0
3060
Газета Культура Интернет-версия

09.09.2021 14:24:00

Манифест свободы и новые кресла

РАМТ открыл 101 сезон

Тэги: тетр, рамт, открытие сезона, детский театр


Фото Екатерины Моневой. Предоставлено театром

Театр с трехчастной историей - Московский театр для детей – Центральный детский – Российский Академический Молодежный (РАМТ) - отметил вековой рубеж. За сменой названий стоят имена, даты, события… Праздничным вечером в честь столетия театр завершил цикл юбилейных мероприятий (см. “НГ” от 22.03.2021) и открыл свой новый век.

Обычно принято вспоминать «золотой» период театра - пятидесятые-шестидесятые годы. Когда после войны здесь поставил спектакль Георгий Товстоногов, а в середине шестидесятых - Петр Фоменко. Когда Центральным детским руководила Мария Кнебель и новую драматургию того времени, пьесы Виктора Розова, выводили на сцену Анатолий Эфрос и Олег Ефремов. Но сначала история театра, разместившегося впоследствии в архитектурной триаде слева от Большого напротив Малого, на Театральной площади, где и живет поныне, дважды начиналась совсем в ином месте на карте Москвы. Сегодня РАМТ стал театром на все возраста. А в гремящие 20-е создавать театральное искусство исключительно для детского зрителя было в новинку. “Меня интересует театр для детей, дети. А все зависит от взрослых”, - так говорила его основательница Наталья Сац.

«Леша, театр сломали! Теперь всю жизнь будем бесплатно работать», — кричит с шуруповертом в руках заслуженный артист Алексей Веселкин народному артисту Алексею Блохину. Они решили замуровать в стену послание будущим поколениям, но по неосторожности оставили зрительный зал Большой сцены без света. Конечно, это всего лишь розыгрыш — свет включили уже через несколько минут, но манускрипт Веселкин и Блохин подготовили к юбилею отнюдь не шуточный.

Они верят, что те, кто будет играть здесь через полвека, смогут выходить на сцену-трансформер из комфортабельных гримерок, репетировать в специально оборудованных залах, отдыхать в бане или сауне, восстанавливая силы перед спектаклями, а главное — получать зарплату, которая удовлетворит «самые смелые потребности». Но вдруг обнаружилось, что 50 лет назад в этой стене уже спрятали бутылку портвейна с точно таким же посланием. Конечно, РАМТ-юбиляр не отказался от возможности поиронизировать над скромными финансовыми возможностями в любую эпоху, но при этом показал, что изменения к лучшему все же происходят, — опять же не без юмора. Когда с приветствием выступил художественный руководитель Алексей Бородин, первым делом он объяснил, почему зал больше похож на ресторан: рабочие уже вынесли кресла, чтобы через несколько дней заменить их более удобными, а театр воспользовался случаем и расставил столики с вином и фруктами. Первый тост Бородин поднял за публику, особенно — за бельэтаж и галерку. По его словам, театр существует именно ради контакта со зрителями: «Для того, чтобы люди понимали, что они не одиноки, что еще есть кто-то, кто разделяет их проблемы и живет такими же жизнями».

Актеры назвали себя большой семьей в буквальном смысле: каждый из них здесь обязательно чей-то родственник по спектаклям РАМТа. Рассказывая о фамильных связях, Нелли Уварова отыскала в зале Дарью Семенову и представила ее гостям как свою маму в спектакле «Кот стыда». Семенова тут же вошла в роль и во весь голос ее отчитала: «Что ты несешь, зараза? Ты где была?» Следом за ними устроили перекличку и другие театральные мамы, папы, дети, бабушки и дедушки — от «Цветов для Элджернона» до «Горя от ума».

Фото Екатерины Моневой.
Предоставлено театром
Шутили над всем и устроили даже презентацию новых экстракомфортабельных кресел, в которые встроены автоматическая вакцинация, будильник со звуком смс-сообщения о зарплате, вызов курьера из буфета и даже функция «режиссерская версия». По сигналу должен выбегать Егор Перегудов (в его роли был Алексей Бобров), который отвезет понравившиеся декорации вам на дачу, а затем позовет в свой кабинет, чтобы обсудить замысел постановки: «Я хочу вертеть всех на кругу!» Эту фразу с отсылкой к премьере прошлого сезона «Сны моего отца», где зрители во время спектакля вращаются на Большой сцене, - оценили очень высоко.

Юбиляры сравнили РАМТ с автомобилем. В коротком этюде главный режиссер выбирал себе театр с пробегом в центре Москвы, но Большой смутил его дорогими расходниками и балетниками, а в Малом — «с зажиганием проблемы». Зато Молодежный заводится с полуоборота, хоть по фасаду немного сколот. У него сменилось девять владельцев, а в 90-х годах буквы ЦДТ перебили на РАМТ. Вспоминая историю, артисты и гости поднимали тосты за легендарных театральных деятелей, для которых этот театр стал домом. Видеопоздравления прислали британские драматурги Майкл Фрейн и сэр Том Стоппард - Алексей Бородин, можно сказать, стал проводником драматурга на русскую сцену.

Выступали сольно, дуэтами и составами целых спектаклей. Пожалуй, самый мощный номер получился от «Сына». Евгений Редько, Денис Баландин, Александр Девятьяров, Татьяна Матюхова и Виктория Тиханская выбрали «Песню о свободе» ДДТ — с подлинным драйвом бутусовской постановки она прозвучала как манифест театра, который на протяжении ста лет не просто рассказывает людям истории, но создает искусство, неподвластное «ни жизни, ни смерти, ни лжи».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также