0
1512
Газета СНГ Печатная версия

17.05.2001 00:00:00

Антироссийская риторика как способ борьбы за власть

Тэги: казахстан, россия, долг, скандал


ОЧЕРЕДНОЙ громкий скандал, связанный с проблемой урегулирования долгов Казахстана перед Россией, разгорелся после заявления, сделанного начальником следственного департамента КНБ республики Козы-Корпешем Карбузовым. Выступая перед журналистами, Карбузов среди расследуемых сегодня его ведомством дел назвал и приватизацию Экибастузской ГРЭС-2, стоимость которой некоторые казахстанские чиновники попытались занизить, в результате чего бюджет недополучил около 6 млн. долл.

Местная пресса сразу же вспомнила обстоятельства этого уголовного дела, главным "героем" которого является бывший исполняющий обязанности президента АО "Экибастузская ГРЭС-2" Асет Наурызбаев. Сегодня Наурызбаев находится в розыске и, по данным КНБ, скрывается за пределами республики - во Франции или в США. Пользуясь своим служебным положением, он несколько лет назад перевел значительную сумму денег в иностранные банки, и сегодня разыскивается по линии Интерпола.

Экибастузская ГРЭС-2 стала фигурировать в российско-казахстанских переговорах о создании на ее базе совместного предприятия два с половиной года тому назад. Тогда вставший во главе РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс приехал в Казахстан, чтобы урегулировать проблему долгов, которые республика накопила в период 1994-1996 годов, покупая российскую электроэнергию.

Переговоры были сложными, и в конце концов казахстанская сторона в качестве своего долга признала сумму в 239 млн. долл. США. Платить, естественно, было нечем, и решили передать россиянам некую долю в новом энергетическом СП, куда помимо ЭГРЭС-2 должна была войти линия электропередачи ВЭЛ-500 Экибастуз-Омск.

Идея заключалась не только в погашении долга за счет имущества станции и ВЭЛ-500, но и в том, что СП в дальнейшем могло даже экспортировать казахстанскую электроэнергию в Россию, на что рассчитывали местные специалисты.

Первый протокол о создании СП был подписан в ноябре 1998 года в Алма-Ате Анатолием Чубайсом и тогдашним министром энергетики, индустрии и торговли Казахстана Мухтаром Аблязовым и предусматривал долю республики в размере "не менее 25% + 1 акция". Но окончательное определение долей должно было состояться после оценки всего имущества, которое включалось в предприятие.

В августе 1999 года на имя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева было направлено письмо, подписанное заместителем председателя правления РАО "ЕЭС" Валентином Завадниковым, в котором утверждалось, что переговоры по созданию СП, а следовательно и по урегулированию проблемы долгов, искусственно затягиваются по вине некоторых казахстанских чиновников. Причем эти чиновники, как утверждалось, имеют личную заинтересованность в нужном для них решении проблемы долгов.

"Подтверждением этого, - сказано в письме Завадникова, - явилось предложение г-на А.К. Наурызбаева, высказанное им от имени министра энергетики, индустрии и торговли РК г-на М.К. Аблязова. Это предложение выдвигалось в качестве условия подписания протокола между председателем правления РАО "ЕЭС России" А.Б. Чубайсом и заместителем премьер-министра - министром иностранных дел РК К.К. Токаевым во время визита последнего в Москву".

Механизм реализации такой заинтересованности, как следовало из письма, заключался в занижении оценочной стоимости имущества Экибастузской ГРЭС-2 и высоковольтной линии ВЛ-500 и внесении ее в уставный капитал СП в обмен на долю в нем неких дополнительных учредителей - должников РАО "ЕЭС" на сумму дебиторской задолженности в размере около 130 млн. долл. По мнению автора письма, реализация этого предложения наносила ущерб бюджету Казахстана в целом в объеме от 280 до 430 млн. долл., но при этом была в интересах некоторых казахстанских "заинтересованных инвесторов".

