0
1499
Газета Концепции Интернет-версия

02.11.2007 00:00:00

ОДКБ и СМИ против терроризма

Тэги: одкб, сми, терроризм, бордюжа


С 24 по 27 октября в городе Лимассол, Республика Кипр, прошла 3-я международная конференция «Терроризм и электронные СМИ», организованная Международной академией телевидения и радио (IATR). В ее работе приняли участие восемь десятков журналистов и представителей силовых ведомств из 18 стран мира. В том числе из Израиля, Индии, Франции, Марокко, Туниса, Сербии, Хорватии, Ливана и Греции – тех государств, где не понаслышке знают, что такое терроризм, и где так же неоднозначно относятся к тому, как показывают на экранах и освещают в печати борьбу с проявлениями экстремизма, ксенофобии и насилия.

Одним из спонсоров и активных участников конференции, которая прошла в серьезных и острых дискуссиях (как ни странно, в первую очередь внутри российской делегации) была Организация Договора о коллективной безопасности. О том, зачем ОДКБ этот непростой разговор и зарубежный антитеррористический опыт, «НВО» рассказал ее генеральный секретарь Николай Бордюжа.

– Николай Николаевич, второй год подряд конференция «Терроризм и электронные СМИ» проходит на Кипре. Не могу не спросить: почему избрано именно это курортное место?

– Идея проведения регулярных конференций на Кипре возникла здесь в прошлом году, во время работы очередного медиафорума. Мы увидели, что это очень интересная и удобная площадка для обсуждения крайне важных проблем, связанных с международной безопасностью. Рядом – Израиль, арабские страны, Европа. Республика Кипр в свое время подверглась агрессии. Вот уже больше 30 лет часть территории этого государства отторгнута страной, входящей в НАТО. Это место на Средиземноморье, куда очень удобно приезжать людям, которые представляют те или иные политические группы, часто противоборствующие, те или иные средства массовой информации, имеющие разные взгляды на актуальные события и проблемы. В том числе и связанные с борьбой против терроризма. Понять позицию другой стороны, обсудить ее в многосторонних дискуссиях, может быть, создать общую платформу для дальнейшей работы как раз и призвана наша конференция. Думаю, этим и объясняется то, что мы вновь собрались не где-нибудь, а именно на этом острове. Хочу добавить, что с каждым годом наши встречи и разговоры становятся все более глубокими и содержательными.

– А почему проблематика взаимодействия силовых структур и СМИ интересна ОДКБ?

– Мы были организаторами первых медиафорумов. Тех, что проходили в Геленджике и в Москве. Нам интересна практика разрешения конфликтов, практика воспитания толерантности в том или ином государстве. А так как мы занимаемся вопросами безопасности, прежде всего противодействия террору и экстремизму, распространению наркотиков, эти направления для нас являются важнейшими, поэтому нам было важно высказать свое видение проблем перед международными средствами массовой информации, выслушать мнение по этому поводу ведущих журналистов мировых СМИ. Считаю, что этот форум нас во многом обогатил идеями и мыслями, прозвучавшими на конференции.

– И, наверное, опытом взаимодействия со СМИ, что накоплен в других странах?

– Конечно.

– Одна из проблем, которая обсуждалась на конференции и по которой так и не было достигнуто единого мнения, это необходимость «обуздать информационную составляющую терроризма». Но как это сделать, если такая постановка вопроса входит в противоречие с обязанностью журналиста рассказывать обо всем, что он видел и знает, доводить до общества и правительства полученную им информацию? Причем не в «докладной записке», а через свою газету, через радио и телевидение, интернет.

– Думаю, здесь никаких противоречий нет. Все эти вопросы давно разрешены во многих государствах, в том числе и в России. Журналист должен объективно освещать происходящие события. Это его работа – давать свежую, достоверную информацию, анализировать те или иные факты. Но журналист не может пропагандировать террор, он не должен представлять террористов как неких Робин Гудов, борющихся за какие-то свои идеалы. Террорист – это бандит, отнимающий жизни. Причем у мирных людей. Террорист – это тот, кто посредством убийства пытается достичь своих политических целей. И тут однозначно ни один журналист не вправе «рекламировать» такой вид деятельности.

– Но ведь обязанность журналиста объяснить обществу, откуда взялся этот террорист, что привело его, подтолкнуло к преступлению. Он же не с Луны или с Марса свалился. Он вырос среди нас...

