0
2192
Газета Культура Печатная версия

20.09.2020 18:34:00

Чу! Ча Ща. Андрей Ерофеев увел современное искусство в лес

Тэги: лес, выставка, ча ща, андрей ерофеев, современное искусство

On-Line версия

«Мебель в лесу» Павла Пепперштейна. 
Фото автора
В пироговском лесу, месте курортном, галерея JART задумала осуществить выход на природу современного искусства. Места возле Клязьминского водохранилища уже были освоены contemporary art. Длилось это недолго, да было ярко – фестиваль «Мелиорация», переросший в «Арт-Клязьму», относится к началу нулевых, но их в арт-сообществе вспоминают до сих пор. Вспомнил их и куратор нынешнего проекта «Ча Ща. Выставка в лесах» Андрей Ерофеев. В чащу он зазвал 28 художников разных поколений, сделавших 43 объекта. А на презентации выставки развивал, в частности, идеи о расколе арт-сообщества на микросообщества, о протесте против институций и ярмарок и об искусстве, созданном «без мыслей о покупателе».

Мыслей о покупателе, может, и не было, но неделю назад на ярмарке Cosmoscow как раз стенд галереи JART, представлявший собой миниатюрное превью нынешнего лэнд-арт-проекта, экспертным советом был признан лучшим. Не все объекты там были эскизами или макетами к тому, что выросло сейчас в лесу, но не в этом же дело. Впрочем, на вопрос «НГ» о том, куда объекты денут после закрытия выставки в конце октября, директор JART Александр Корытов ответил, что их планируют оставить здесь. Куратор настаивает на уникальности того, что галерея берется за объекты, которые не принесут прибыли.

Павел Отдельнов. Край чудес
Андрей Ерофеев, наверное, шутит, говоря, что зритель не очень понимает, что можно делать в лесу помимо, например, сбора грибов и что выставка переключает внимание с потребительского отношения на созерцание. В неофициальном отечественном искусстве второй половины прошлого века примеров ухода из города много, о них вспоминал и сам куратор, и участник выставки, член группы «Коллективные действия», известной своими акциями «Поездки за город», Георгий Кизевальтер. Кроме того, в этом году уже 15-летие отметил фестиваль лэнд-арта «Архстояние».

Еще куратор вспоминает японское понятие хикикомори («нахождение в уединении»), обозначающее отказ от социальной жизни. Цитирует стихи Хармса с исчезновением в лесу и говорит, что «Чаща» – не единственная выставка в лесах, которая проводилась русскими художниками. Но она первая, где спонтанно воплощен новый тип паркового художественного ансамбля, отвечающего новейшим веяниям ландшафтной эстетики. В общем, наверное, это стоит понимать как «чащу» самых разных устремлений. Главное, что художникам предоставили карт-бланш и не послали лесом.

Группа "Художественное Уединение".
Портреты деревьев
Одни из них говорят об эскапизме, иногда с политическим оттенком. Другие обыгрывают воображаемое превращение леса (это на самом деле не то чтобы совсем чаща: по словам Ерофеева, когда они пытались выйти работать за пределы предоставленной охраной Пирогово зоны, местные жители возмутились) в парк. И третьи, наконец, вступают в диалог с самим этим лесом.

Дмитрий Врубель и Виктория Тимофеева придумали «Бункер», оклеенный портретами политических и медийных персон (и освещенный модной лампочкой Эдисона). Там еще должна звучать какая-то из речей Путина, но во время показа работы журналистам так и не зазвучала, а в аудиогиде к «Бункеру» вообще (пока?) нет никакого текста. Игорь Макаревич и Елена Елагина, участники уже упомянутых «Коллективных действий», устроили «Арт-галерею в землянке», где экспонируют свой проект «Жизнь на снегу». Красные буквы «Россия – это край чудес, родился в ней и в ней исчез», установленные в траве Павлом Отдельновым, в темноте должны светиться. Художник собирает мемы, эту надпись он изначально увидел на одной из больниц: «Больница – это край чудес...», но потом она стала видоизменяться в таком расширительном духе.

Группа "Художественное
Уединение". Памятник шашлычной
В лэнд-арте обращаешь внимание именно на взаимодействие с конкретной средой, и, на субъективный взгляд, некоторые объекты, в которых речь идет о границах, заграждениях и ограничениях, доведенных до абсурда, воспринимались бы острее как раз в городском пространстве. Это, в частности, «Замкнутый круг» Ольги Божко с заградительной лентой или «Устройство для безопасной социализации» Георгия Кизевальтера с «клеткой» из пластиковых перегородок, по разные стороны которых оказываются он и она, или «Черезвычайная невеста» группы «МишМаш», – именно так, «через» – с перекрывающими друг друга оградами.

Некоторая нерешительность в том, быть лесом или не быть и стать парком, обыграна в шалашах, ставших у разных художников лесными соборами, в «Марсии», которого, как парковую скульптуру на зиму, Кирилл Асс «напрочь» законопатил досками, выставив на обозрение короб на постаменте. Но главным открытием этой разношерстной выставки стала новая, сложившаяся во время подготовки проекта, группа «ХУ» (Художественное Уединение). В ХУ объединились Ирина Корина, входящие в «Обледенение архитекторов» Илья Вознесенский и Алексей Кононенко, работающие дуэтом «ЕлиКука» Олег Елисеев и Евгений Куковеров, а также Ольга Петруненко. Ими сделано больше всего объектов, и в этом делании, даже если не все работы кажутся стопроцентным попаданием в цель, есть обаятельное веселое ребячество. То они ставят гранитный памятник шашлычной; то пускают бродить по лесу мангалы и мангальчики, как стадо лосей на тонких согнутых ножках; то устраивают фуршет, прилепив к деревьям столы, как древесные грибы; то пишут портреты елки и коряги в натуральную величину, выставляя на опушке леса гигантские холсты, будто на пленэр выходили великаны.

 Франциско Инфанте и Нонна Горюнова.
Вертикаль - горизонталь (паутина).
Фото автора
Взаимодействие именно с лесом, игра по его «распорядку дня» проявляется в «Вертикали – горизонтали» Франциско Инфанте и Нонны Горюновой. Когда солнечные лучи добираются до этих длинных-длинных веревок и начинают «перебирать» их беззвучные струны, объект делается похожим на паутину. Роман Сакин принес в лес «Карманную галерею» – небольшие белые рамки-коробки, которые можно поставить на всякие дары природы, превратив в камерную выставку. С малого на большое переводит взгляд Дима Филиппов. Тут, конечно, вспоминается диалог из «Заповедника»: «Я хотел бы знать, это дали или не дали? Если не дали, так и скажите». На краю леса Филиппов установил «Даль», огромные буквы, становящиеся рамкой для ландшафта. Типично пироговского. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...