1
2302
Газета Экономика Печатная версия

20.09.2020 19:55:00

Коронакризис вынуждает правительство устранить фискальные перекосы

Балансировка налоговой нагрузки позволит пополнить бюджет на 1,7 триллиона рублей за счет сверхдоходов рентных отраслей

Тэги: законопроект, бюджет, налоги, добыча, металлургия


Металлургические компании могут вносить более весомый вклад в формирование российского бюджета, уверены экономисты. Фото PhotoXPress.ru

В Госдуму внесен законопроект о повышении в 3,5 раза с 1 января 2021 года налога на добычу некоторых удобрений и руд цветных металлов. Сейчас, по расчетам Vygon Consulting, доля валовых налогов (НДПИ и таможенной пошлины) в выручке горнорудных компаний не превышает 5%. У нефтяных компаний этот показатель варьируется в 60–64%, а у газовых в 28–32%. Доля налогов в EBITDA также существенно различается: в цветной металлургии – 21%, у газовиков – 47%, у нефтяников – 64%. Как отмечали аналитики, нефтяная отрасль России является ключевым источником доходов бюджета страны, обеспечивая 44% налоговых поступлений, причем в других рентных секторах действующая налоговая система никак не изымает сверхдоходы от изменения рыночных условий.

Конъюнктурные сверхдоходы, по данным Vygon Consulting, могут формироваться не только в сырьевых отраслях, но и в других секторах экономики, в банках и телекоммуникационных компаниях, получающих дополнительную маржу на разнице процентных ставок или благодаря олигопольному положению на рынке. В России рентабельность по EBITDA в телекомотрасли в среднем за последние пять лет составляет около 38%, что заметно превышает аналогичные показатели зарубежных компаний. В 2018 году средняя рентабельность прибыли до налогообложения банковского сектора достигла 51% – это рекордное значение за пятилетку. При этом если нормировать рентабельность банковского сектора в 2016–2018 годах к среднему уровню предыдущих периодов в 19%, то в среднем за те же пять лет сверхдоходы составили бы порядка 450 млрд руб. в год.

Нынешняя экономическая ситуация привела правительство к пониманию, что пришло время перестать воспринимать нефтянку как единственную «дойную корову» в стране и следует обратить внимание на другие высокомаржинальные отрасли, которые десятилетия работают в привилегированном положении. «Мы считаем, что в ситуации, когда трудно, все должны принимать участие в решении проблем, стоящих перед страной, перед людьми. Это наша осознанная политика», – заявил на днях на заседании правительства РФ премьер-министр Михаил Мишустин.

«Налоговые поступления в бюджет падают на фоне дешевой нефти и снижения ВВП из-за пандемии, властям приходится идти на непопулярные меры вроде роста госзаимствований и введения налога на депозиты. Вместе с тем налоговая система России имеет потенциал как для увеличения бюджетных поступлений, так и устранения перекосов в фискальной нагрузке, – констатирует инвестиционный стратег «Арикапитала» Сергей Суверов. – Основное бремя налоговой нагрузки лежит на нефтяной отрасли, обеспечивающей более 40% доходов бюджета, притом что ее вес в ВВП значительно меньше и отрасли необходимо осуществлять крупные инвестиции в условиях ограничений по добыче в рамках сделки ОПЕК+. Государству необходимо установить равные налоговые условия для различных отраслей, которые будут способствовать оптимальному развитию экономики, без стрессов для нефтяной индустрии. Одним из вариантов может стать введение прогрессивного НДПИ для компаний, деятельность которых связана с добычей и экспортом природных ресурсов, что может принести бюджету дополнительные 1,2 трлн руб., дополнительная фискальная нагрузка нефтяников нецелесообразна и вредна».

Аналитик обращает внимание, что диспропорции в налогообложении нефтяников и других сырьевых компаний велики и усилились после вступления России в ВТО в 2012 году, когда были сокращены и даже обнулены экспортные пошлины на ряд сырьевых товаров, в том числе никель, алюминий, медь. В результате соответствующие компании максимизируют дивидендные выплаты, большая часть которых перенаправляется за рубеж в офшорные юрисдикции. «Также есть возможности увеличить доходы от банковского и телекоммуникационного секторов, рентабельность многих компаний которых зашкаливает из-за олигопольного положения», – уверен Суверов.

По словам доцента Финансового университета при правительстве РФ Леонида Крутакова, налоговые диспропорции – здесь уместно более крепкое выражение – сложились исторически при вступлении России в ВТО. Но если привязать ставки НДПИ к экспортному «нетбэку» выручки сырьевых отраслей страны, то годовой эффект для бюджета будет колоссальным».

