0
2
Газета Дипкурьер Печатная версия

05.09.2021 17:49:00

Талибы объявили о независимости Афганистана

Удастся ли новой власти остановить насилие и возродить страну

Николай Плотников

Об авторе: Николай Дмитриевич Плотников – руководитель Центра научно-аналитической информации Института востоковедения РАН, профессор факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук.

Тэги: афганистан, талибан, политика, общество, экономика, пандемия, ковид


Талибы отметили окончание 20-летнего американского военного присутствия в Афганистане. Фото Reuters

То, что талибы придут в Кабул, – ни у кого не вызывало сомнений. Это был вопрос времени. Но что режим Ашрафа Гани падет так быстро, стало большой неожиданностью. 31 августа американские военные покинули аэропорт Кабула. Закончился 20-летний период их пребывания на афганской земле. Представитель Движения талибов (ДТ, запрещено в РФ) Забихулла Муджахид заявил, что теперь Афганистан обрел полную независимость.

Многие задаются вопросом, почему боевикам в шлепанцах удалось так грамотно провести широкомасштабную операцию, отрезав Кабул от севера страны, а сторонников бывшего «Северного альянса» – от возможной ресурсной базы, взять под контроль границу по всему периметру, лишив режим Гани многомиллионных таможенных поступлений, и планомерно брать под контроль один провинциальный центр за другим. Почему в одних местах армия оказывала сопротивление, а в других капитулировала целыми соединениями во главе с командирами? Можно ли верить заявлениям ДТ и что дальше будет происходить в Афганистане?

Спланировать операцию, элементы которой были грамотно согласованы по целям, месту и времени, могли только профессиональные военные. При первом приходе талибов к власти в 1996 году это были пакистанцы. Сейчас прямых данных, кто это мог быть, пока нет. Но это вопрос времени.

Если судить по косвенным данным, то и второй приход талибов к власти не обошелся по крайней мере без Межведомственной разведки Пакистана (ISI). Она всегда была государством в государстве. Для многих осталась незамеченной фотография, появившаяся в блогосфере, на которой шеф ISI генерал-лейтенант Фаиз Хамид совершает совместно с одним из лидеров ДТ муллой Абдул Гани Барадаром намаз. Случайность? Учитывая, кто основал ДТ, кто продвигал его интересы и обеспечивал ресурсами в 1990-х годах, вряд ли.

В Афганистане традиционно сильны родоплеменные отношения. Где силой, где угрозами, где подкупом и увещеваниями талибы решали свои задачи. Кабул был занят без сопротивления. Афганская правительственная армия ожидаемо разделилась на пуштунов и непуштунов. Первые стали поддерживать талибов, вторые оказались в рядах нового «Северного альянса», который в Панджшерской долине во главе с вице-президентом Амруллой Салехом и сыном Ахмад Шаха Масуда – Ахмадом Масудом-младшим оказывает сопротивление талибам.

Чтобы удержать власть, военной силы недостаточно. Надо уметь управлять государством, у которого накопились огромные проблемы. Страна три года подряд переживает сильнейшую засуху, а 2021-й стал самым засушливым за последние 30 лет – около 40% посевов погибли. Уже не раз борьба за доступ к воде решалась с помощью оружия.

Треть населения, или 13,5 млн человек, нуждаются в чрезвычайной продовольственной помощи. Половина афганцев зависит от международной гуманитарной помощи. Голод и отсутствие безопасности заставили сотни тысяч людей покинуть места своего проживания. Никто не знает их точного количества. Осенью ситуация может стать катастрофической.

Никто не знает истинной картины по коронавирусу. Особенно в сельской местности. Системы медицинского и особенно ветеринарного обеспечения разрушены.

На руках у населения огромное количество оружия. В свой первый приход к власти талибы пытались его изъять, но против выступили племенные вожди, традиционно имевшие каждый свою армию. Это сразу же подорвало позиции талибов. И сейчас вряд ли племенная верхушка пожелает расстаться с оружием.

Судя по заявлениям, разница между талибами 1996 года и нынешними есть. Лидеры ДТ, по всей видимости, сделали соответствующие выводы. Но одно дело давать обещания, другое – выполнять их. А вот с этим пока не получается. С мест приходят сообщения о расправах над несогласными с талибами. Так, в Бадгисе казнен начальник провинциального управления безопасности пуштун Хаджи Мулла Ачакзай. В Газни талибы после пыток казнили хазарейцев. В Фарахе публично казнены на глазах у детей трое бывших полицейских. В Кандагаре на почве мести убиты более 100 человек. При этом талибы в Кабуле заявляют, что они запрещают кровную месть, а все споры будет решать шариатский суд. 29 августа из провинции Баглан пришло сообщение об убийстве талибами известного исполнителя национальных песен Фавада Андараби.

