0
6567
Газета Дипкурьер Печатная версия

16.01.2022 17:51:00

Самый страшный сон для Эмманюэля Макрона

Главный козырь действующего президента – управление Францией в условиях пандемии

Кирилл Привалов

Об авторе: Кирилл Борисович Привалов – журналист-международник.

Тэги: франция, политика, макрон, валери пекресс, пандемия, коронавирус


У Эмманюэля Макрона и Валери Пекресс разное видение будущего Франции. Фото Reuters

…Страдающий от раковой опухоли престарелый президент погряз в семейных разборках, сварах между соратниками и вынужден уйти из большой политики. На волне очередных выборов в Елисейский дворец прорвались молодые партийные «волчата», возглавляемые первой в истории Франции женщиной-президентом. Традиционные партии Пятой республики – социалисты, коммунисты, неоголлисты – обреченно теряют свой привычный электорат, и на смену им приходят «крайние» – левые и правые. Рулят же «организованным хаосом» беспринципные политтехнологи. Для них главное – любой ценой присосаться к государственной кормушке.

Таков сценарный пунктир увлекательного сериала «Черный барон», показанного по парижскому Canal plus, а потом разошедшегося по другим телепрограммам. Три многосерийных сезона подробного бытописания французской политической жизни. Аллюзии прозрачны, герои узнаваемы. Блистательный Нильс Арструп, ученик знаменитой актрисы русской эмиграции Тани Балашовой, воплощает образ президента, болезненно напоминающего Франсуа Миттерана. Популярный комик Франсуа Морель едва ли не как две капли воды похож на Жан-Люка Меланшона, лидера новых французских левых. Закоперщика межпартийных интриг экс-депутата – таких ловкачей на политическом олимпе пруд пруди – играет франкоалжирец Кад Мерад. А в центре фабулы – харизматичная, но лишенная малейшего обаяния президентша Амели Дорандё в исполнении Анн Муглалис.

Кино, конечно. Упрощенное зрелище для широких масс… Однако случайно или нет, создатели сериала предугадали некоторые знаковые события сегодняшней Франции. До первого тура президентских выборов остается менее 100 дней, и каждый из них грозит принести Пятой республике новую сенсацию. Ею уже стал прорыв в электоральную гонку Валери Пекресс.

«Только при условии появления Пекресс во втором туре выборов «матч» состоится», – пишет еженедельник Journal du dimanche, подразумевающий, что в случае дуэли с другими конкурентами Эмманюэля Макрона ему обеспечен второй президентский мандат. Если верить последним зондажам общественного мнения, Пекресс наберет в первом туре выборов 16,3% бюллетеней и займет после Макрона с его 24,9% голосов второе место. Итог же второго тура непредсказуем. Бывший министр и сегодняшний председатель совета Центрального региона Иль-де-Франс обладает двадцатилетним опытом большой политики и не зря зовется «французской Ангелой Меркель».

И в самом деле: поводов для сравнения мадам с «фрау канцлер» немало. Начиная с ее самых нежных лет. Юная Валери изучала русский язык, отец – известный врач, ветеран антигитлеровского Сопротивления, почитатель Толстого и Достоевского – направил ее, пятнадцатилетнюю, вместе с детьми французских коммунистов в лагерь советско-французской молодежи. Сначала – в Ялту, а потом – на берега Балтийского моря. Знание русского языка – поверхностное, конечно, – сыграло как-то с Пекресс, если верить ее рассказам, забавную шутку. В одном из интервью парижским журналистам Валери Пекресс рассказывала, что, будучи однажды в Москве в составе правительственной делегации, она была представлена на официальном приеме Владимиру Путину. Причем в этот момент было уточнено, что мадам Пекресс говорит по-русски. «Президент России посмотрел на меня с напряженной подозрительностью, как будто бы я была шпионкой», – будет вспоминать Пекресс.

Впрочем, близость в юные годы к коммунистам не помешала амбициозной девушке начать вскоре политическую карьеру в качестве советника Жака Ширака в Елисейском дворце. Тогда-то за ней и закрепилось прозвище, которое некогда было дано президентом Жоржем Помпиду самому Шираку: Бульдозер. Если Пекресс, мать троих детей и супруга, процветающего бизнесмена, идет к цели, препятствий для нее не существует. Республиканцы выбрали ее кандидатом в президенты – как она заявляет – «для восстановления гордости Франции и защиты французов». «Я чувствую гнев людей, бессильных перед лицом насилия и роста исламистского сепаратизма», – декларирует Пекресс. Она обещает сократить бюрократию, ввести иммиграционные квоты, проводить жесткую линию для защиты «закона и порядка». Идеал Валери Пекресс, как она сама считает, – нечто среднее между Маргарет Тэтчер с ее «твердой рукой» и Ангелой Меркель, умевшей находить консенсус даже, казалось бы, в безнадежных ситуациях.