Как и Суверов, Крутаков обращает внимание, что большинство (от 70 до 95%) акционеров некоторых наших металлургических холдингов являются иностранными, преимущественно офшорными резидентами: «И это еще один способ легального ухода от налогов и вывода средств за границу. Добавлю, что в последнее время (особенно с вводом санкций и нарастанием кризисных явлений) компании металлургического и золотодобывающего секторов изменили свою дивидендную политику. На выплату акционерам стали направлять весь (100%) свободный денежный поток. Цены на их продукцию при этом растут, а инвестиций в развитие производства мы не видим».

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин отмечает, что объявленное правительством выравнивание уровней налогообложения различных отраслей вызвало волну критики: мол, как же так – повышать налоги в кризис… «Однако при всей кажущейся очевидности макроэкономических соображений они полностью игнорируют глубочайший структурный перекос, накопленный в российской экономике, – говорит эксперт. – Его суть – концентрация едва ли не всей налоговой нагрузки на одной-единственной нефтяной отрасли при снятии ее с других высокорентабельных отраслей (разумеется, в первую очередь также сырьевых и продукции первого передела), в особенности с металлургии. В результате нефтяные компании платят налогов впятеро больше, чем все остальные сырьевые отрасли».

По мнению Делягина, мизерное налогообложение некоторых сырьевых отраслей обеспечивает колоссальные денежные потоки, которые направляются не на инвестиции, а прежде всего на выплату дивидендов, «выводимых, насколько можно понять, в офшоры». «При этом цены на продукцию металлургов систематически повышаются без какого-либо учета реальной ситуации в стране, становясь важным фактором блокирования ее экономического развития, – говорит Делягин. – Простое введение прогрессивной ставки НДПИ (в зависимости от экспортной выручки) обеспечит бюджету 1,2 млрд дополнительных доходов».

Серьезным источником дополнительных доходов может стать и увеличение налогообложения банков. По словам экспертов, объем фискальных платежей двух крупнейших российских банков эквивалентен лишь 1% доходов федерального бюджета. В то же время уровень реальных процентных ставок в России, несмотря на снижение ЦБ РФ ключевой ставки на 2% с начала года (c 6,25 до 4,25%), по-прежнему остается одним из самых высоких. Негативный эффект высоких реальных процентных ставок усиливается запредельным уровнем процентной маржи крупнейших российских банков: в разгар кризиса прибыль банков, заметим, существенным образом росла. «Финансовые успехи наших ведущих банков обратно пропорциональны экономическим проблемам страны, – говорит Делягин. – И только за счет увеличения ставки налога на прибыль для банков с 20 до 40–50% (фактически единственный налог, который платят финансовые учреждения, освобожденные от уплаты других налогов) дополнительный ежегодный бюджетный эффект мог бы составить не менее 500 млрд руб.».

Старший аналитик WMT Consult Валерий Андрианов констатирует, что исторически, вместо того чтобы балансировать налоговую нагрузку, Минфин предпочитал добавлять фискальный груз на нефтяную отрасль. «Минфин постоянно стремится «подкрутить» налоговое регулирование нефтянки, чтобы обеспечить пополнение бюджета и сделать фискальное ярмо для отрасли еще более тяжелым. Необходимость стратегического развития нефтяной промышленности при этом абсолютно не принимается во внимание. Учитывая значительное ухудшение ресурсной базы, это может привести к серьезным проблемам для экономики страны и бюджета».

Эксперт обращает внимание на то, что в последние пять лет уровень налоговой нагрузки в других сырьевых секторах экономики был в 1,5–9 раз ниже, чем в нефтянке. «Что нужно изменить, чтобы сбалансировать налоговую нагрузку, избавиться от существующего межотраслевого перекоса? – задается вопросом Андрианов. – Во-первых, необходимо ввести прогрессивные ставки НДПИ для компаний, деятельность которых связана с добычей полезных ископаемых и их поставкой на экспорт. Это позволит выровнять условия их деятельности с компаниями нефтяного сектора. Во-вторых, следует увеличить фискальные изъятия для компаний, не инвестирующих в развитие бизнеса в Российской Федерации и ориентированных на максимизацию дивидендных выплат акционерам с выводом их в офшорные юрисдикции».

По словам эксперта, реализация этой идеи ожидаемо сталкивается с сопротивлением. «Нетрудно предположить, что против усилий правительства сбалансировать налоговую нагрузку будут активные выступления в публичном поле, – говорит Андрианов. – Необоснованные сверхдоходы, которые есть у тех же металлургов, позволять покрыть любые пиар-бюджеты!» 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


dlz 05:41 21.09.2020

Весьма содержательный и качественный текст. Остается только добавить, что пандемия изменила подходы к оценке сырья. Люди сидят дома, а не ездят на машинах. Нужно много олова и меди для микросхем их компьютеров, и не так много нефти, поскольку автомобили стоят в гараже.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...