– Представитель печатного или электронного СМИ может и должен исследовать корни террора, те причины, из-за которых появляются террористы, что заставляет людей прибегать к террористическим актам. Это нормальная работа, а не пропаганда террора. Однако нельзя рисовать террористов борцами за правое дело, пропагандировать те методы, к которым они прибегают, чтобы добиться своих целей. Это человеконенавистнические методы. Тут надо быть очень осторожным.

– Иногда между пропагандой и информацией слишком тонкая грань.

– Не вижу тут проблемы. Одно дело информировать, подавать фактуру, анализировать ее. Другое – пропагандировать эти действия, рекламировать их, утверждать, что иначе ничего и никак невозможно сделать. Между информацией и пропагандой серьезное различие. Даже в словах и интонациях. Если журналист – гражданин своей страны, если он объективно понимает, что происходит, реально понимает, к чему может привести и приводит терроризм, он никогда не позволит себе никакого восхваления или оправдания терроризма.

– В ОДКБ входят страны, граждане которых исповедуют и христианство, и ислам. Между тем в некоторых выступлениях на конференции прозвучала мысль, что терроризм – это начало войны между религиями и цивилизациями. Даже приводились статистические данные, что большинство террористических актов на планете совершено представителями исламского фундаментализма. Какие совместные меры могут и должны принять члены ОДКБ для борьбы с терроризмом и для того, чтобы она не превращалась в противоборство цивилизаций и религиозных конфессий?

– Я давно занимаюсь вопросами безопасности, и у меня есть свое суждение, что такое терроризм. О причинах терроризма много мнений. Одни действительно утверждают, что это борьба цивилизаций. Другие заявляют, что это ответ слабых на действия тех стран, которые проводят политику государственного терроризма...

Убежден, что все эти разговоры не что иное, как забалтывание проблемы. Терроризм – это прежде всего насильственные действия по отношению к мирным гражданам для достижения своих политических целей. Хотя и под прикрытием религиозных и прочих лозунгов. Террористы убивают мирных людей. И не случайно, в ходе боевых действий за свободу своего народа, а целенаправленно – именно безоружных и ни в чем не повинных стариков, женщин, детей. Это первый и главный признак терроризма.

Кроме того, террорист – это человек, который добивается своей политической задачи, своих политических целей через насаждения страха. И чем более он дестабилизирует ситуацию в обществе, тем большего результата он достигает.

Тут, мне думается, не надо вводить никаких других понятий. Просто необходимо создавать те или иные условия в работе средств массовой информации с тем, чтобы мы правильно понимали, что такое террористическая деятельность и на что она направлена. С другой стороны, создавать такие условия для молодежи, чтобы они не вступали в ряды террористических групп. И организационные шаги, которые предпринимает сегодня ОДКБ, как раз и направлены на то, чтобы совместными усилиями стран, входящих в нашу организацию, противодействовать террористической деятельности. Здесь и повышение потенциала специальных служб, которые занимаются антитеррором┘

– Силовая составляющая этой борьбы?

– Да, конечно. Это и создание гармоничного законодательства, которое не препятствовало бы совместной борьбе против террора. Это и координация действий специальных органов. Это и создание в перспективе регионального антитеррористического потенциала государств членов ОДКБ, которые на коллективной основе будут способны противодействовать крупным актам террора. Это и создание информационной составляющей, направленной на создание в обществе обстановки, способствующей эффективной борьбе с терроризмом┘ Вот неполный перечень действий, которые мы планируем и осуществляем.

– Участие в этой конференции также направлено на создание такой обстановки?

– Естественно. Мы активно используем взаимодействие с неправительственными организациями для информационной работы. Все это – поле деятельности ОДКБ.

– Вспоминаю несколько медиафорумов, которые проводила ОДКБ. И, как понимаю, эта работа будет продолжена?

– Конечно. Работа очень важная. Считаю, что деятельность спецслужб по пресечению и предупреждению террористических проявлений – это только часть той работы, которую должно осуществлять государство по противодействию терроризму. А самое главное – это прежде всего информационная сфера. Работа в том числе и со средствами массовой информации. Для того чтобы создать информационный фон в государстве, не позволяющий людям, которые занимаются политической борьбой, использовать в своих интересах акты террора. У нас много политических групп, которые находятся в нормальной цивилизованной системе политической борьбы. И это абсолютно правильный путь. Если ты хочешь достичь своих политических целей – пожалуйста, осуществляй эту борьбу политическими средствами. Но не средствами насилия, не средствами создания хаоса и устрашения общества.