Вскоре Аблязов был отстранен от переговорного процесса, а осенью того же, 1999-го, года и вовсе оказался вне нового правительства, сформированного под председательством Касымжомарта Токаева. Сыграло ли в этом какую-либо роль письмо Завадникова, судить трудно, но в дальнейшем события развивались явно в подтверждение того, о чем писал заместитель председателя правления РАО "ЕЭС".

Новое правительство Казахстана продолжило переговоры о создании СП, в котором теперь доля республики предусматривалась в размере 50%, и к тому же из состава предприятия была выведена ВЭЛ-500. То есть после Аблязова условия были явно для Казахстана улучшены.

Между тем отставной министр, вернувшись в бизнес, через принадлежащие ему казахстанские СМИ начал самую настоящую информационную войну как против самих этих соглашений, так и против РАО "ЕЭС России" в целом. Все это походило на сведение личных счетов обиженного и изгнанного чиновника, которому не дали извлечь выгоду, воспользовавшись неразберихой в вопросе о долгах. Основным тезисом Аблязова в этой кампании стало "ущемление национальных интересов Казахстана" со стороны РАО "ЕЭС". Вот лишь некоторые заголовки статей, в которых аблязовские СМИ рисовали картину "вторжения" россиян на энергетический рынок республики: "Кто пустил "Рыжего" в Казахстан?", "От чего предохраняется Чубайс?", "Финита ля комедия. Казахстан подписал полную капитуляцию".

Автора письма к президенту Назарбаеву Завадникова Мухтар Аблязов публично обвинил в клевете с целью отстранить его, принципиального и честного члена правительства, от переговорного процесса по реструктуризации казахстанских долгов. А сам этот процесс Мухтар Аблязов охарактеризовал недавно так: "Я считаю, что РАО "ЕЭС России" при поддержке своего государства, используя соглашательскую позицию некоторых казахстанских чиновников, просто вломилось в Казахстан и сегодня пытается захватить часть его экономики. Инвестор - это тот, кто приносит деньги. Кто вламывается на чужую территорию, а потом выносит деньги, называется совсем по-другому".

Это и ряд других заявлений явно антироссийского, а не только "античубайсовского" характера были сделаны Аблязовым после того, как местная пресса отреагировала на информацию КНБ, о которой упоминалось выше.

Дело в том, что Асет Наурызбаев - это и деловой партнер, и преемник бывшего министра энергетики, но он также и близкий его друг. И обвинения в адрес Наурызбаева неминуемо рикошетом бьют и по Мухтару Аблязову. Поэтому и вновь инициированная им "война" против РАО "ЕЭС" и проникновения в Казахстан российского капитала многими воспринимается как попытка отбиться от висящих над ним вот уже полтора года обвинений путем создания образа защитника национальных интересов, коим он всегда якобы был и остается.

Все это выглядело бы несколько иначе, если бы дело касалось только личных проблем отставного министра. Однако Мухтар Аблязов пользуется поддержкой определенных кругов окрепшей в последние годы молодой казахстанской буржуазии, их здесь еще называют младоказахами.

Интересы местных кланов и группировок, порою переплетающиеся или расходящиеся, в зависимости от обстоятельств довольно часто отражаются и на межгосударственных отношениях республики с ее внешнеэкономическими партнерами. Потому что представители этих "неформальных объединений" постоянно и ожесточенно борются за возможность ввести своих людей в правительство и вообще в руководящие государственные структуры. А попав туда, эти люди под прикрытием защиты национальных интересов, как правило, преследуют интересы корпоративные и клановые. Об этом не раз, кстати, с возмущением говорил и президент Нурсултан Назарбаев.

Поэтому активность одного из наиболее одиозных и неудачливых игроков на этом поле, а именно бывшего министра энергетики, здесь склонны отнести на счет ожидаемой осенью этого года смены правительства и стремления "свалить" не только премьера Касымжомарта Токаева, но и самую видную фигуру нынешнего кабинета - первого вице-премьера Даниала Ахметова, одного из самых компетентных местных руководителей.

И Мухтар Аблязов, видимо, рассчитывая вернуться во власть, использует при этом не только поддержку соответствующих группировок, но и громкую антироссийскую риторику.

Алма-Ата


Читайте также