Вместе с тем из Кабула, Герата, Кандагара, Джелалабада приходят сообщения о начале работы рынков, магазинов, аптек. На улицах появились люди. По всей видимости, лидеры талибов понимают, что возврат к временам первого прихода к власти может вновь отвернуть от них людей.

Талибам, чтобы удержать власть, крайне важно добиться международного признания. 80% бюджета страны зависит от иностранной помощи. Но ДТ никогда не было однородной структурой. Есть политическое крыло, а есть военное, ведущее свою игру. Политическое крыло во главе с муллой Барадаром стремится, по крайней мере на словах, к установлению в стране приемлемого для международного сообщества режима. У тех лидеров талибов, которые реально руководят боевыми отрядами, свое видение будущего Афганистана.

Наиболее радикальные позиции в ДТ всегда занимали боевики «Сети Хаккани» (запрещена в России). Они координировали свои действия с иностранными террористическими организациями и бандформированиями. И маловероятно, что «Сеть Хаккани» прервет взаимодействие с ними после прихода талибов к власти.

Что касается сопротивления афганских таджиков в Панджшерской долине, то это свидетельство того, что страна никогда не была единой и ей грозит очередной раскол. Но говорить о том, что возрождается новый «Северный альянс», преждевременно. В ближайшее время вряд ли еще кто-то выступит с оружием в руках против талибов. Многие сторонники бывшего «Северного альянса» либо бежали из страны, либо вынуждены подчиниться более сильному.

Талибы объявили, что в ближайшее время сформируют новый высший орган власти. Маловероятно, что в него войдет кто-то не из состава руководства ДТ. Скорее всего там будут только свои. По прогнозам специалистов, ключевую роль в правительстве будут играть три человека. Это мулла Барадар – заместитель лидера ДТ по политическим вопросам, мулла Якуб Омари – еще один заместитель лидера ДТ, руководитель военной комиссии, и Халил Ар-Рахман Хаккани, представитель «Сети Хаккани». Первому прочат пост премьера и министра иностранных дел. Второй может возглавить военное ведомство, а третий – стать шефом Министерства внутренних дел.

Уже назначены некоторые министры, глава ведомства по вопросам госслужбы, руководители полиции в большинстве провинций и некоторые губернаторы. Но если на ключевые посты у талибов еще хватит своих людей, то с управленцами низового звена как в самой столице, так и в провинциях будут проблемы. Талибам придется по крайней мере первое время использовать чиновников бывшего правительства Ашрафа Гани.

На местах племенные вожди будут выжидать, как будут развиваться события и что им предложит новая власть. Будет идти традиционный торг. Такое в истории Афганистана было уже не раз.

Талибы – часть афганского общества. Но чтобы люди им поверили, талибам придется выстраивать нормальные отношения со всеми, независимо от принадлежности к религиозным конфессиям или национальностям. На деле надо доказать, что они не допустят расправ над религиозными и национальными меньшинствами, в первую очередь шиитами, учтут пожелания всех национальностей, особенно таджиков, узбеков, хазарейцев, туркмен при формировании власти в центре и на местах.

Реакция международного сообщества на приход к власти талибов выжидательно-настороженная. Никто не спешит признать ДТ в качестве легитимной власти в Афганистане. Даже ОАЭ и Саудовская Аравия, признавшие талибов в период их правления Афганистаном в 1996–2001 годах, сейчас проявляют сдержанность. Настрой у большинства – пусть талибы сначала докажут, что они настроены на примирение и созидание, что действительно порвали с «Аль-Каидой» (запрещена в России), выгнали из страны боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) и прочих джихадистов.

В Афганистане традиционно все построено на жесткой и грубой силе, договорах и подкупах. Бал всегда правит сильнейший. В борьбе за власть афганцы, как правило, создают союзы. Но когда она оказывалась в их руках, бывшие соратники нередко становились непримиримыми врагами. Талибы не исключение. Как знать, не начнут ли делить между собой власть и ресурсы отряды, подчиняющиеся соответственно командованию «Западной зоны» и «Восточной зоны». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...