– Вы ни слова не сказали о религиозной составляющей терроризма.

– Знаете, я бы не стал выделять религиозную составляющую. Потому, что, как мы видим, есть террористические группы среди исламских фундаменталистов, как есть экстремистские группировки и православного толка. Мы с этим, кстати, сталкиваемся. Достаточно упомянуть скинхедов, которые преследуют прежде всего мусульман. Террористы встречаются среди католиков в Испании, в Ирландии и так далее.

Вопрос в другом. Как вы заметили, некоторые участники форума говорят, что сегодня подавляющее большинство террористических групп – это группы прежде всего мусульманского вероисповедания. Это так. Но это значит, что здесь не все в порядке в вопросах религии. Это значит, что исламское духовенство должно задуматься: а почему среди последователей пророка Мухаммеда появляются такие экстремистски настроенные люди, которые идут в том числе и на акты террора? Это вопрос. Но это не определяющее явление для оценки ислама.

– Но, может, это происходит из-за того, что именно население мусульманских стран сегодня наиболее бедное, обездоленное и униженное?

– Полагаю, что это не причина, а следствие той ситуации, которая позволяет легко рекрутировать в террористические группы большое количество молодых людей. Есть немало бедных, обездоленных христиан. И в их среде имеют место проявления терроризма. Но он не приобретает такого массового характера, как у мусульман...

Еще раз повторяю: это вопрос прежде всего к духовенству, к мусульманским иерархам. Они должны задуматься над этими фактами, поставить соответствующий заслон тем духовным деятелям, которые пропагандируют террор как средство политической борьбы. Но то же самое должны делать и представители христианского духовенства – православного, католического, протестантского┘

– На последнем саммите в Душанбе ОДКБ и ШОС подписали протокол о взаимодействии. Один из пунктов предусматривает совместную борьбу с терроризмом. Как на практике вы собираетесь решать данную проблему? Ведь ОДКБ позиционирует себя в первую очередь как военная структура, а ШОС – как политическая и экономическая.

– У ШОС есть свой антитеррористический центр. Взаимодействие с этой структурой, в том числе обмен информацией, проведение совместных информационных акций, другие точки соприкосновения ОДКБ и ШОС с учетом почти одинакового состава государств-членов дают нам возможность активного сотрудничества. В том числе и по созданию совместных программ антитеррора, программ по повышению потенциала входящих в наши организации стран, программ по анализу законодательства, приведению их к общему знаменателю┘

– Тем не менее ШОС старательно избегает решения каких-то проблем силовыми методами. Как бы подчеркивает свою отстраненность от каких-либо аналогий с НАТО или с ОДКБ. Хотя летом нынешнего года, как и в прошлом году, провела крупное антитеррористическое учение «Мирная миссия-2007», где отрабатывала именно силовые методы решения антитеррористических проблем.

– Здесь нет никаких противоречий. В рамках ШОС собирались секретари советов безопасности, министры обороны, начальники генеральных и главных штабов┘ У них присутствует силовая составляющая. Она, кстати, активно развивается. Вопрос другой. ШОС в отличие от ОДКБ имеет более широкий спектр задач. Среди них и экономика, и гуманитарное сотрудничество, и сотрудничество в сфере безопасности. А ОДКБ занимается только сферой безопасности. Это первое. Второе – у нас все-таки больший уровень интегрированности, больший уровень согласованности политики в сфере безопасности государств, которые входят в ОДКБ. Нам легче решать многие практические задачи, с которыми в рамках ШОС просто невозможно справиться.

ШОС занимается более широким спектром политических вопросов. Мы занимается специальными и военными. Считаю, что такое разделение сфер применения – очень неплохо.

Лимассол–Москва

Из досье «НВО»

Николай Николаевич Бордюжа родился 20 октября 1949 года в городе Орле. В 1972 году окончил Пермское высшее командно-инженерное училище. Проходил военную службу на различных должностях в органах государственной безопасности. С 1995 по 1998 год – заместитель директора Федеральной пограничной службы Российской Федерации, затем директор ФПС РФ. С сентября 1998 года – секретарь Совета безопасности, потом руководитель администрации президента России и председатель Государственного таможенного комитета. С 1999 по 2003 год – Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Королевстве Дания. С 2003 года – генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности.

Генерал-полковник. Награжден орденами Мужества, Дружбы и «За заслуги перед Отечеством» VI степени. Женат. Имеет сына.


Читайте также


Другие новости

Загрузка...