0
5585
Газета Экономика Печатная версия

30.06.2015 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. От кого и как защищаются банки

Пора обуздать незаконную агрессивность коллекторов

Игорь Аглицкий

Об авторе: Игорь Семенович Аглицкий – доктор экономических наук, профессор Финансового университета при правительстве РФ (Финуниверситет).

Тэги: центробанк, банки, задолженность, долги, потребительские кредиты, закон, коллекторы, ук


Фото Reuters

По данным заместителя председателя Центрального банка России Василия Поздышева, задолженность граждан РФ банкам к маю 2015 года превысила 10 трлн руб., по необеспеченным потребительским кредитам – более 6 трлн руб. При этом уровень просроченной задолженности потребительских кредитов составляет 14,2%.

Можно говорить о недостаточно продуманной политике банков при выдаче потребительских кредитов. Можно говорить о легкомысленности населения при их получении. Но цифра от слов не уменьшится. А цифра чудовищная. И это проблема федерального уровня. Но решается она пока на местном – между банками и заемщиками. И не всегда в рамках закона. Я бы выделил четыре типа российских заемщиков по подходу к возврату долга.

Первые платят всегда и вовремя. Для них недопустимо само понятие «просрочка по кредиту». К сожалению, таких идеальных клиентов в России довольно мало. С учетом весьма внушительных процентов по кредитам в банках их стало еще меньше. Вторые платят всегда, но иногда не вовремя. Причины разные: и нет денег к сроку платежа, и болезнь, и какие-то неотложные дела, и командировки, и отъезд на отдых. Смею утверждать, что это хорошие клиенты, так как свои обязательства в целом исполняют. Третьи хотели бы платить, но не имеют возможности в силу обстоятельств. Это проблемные клиенты. Последняя категория клиентов вообще не думает о возврате долгов. Это, как правило, безнадежные клиенты.

Казалось бы, должна быть какая-то разница в отношении к различным из описанных категорий клиентов. Но этой разницы на самом деле почти нет. Во многих банках практикуется «кошмарить» своих клиентов практически с самого первого дня возникшей просроченной задолженности. Если есть желание узнать, как это происходит в реальной жизни, достаточно зайти на сайт banki.ru и посмотреть отзывы о банках. При этом банки или их «защитники» – коллекторы – сплошь и рядом нарушают законодательство, в том числе саму Конституцию Российской Федерации.

Вообще-то понятие «коллектор» определяется как организация, собирающая что-либо по подведомственным ей организациям. Но в российской практике коллекторов связывают чаще всего с вышибанием долгов, и прежде всего из населения в интересах банков. Конечно, и законное получение долгов по проданным банками третьим лицам обязательствам можно отнести к коллекторской деятельности.

Однако здесь речь идет о другой разновидности коллекторов – агентах, которые всеми правдами и неправдами вынуждают заемщика заплатить банку. Причем немедленно и в полном объеме. Несмотря на уже полученную банком неустойку, на уже начисленные штрафы и пени. В общем, несмотря ни на что. С момента появления в жизни человека коллектора целью его жизни становится рассчитаться с банком. Так считают коллекторы. И вот почему.

Коллектор как агент живет с вознаграждения. Добился результата – заработал, не добился – ничего не получил. Коллектора интересует только срок возврата долга. Для этого он готов на все. Большинство этих людей юридически и экономически безграмотны. Но они очень активны и крайне агрессивны. Один коллектор за день может испортить настроение десяткам заемщиков. И не только им.

Долги платить нужно – это аксиома. Но стоит ли рассматривать среду заемщиков как однозначно враждебную? И запускать в процесс коллекторов по незначительным эпизодам? Я лично считаю, что это не очень умно, так как число относительно хороших заемщиков небеспредельно, а банки, специализирующиеся на потребительских кредитах, именно с этих кредитов и живут.

Но это частное дело каждого банка и выбор его политики. Другое дело, что мы не в 90-х и законы в России пока никто не отменял. Никто не просит коллекторов сюсюкать с заемщиками. Но работа должна идти в правовом поле. И законы в России все же есть.

Так, например, Федеральный закон от 21 декабря 2013 года № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» предоставляет взыскателям задолженности достаточные полномочия. В статье 15 пункте 5 данного закона указано, что при непосредственном взаимодействии с заемщиком взыскатель должен представляться, то есть сообщать о себе полную информацию. Однако это положение закона нарушается сплошь и рядом. Взыскатели звонят с мобильных номеров, а иногда и с номеров с неавторизованными сим-картами. Представляются частично или не представляются вообще. Хамят, угрожают, требуют предоставить информацию, составляющую банковскую тайну.

Более того, взыскатели по своим вопросам беспокоят лиц, не причастных к потребительскому кредиту, – родственников, знакомых, сослуживцев. Это уже отчасти нарушение статей 23 и 24 Конституции РФ. Вообще говоря, есть и статья в Уголовном кодексе под № 183 «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну», но доказать состав преступления далеко не всегда под силу отдельному заемщику или его семье. Этим беззастенчиво пользуются коллекторы, а в целом страдают миллионы наших сограждан. Это беспредел.

Мне кажется, что нужно срочно ограничить агрессивную практику вышибания долгов хотя бы для добросовестных заемщиков, а также не причастных к кредитам и займам родственников и знакомых. Закон о коллекторах готовится давно, но закон не всегда спешит. Можно попробовать сыграть на опережение. Например, создать большую красную кнопку (допустим, в интернет-приемной Прокуратуры РФ), на которую прямо в Интернете сможет нажать каждый обиженный коллекторами гражданин.

Под нажатием такой кнопки я понимаю передачу информации о номере телефона звонившего или пославшего смс, времени звонка и краткое описание проблемы. Совершенно необязательно читать каждое обращение, но таким путем можно будет накопить статистику по наиболее одиозным коллекторским структурам и банкам и далее сделать на основе анализа соответствующие выводы. Эти выводы могут послужить основой необходимых решений для эффективной защиты наших граждан от банковских «защитников».


Читайте также