0
3956
Газета Культура Печатная версия

10.03.2020 18:41:00

Фабрика самоограничения. Марат Гельман курирует "Живопись минус"

Тэги: марат гельман, выставка, живопись минус


Цветные доски – просто и красиво. Фото со страницы ЦТИ «Фабрика» в Facebook

Выставку «Живопись минус», открывшуюся в Центре творческих индустрий «Фабрика», называют своеобразным продолжением знаменитого гельмановского проекта «Русское бедное», в 2008-м сделанного в Перми и год спустя привезенного в Москву в рамках III Московской биеннале современного искусства. «Живопись минус», по замыслу куратора, противопоставлена «живописи плюс». Последняя в том числе берет на вооружение новые технологии, нередко становится продолжательницей академической, а то и салонной традиции либо сподвижницей (или служанкой?) дизайна. «Живопись минус», как во вступительном тексте пишет Евгения Кикодзе, двигается «в сторону эскизности, нонфинитности – одним словом, в сторону самоограничения, той же бедности».

«Живопись минус», как и «Русское бедное», – надо понимать, одна из перманентных характеристик современного искусства, а совсем не тенденция какого-то «отчетного» периода. «Живопись минус» практикуют художники разных поколений – от Андрея Красулина до Ани Желудь и Ивана Новикова.

По какому принципу Гельман экспонентов – Семена Агроскина, Юрия Альберта, Александра Сигутина, Людмилу Константинову, Юрия Шабельникова, Хаима Сокола, Виктора Алимпиева, Ивана Лунгина, Аладдина Гарунова, Виктора Фрейденберга, Анну Егармину, Нику Земляникину, Викторию Шумскую – объединял, не всегда ясно. У иных эта «живопись минус», кажется, довольно легко может оказаться самой что ни на есть «плюс». Но получилось все равно любопытно: в качестве выставки «живопись минус» воспринимается каким-то фильтром, оптическим приспособлением для рассматривания картины мира. Или фильтром мировидения.

Потому что в этой разношерстной панораме, с одной стороны, можно вообразить себе взаимодействие с пейзажем, где есть, скажем, просто углы домов и – просто карточный домик; где есть «переводы» как бы на современный язык картин отечественной истории искусства, обращенные просто в цветные полосы наподобие телепомех на старом телеэкране; где есть просто свалка шин и есть просто пейзажи, в которых на холсте краска конкурирует с ассамбляжными вставками... Всё – просто. Быт здесь тоже есть – упрямое всматривание в бидоны для молока, или в ремень, или в морковь.

С другой стороны, и, конечно, с главной, это намеренно бессюжетный рассказ о способах (воз)действия живописи. Так Андрей Красулин повесил в одном зале доски. Доски – от ящиков, по ним прошла, будто случайно, кисть, кое-где между досок заткнут листок. Что напечатано – не разобрать. В другом зале такие ящики стоят на полу. В «Живописи минус» силен момент необязательности, заметят или нет. А известный по-своему медитативными видеоработами Виктор Алимпиев показывает живопись каких-то вспышек, молний, взмаха ресниц, отпечатавшихся в памяти (или в воображении), на холсте, опять-таки необязательным образом, неровно, «случайно», как будто снятых с «неправильной» выдержкой. Тоже медитативно. Недалеко от «полиптиха» с бидонами, аскетичных символов вещей у Ани Желудь, – другая «классификация» быта у Семена Агроскина. Картинка с лестницей вверх, в небо, в никуда, отдельные картинки с пилой, с фотоаппаратом, с морковью, с сумками, большие работы – просто с ведрами, со скамейкой... Написано эскизно и неаскетично, так, что, кажется, все дышит, споря с натюрмортностью быта.

Пока на алом панно с бахромой вороны, как будто ругаясь между собой, что-то клюют, то ли импровизированное распятие – или летящий над толпой огромный ворон – не до конца проступает из белой простыни. Третья работа – пустая ткань вроде рогожки. Вороны Хаима Сокола, на субъективный взгляд, кажутся размышлением о том, что такое образ, его появление/исчезновение, движение/постоянство.

Возможно, мы просто соскучились по гельмановским проектам. Прежде драйв от них – больше ли, меньше – зрители испытывали регулярно в гельмановской галерее на Винзаводе, но после того, как галерист из России уехал, – совсем редко. Гельман, надо полагать, эпатирует, говоря, что записывает в «живопись плюс» нескольких известнейших концептуалистов (поэтому на выставке их работ нет) – в том числе Илью Кабакова, – которые как раз всю дорогу от того, как определена сейчас «живопись плюс», дистанцируются. Но даже когда галерист нас провоцирует, нынешнему в целом вялотекущему художественному процессу это в плюс. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...