0
3186
Газета Экономика Печатная версия

19.07.2020 20:04:00

Россиян волнует не проблема бедности, а политическая несправедливость

Граждане терпеливо переносят падение доходов и четырехкратный рост безработицы

Тэги: массовые протесты, несправедливость, беззаконие, доходы, бедность


Глава Минтруда Антон Котяков планирует выступить с докладом в Совете Федерации. Фото со страницы Совета Федерации в Flickr

Прогнозы о нарастании массовых протестов из-за падения доходов и роста безработицы пока никак не подтверждаются российскими реалиями. Более того, все крупные конфликты и выступления последних лет не были спровоцированы ростом бедности или снижением доходов. И даже в беспрецедентных протестах дальневосточников практически не слышно требований повышения зарплат или пенсий. «Независимая газета» уже писала, что неприятие бедности в России отступает перед неприятием беззакония или несправедливости. Парадоксально, но даже семь лет стагнации и падения реальных доходов населения пока не стали причиной для выхода на улицу россиян.

Затяжная стагнация в России сменилась резким падением экономики и скачком безработицы. В июле численность зарегистрированных безработных достигла 3 млн человек, сообщили в Минтруде. Это в четыре раза (!) больше, чем год назад. При этом пик безработицы еще впереди. И в ведомстве Антона Котякова пока только надеются на стабилизацию прироста безработицы к концу года.

Реальные располагаемые денежные доходы россиян упали во втором квартале на 8% по сравнению с тем же периодом прошлого года. В первом полугодии падение реальных доходов составило 3,7%, по данным Росстата.

Напомним, что стагнация или снижение доходов населения продолжаются в стране с 2014 года, то есть длятся уже семь лет подряд. А переход стагнации в глубокий спад, казалось бы, должен был вызвать недовольство и протесты. Но никаких массовых экономических протестов в стране пока не наблюдается. В массовых выступлениях в Ингушетии, в Архангельской области, в Москве, подмосковном Волоколамске или в Хабаровске не были замечены экономические требования. Хотя, казалось бы, во время многодневных и расширяющихся протестов на Дальнем Востоке можно было ожидать появления и экономических требований.

Объяснение этого парадокса, возможно, дают социологические опросы, о которых уже писала «НГ» («Запрос на справедливость звучит все громче. Неприятие бедности отступает перед неприятием беззакония», НГ 25.09.19). Тогда опросы Левада-Центра зафиксировали новую тенденцию: в стране резко увеличивается доля тех, кто обеспокоен судебным, милицейским и чиновным произволом.

Но значит ли отсутствие сегодня экономических требований у протестующих, что до подобных протестов еще очень далеко? «Не исключено, что к концу года мы увидим и чисто экономические требования граждан, поскольку мы наблюдаем подъем безработицы и слишком резкое падение доходов населения», – говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.


Перепродажа праворульных японских машин
много лет кормила семьи дальневосточников. 
Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru
Отсутствие экономических требований в российских протестах Макаркин объясняет особой дезорганизующей ролью отечественных профсоюзов. На Западе массовые выступления против обнищания наверняка были бы организованы местными профсоюзами, которые держатся принципов классовой солидарности. В России тоже случались забастовки и демонстрации с экономическими требованиями, но проходили они обычно на предприятиях с иностранным участием и под руководством профсоюзов, которые могли надеяться на поддержку западных профсоюзов, объясняет Макаркин.

Отсутствие экономических лозунгов на митингах в Хабаровске и других городах Дальнего Востока эксперт объясняет, в том числе, и особой самостоятельностью дальневосточников, которые вряд ли будут требовать от государства каких-либо льгот или доплат. Скорее они выйдут с требованием к государству не вмешиваться и не мешать их бизнесу. «Подобные протесты мы уже наблюдали, когда власти пытались запретить ввоз праворульных автомобилей, перепродажа которых была важным региональным бизнесом», – напоминает Макаркин.

«До экономических протестов из-за пустых холодильников нам еще очень далеко», – считает директор региональной программы независимого Института социальной политики Наталья Зубаревич. Длящийся кризис доходов россияне считают рутинным повседневным фактором, который требует адаптации, а не криков и воплей, уверена Зубаревич. Другое дело – внезапно возникающий фактор несправедливости. Защита самоуважения и отпор несправедливости способны поднять людей на массовый протест, как это было в Шиесе, Москве или в Хабаровске.

Политика государства во время коронакризиса привела к тому, что у многих граждан возникло затаенное недовольство из-за недостаточной помощи. Но этот фактор также не может спровоцировать массовый протест, считает Зубаревич. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...