0
1594
Газета Экономика Печатная версия

18.08.2020 21:04:00

Чеки и онлайн-кассы опровергают миф о низкой инфляции

Росстату и Центробанку приходится спорить не только с соцопросами, но и с данными о покупках

Тэги: экономика, инфлцяи, статистика, росстат, ромир, чеки


Графика pixabay.com

Проблема, о которой «НГ» писала на прошлой неделе, становится все более заметной. Расхождений между альтернативными данными по росту цен и официальными показателями все больше. Росстат вынужден противостоять нарастающему валу замеров, в основе которых учет чеков или данных онлайн-касс. Все это ставит вопрос о том, как примирить методологию Росстата с альтернативными подходами к измерению роста цен.

Росстат вынужден спорить с исследованиями, согласно которым рост цен более существенный, чем показывает официальная статистика. Ранее исследовательский холдинг «Ромир», опираясь на собственную методику, сообщил, что в июле инфляция в стране составила 1,66% в месячном выражении против 0,35%, зафиксированных Росстатом.

В июле 2020-го разница в динамике рассчитываемого «Ромиром» индекса дефлятора и инфляции, зафиксированной Росстатом, «принимает рекордное значение», отметили в холдинге. «В этом же периоде мы наблюдали падение рубля, что неизбежно привело к росту цен на товары, которые еще не восстановились после апрельского скачка инфляции», – поясняли исследователи.

При этом годовые значения дефлятора и инфляции, «то есть накопленные за период с января по июль, составили 3,5 и 3% соответственно», уточнили в холдинге.

В основе расчетной методики лежат данные о реальных ценах и реальном потреблении россиян. «Сложному многофакторному анализу подверглись более 10 млн покупок, фактически совершенных жителями российских городов в 2008–2015 годах. По результатам анализа была построена структура потребления российских домохозяйств… Всего было отобрано 156 наименований в категориях: продукты питания, промтовары, лекарства, корм для домашних животных, алкоголь и табак», – сообщается на сайте «Ромира». В основе исследования данные специальной скан-панели домохозяйств, учитывающей потребление 40 тыс. россиян в 220 городах с населением от 10 тыс. человек. Участники исследования сканируют QR-коды с чеков.

Росстат, однако, считает, что исследование холдинга несопоставимо с официальными измерениями, так как они «используют различную идеологию и методологию получения данных». «Расчет индекса потребительских цен Росстата предусматривает широкую корзину товаров и услуг, наиболее часто потребляемых населением. В нее входит 520 наименований», – цитирует ТАСС пояснения ведомства Павла Малкова, в котором уверены, что инфляция, рассчитываемая Росстатом, точнее показывает среднестатистическую потребительскую корзину.

Анализ покупок, совершенных 40 тыс. россиян, «позволяет делать определенные выводы, но лишь о некоторых тенденциях… потребления отдельных групп россиян, близких по своим доходным и/или социодемографическим характеристикам», отметили в Росстате. Кроме того, сканирование QR-кодов с чеков не позволяет достоверно определять изменение цены на те или иные продукты в целом по городу или региону, так как учитываются скидки и прочие бонусы, искажающие динамику цен, добавили в ведомстве.

Подобный спор возникал и раньше. Различия заметны при сравнении официальных данных о подорожании товаров со сведениями, которые получают операторы онлайн-касс. Допустим, как уже писала «НГ», куриные яйца за год – с июля 2019-го по июль 2020-го – стали дороже у Росстата на 7,5%, а по данным онлайн-касс – на 12% (см. подробнее «НГ» от 11.08.20). Расхождения касались и других продовольственных и непродовольственных товаров. Как тогда поясняли «НГ» в пресс-службе Росстата, сравнивать данные онлайн-касс и официальные отчеты не вполне корректно.

«Мир постоянно меняется, и те параметры, которые альтернативные измерения фиксируют, все больше расходятся с тем, что показывает Росстат. Почему имеются расхождения – вопрос более существенный. Мы имеем очень непростую ситуацию в измерениях – у нас страна сложная и с точки зрения истории, и с точки зрения географии, и с точки зрения переходного периода. Это вызов, на который надо отвечать большей открытостью. Нельзя совмещать задачи психотерапевтическую, пропагандистскую и измерительную», – прокомментировал «НГ» эту ситуацию президент холдинга «Ромир» Андрей Милехин.

По его мнению, сейчас Росстату при новом руководстве необходимо стать более открытым, охотнее идти на контакт, чтобы интегрировать измерения. «Зачастую расхождения и в самом деле являются методологическими, но у всех есть свои ограничения и возможности, поэтому вопрос лишь в их совмещении и правильной интерпретации», – уточнил Милехин.

Во вторник в пресс-службе Росстата пояснили «НГ», что увеличивается число тех, кто предоставляет данные об изменении цен. «Это может стать позитивной тенденцией, если все те, кто предоставляют результаты работы со своими или чужими данными, будут рассчитывать цифры на основе строгой научной методологии. Разработка методик, их проверка и последующее совершенствование являются самой важной частью процесса расчета динамики изменения цен. Как показывает практика, еще и самой дорогой», – обратили внимание в ведомстве.

«Как показывает пример с данными «Ромира», именно методология повлияла на представленные ими цифры. Для Росстата это интересный кейс, позволяющий оценить применимость разных источников информации. Он основывается на данных о реальных ценах покупок, подтвержденных чеками. Но и Росстат в ходе наблюдения за ценами собирает информацию, указанную на ценниках в торговом зале. То есть используются, по сути, аналогичные методы», – продолжили в ведомстве. Значит, делают вывод в Росстате, вопрос не в методе фиксирования данных, а в выборе продуктов питания и респондентов – «это и есть главная проблема для всех новых поставщиков данных». Росстат опирается на сбалансированную, но среднестатистическую потребительскую корзину, которая включает те продукты, товары и услуги, которые наиболее часто и активно потребляются жителями всей страны или отдельных регионов.

К слову, похожая история происходила ранее с данными Центробанка (ЦБ) и результатами социологических опросов. У регулятора вызывало беспокойство неверие россиян в низкую инфляцию. Проводимые социологами опросы показывали, что наблюдаемая, или, как подчеркивали представители ведомств, субъективно ощущаемая гражданами, инфляция выше той, которую фиксирует статистика.

Например, осенью 2017-го ЦБ сообщал: «Люди пока не готовы поверить, что инфляция действительно замедлилась до столь низкого уровня – 3% в сентябре» (см. «НГ» от 02.11.17). Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) тогда приводил другие данные: наблюдаемая гражданами инфляция составляла более 11%. Социологи приводили медианное значение, полученное в ходе опросов.

Сейчас во время опроса, проведенного ФОМ 6–12 июля, 40% респондентов сообщили, что инфляция оказалась заметно выше, чем в начале текущего года; еще 31% респондентов отметили, что она «немного выше». В Центробанке тоже фиксируют ускорение роста цен, но его трудно назвать таким уж существенным, «заметным». Если в январе 2020-го годовая потребительская инфляция, по ЦБ, составляла около 2,4%, то в июле – почти 3,4%. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...