«Война трех» – такова основная тема Journal du dimanche, вынесенная на обложку. И тут же, на первой полосе, – фото трио: Марин Ле Пен, Эрика Земмура и Валери Пекресс. Основных соперников Макрона. Их объединения или хотя бы видимого консенсуса на поле предвыборных баталий ждать, естественно, не приходится, а вот предвидеть завтрашнюю реакцию электората никто не берется. Тем более после недавних откровений президента, обещавшего «смешать с дерьмом» пять миллионов французов, до сих пор не вакцинированных. После этой фразы рейтинг доверия к главе государства буквально рухнул: теперь лишь один француз из трех еще считает Макрона «компетентным и убедительным». И тут появляется на поле битвы Валери Пекресс! Уверенная в себе, острая на язык, окруженная компетентной командой, составленной из проверенных на предыдущих выборах бойцов, поддержанная капиталами значительной части национального патроната, который недоволен методами управления экономикой Эмманюэля Макрона.

Эта блондинка для Макрона – его самый страшный сон. За ней гендерное преимущество, ведь бездетный Макрон, живущий в своеобразных супружеских отношениях с великовозрастной Брижит, решительно проигрывает в глазах избирателей – особенно в «глубинной Франции» – прекрасной семьянинке Пекресс, жене и матери. Она успевает и собственную карьеру делать – хорошо зная мир финансов, имеет опыт работы в качестве министра бюджета, – и по миру ездит, недавно побывала на подконтрольных российским миротворцам территориях в Карабахе, и на службу в храм по воскресеньям ходит, и, не гоняясь за рекламой, детей своих тщательно оберегает от папарацци… Рядом с дорожащей традиционными семейными ценностями Пекресс невнятный в личной жизни Макрон, выдвигающий на главные посты в своем окружении в основном мужчин, выглядит, мягко говоря, сомнительным.

А как же другие конкуренты? О них в суете с прививками как-то позабыли. Марин Ле Пен из-за пандемии вынуждена была отложить на февраль «программный» митинг, на котором собиралась заявить об официальном выдвижении своей кандидатуры. Глава правых «крайних» уверена, что, как и на предыдущих выборах, она выйдет 10 апреля во второй электоральный тур против Макрона. Мадам Ле Пен заранее вызывает его на телевизионные дебаты тет-а-тет в прямом эфире и обещает своей пастве быть в этом поединке более убедительной, нежели в прошлый раз.

А Эрик Земмур, шумно дебютировавший в походе во власть, вернулся из Армении, где, окруженный журналистами, общался с местным населением в расчете на позитивную реакцию потенциальных избирателей. Французы армянского происхождения – это не один миллион голосов. Земмур публично сетует на административные интриги против него. Журналисту пока что не удается собрать в свою поддержку 500 подписей должностных лиц, что необходимо для регистрации кандидата. Якобы на мэров и муниципальных советников, готовых поддержать Земмура, оказывается нажим со стороны властей: они грозят лишить слишком свободомыслящие муниципалитеты бюджетных субсидий.

Подобные ламентации в устах опытного полемиста вызывают у мэра Парижа Анн Идальго, выдвинувшей саму себя формально от социалистов, лишь скептическую ухмылку. Эта гранд-дама французской политики, дочь иммигрантов из Андалусии, ставшая первой женщиной-мэром Парижа, не скрывает своего брезгливого отношения к Эрику Земмуру, которого называет «популистом» и «ксенофобом».

На этом сумбурном фоне Эмманюэль Макрон не спешит официально объявлять о своих новых президентских амбициях. «Ничто не может сравниться с административным ресурсом. Президента выбирают не по программе, – считает политтехнолог Жак Сегела, приведший к власти президентов Франсуа Миттерана и Николя Саркози. – Сильные мира сего никогда не отдают на откуп другому то, от чего зависит их судьба».

Судьба же нынешнего президента в немалой степени зависит от форс-мажора по имени коронавирус. Пока что правительство решительно отрицает даже саму возможность отказа от предвыборных митингов и собраний из-за разгула «омикрона». Дескать, пандемия политике не помеха, несмотря на 400 тысяч зараженных в сутки. И тем не менее главный вопрос французских СМИ по выборам: состоятся ли они? Не получится ли так, что почувствовавший политическую почву, которая уходит у него из-под ног, Макрон возьмет и вообще отменит выборы на год или на два? Причина тому есть, и весьма уважительная: ковид – дело серьезное… Правда, подобный фокус Конституцией Пятой республики никак не предусмотрен, да и политики к такому резкому виражу ничуть не готовы. Однако как и чем вирус только не шутит? 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также