее вести сбалансированную политику в отношении национальной валюты - тенге, чтобы поддерживать ее на должном уровне и в то же время помогать отечественному производителю. Здесь нашим главным партнером, товарооборот с которым непосредственно влияет на казахстанский рынок, является Россия. О скоординированных действиях с ней я намерен вести переговоры с Михаилом Касьяновым, с которым у меня сложились очень теплые, дружественные отношения.

Он прибывает в Астану 5 октября для участия в заседании глав правительств Таможенного союза. Мы также рассмотрим уставные документы новой международной организации на базе Таможенного союза с предположительным названием - Евразийское экономическое сообщество. Там, в частности, будет рассмотрена процедура голосования в Интеграционном комитете - не как ранее: одна страна - один голос, а как это происходит в Европейском сообществе, согласно потенциалу каждой страны. То есть, условно говоря, Россия как обладающая значительным потенциалом обретет больше голосов, чем, к примеру, Казахстан или Белоруссия, соответственно меньшее количество голосов получат Таджикистан и Кыргызстан. Но в каких пропорциях это будет - вопрос переговоров, которые состоятся 6 октября.

Затем это заседание глав правительств перейдет в заседание межгосударственного совета на уровне президентов стран-участниц.

В Казахстане отнюдь не разочарованы в СНГ, но в нем слишком много разных стран - по своему потенциалу и ориентирам. Поэтому страны, которые действительно хотят интегрироваться в экономической, а может быть, и в политической сфере, объединяются в новой международной организации, которая, я надеюсь, будет очень действенной.

- На "Саммите тысячелетия" в Нью-Йорке президент Назарбаев выступил с предложением усилить роль ООН в урегулировании конфликта в Афганистане. Не считаете ли вы, что ситуация вокруг афганской проблемы намного ухудшилась с тех пор, как талибы взяли Кабул, и не только ООН несет за это ответственность?

- На тот момент существовал еще Договор о коллективной безопасности, который с тех пор претерпел значительные изменения после выхода из него Узбекистана. Мы же считаем, что договор еще не исчерпал своей эффективности, и готовы работать в этой организации. Узбекистан же делает упор на налаживание двусторонних отношений в этой области, и в первую очередь с Россией, что естественно. Ибо, на мой взгляд, и не только я так считаю, а многие авторитетные эксперты, роль России в урегулировании этого конфликта велика и полезна. Так, в частности, высказался в беседе со мной лидер исмаилитов Ага Хан.

Вокруг Афганистана по-прежнему ведется большая геополитическая игра. Нынешняя ситуация в принципе берет свое начало с конца прошлого столетия. И, как это было прежде, у каждой стороны свои интересы: кто-то поддерживает талибов, кто-то - Северный альянс. Надо реально смотреть на вещи - в ближайшее время мир вряд ли восстановится на многострадальной земле Афганистана.

Что же касается ООН, то ранее уже предпринимались попытки усилить ее роль в урегулировании конфликта. Но все это оказалось тщетным. Мы же являемся сторонниками формирования коалиционного правительства Афганистана и никогда не умаляли значения движения "Талибан" в этой стране. В реальности это мощная сила, контролирующая до 90% территории страны. Однако пока этого не получается - руководство движения "Талибан" не хочет делить с кем-либо власть.

Требования же президента Казахстана вполне правомерны - роль ООН здесь должна быть более эффективной. Другое дело, что эта организация пока не располагает возможностями для того, чтобы реально способствовать восстановлению мира в нашем регионе. Примерно три года назад ООН приняла резолюцию об эмбарго на поставки вооружений в Афганистан. Приняла, не будучи уверенной, что когда-либо она воплотится в жизнь. В этом не столько вина, сколько беда ООН. Собираются в круг авторы какой-нибудь резолюции и страны, которые по известным им соображениям ее поддерживают. Резолюцию проталкивают через ООН, а затем о ней вспоминают лишь ее инициаторы и небольшое число ооновских чиновников. А поставки вооружений в Афганистан не то что прекратились, но, напротив, обрели массированный характер. Вот что имел в виду Нурсултан Назарбаев, говоря о важности повышения эффективности ООН.

Астана


Читайте также