0
2
Газета Экономика Печатная версия

28.02.2021 16:44:00

Экономика яхт. Куда идет прибыль металлургов?

Тэги: металлургические компании, миллиардеры, яхты, акции, счетная палата, залоговые аукционы, приватизация


Крупные российские компании и их владельцы в очередной раз привлекли внимание общественности и СМИ. При этом информационным поводом стали не новости об инновационных разработках, социальных или благотворительных проектах и не о рекордных перечислениях в бюджет страны. Нет. Владельцы крупнейших металлургических компаний меняли друг друга на первом месте в рейтинге российских миллиардеров из-за колебаний на рынке акций. Что характерно, первые места за редким исключением занимают владельцы металлургических компаний.

Председатель совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов возглавил список богатейших предпринимателей России, свидетельствуют данные рейтинга Forbes.

Стать самым богатым российским предпринимателем основному владельцу «Северстали» помогло падение акций «Норильского никеля». Состояние Мордашова и его семьи оценивается в 29,2 млрд долл. Он обогнал президента холдинга «Интеррос» и крупнейшего акционера ГМК «Норильский никель» Владимира Потанина (28,8 млрд долл.). На третьем месте расположился председатель совета директоров НЛМК Владимир Лисин (26,2 млрд долл.). В настоящее время Мордашов находится на 48-м месте среди самых богатых людей планеты. Потанин занимает 51-е место, Лисин – 61-е.

Резкое сокращение состояния Потанина произошло из-за падения акций «Норникеля» после аварий. «Норильский никель» занимает 9-е место после Сбербанка и «НОВАТЭКа». НЛМК – на 12-м месте, а «Северсталь» – на 15-м. Если судить по отчетности компаний по МСФО, поступления в бюджет страны в 2020 году от «Газпрома» с «Газпром нефтью» составляли 1,4 трлн руб., а от «Норильского никеля» – 0,014 трлн руб., НЛМК – 0,021 трлн руб., а «Северстали» – 0,01 трлн руб.

Безвозмездно, то есть даром

Получается парадоксальная ситуация: компании, возглавляемые богатейшими людьми России, меньше всех перечисляют в бюджет. Причем столь привилегированное положение сложилось еще со времен приватизации. Государство в 1990-е годы фактически бесплатно передало крупнейшие металлургические активы новым собственникам. Напомню, в те времена реализация государственных предприятий проводилась в том числе в ходе залоговых аукционов, в ходе которых стоимость компаний определялась не рыночными критериями.

Сама схема этих аукционов весьма примечательна. Правительство получало кредит у нескольких коммерческих банков, передавая им в качестве залога пакеты акций госпредприятий. Банки выдавали эти кредиты деньгами Министерства финансов, которое открывало в каждом из банков счет и размещало на нем средства. Через установленное время правительство должно было возвратить кредиты, в случае невозврата государственные пакеты акций переходили в собственность банков.

Конечно же, правительство не возвратило кредиты, таким образом пакеты акций перешли в собственность банков.

Уже стало расхожим мнение, что идею аукционов с целью пополнения бюджета выдвинул Владимир Потанин, возглавлявший ОНЭКСИМ-банк. В результате приватизация проводилась только среди ограниченного круга допущенных к аукциону российских «инвесторов». Это привело к ощутимым потерям для государства, которое практически ничего не получило от приватизации и полностью утратило контроль над компаниями.

Так, ЛУКОЙЛ и «Норникель» получили активы соответствующих государственных концернов, созданных в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Акции «Норильского никеля» были проданы в ходе залогового аукциона в 1995 году за 170,1 млн долл. при стартовой цене в 170 млн долл., сообщал «Коммерсант». Победителем стал ОНЭКСИМ-банк. При этом СМИ обращали внимание, что в аукционе помимо него участвовала его «дочка» (компания «Реола») и его учредитель – банк МФК. Уже после аукциона стало известно, что на него не был допущен банк «Российский кредит», готовый заплатить за акции «Норникеля» в два раза большую сумму – 355 млн долл. После аукциона представители «Норильского никеля» высказали свое негативное отношение к итогам залогового аукциона. Реальную цену пакета в 38% акций некоторые экономисты оценивали тогда в 3 млрд долл.

Отчет Счетной палаты и налог на шальные деньги

Счетная палата в 2004 году опубликовала «Анализ процессов приватизации за 1993–2003 годы», в котором отмечалось, что приватизационное законодательство периода 1992–1994 годов объективно носило внутренне противоречивый характер, формальные права собственности стали лишь ширмой для легализации «выедания» активов и ресурсов предприятий. Сообщения об этом докладе еще можно найти на сайтах некоторых СМИ. Некоторые экономисты и сейчас полагают, что залоговые аукционы могут считаться притворными сделками. А ведь в ходе таких сделок была осуществлена приватизации «Норильского никеля», ЛУКОЙЛа, НЛМК, ЮКОСа, «Сибнефти».

Счетная палата указывала на неэффективность залоговых аукционов и необходимость отказа от их проведения. Отмечалось, что сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества, была эквивалентна сумме временно свободных валютных средств федерального бюджета, размещенных в это время Минфином России на депозитных счетах коммерческих банков, ставших затем победителями в залоговых аукционах.

Таким образом, сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами. Во всех договорах кредита было указано, что погашение осуществляется из средств федерального бюджета 1995 года, что фактически означало следующее: вместо передачи акций в залог, то есть во временное использование федеральной собственности, происходила запланированная продажа акций. В результате банки, «кредитовавшие» государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий.

По заключению Счетной палаты, отчуждение федеральной собственности в рамках залоговых аукционов было произведено по значительно заниженным ценам. Таким образом, бенефициарами их проведения являлись первоначальные собственники.

Одной из возможных опций компенсации Российской Федерации недополученных доходов в ходе приватизации может быть взимание единовременных налогов с этих бенефициаров.

Прецеденты в мировой практике есть – windfall tax (налог на «доходы, принесенные ветром»). Он был введен в Великобритании в 1997 году пришедшими к власти лейбористами. Это был одноразовый сбор, который обязали выплатить предприятиям, приватизированным в 1980-е годы. Благодаря ему правительство Тони Блэра пополнило государственную казну более чем на 5 млрд фунтов, которые были направлены на социальные программы. Только в случае с российской приватизацией 90-х целесообразным видится взимание единовременного налога не с приватизированных предприятий, а с текущего состояния олигархов, которые построили его на итогах сфабрикованного и несправедливого отчуждения государственной собственности.

Богатства недр за бесценок

Право собственности на недра принадлежат российскому государству. Для добычи полезных ископаемых компании приобретают лицензии и платят налог, который так и называется – налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). При этом в России исторически сложился диспропорциональный уровень налоговой нагрузки в секторе добычи полезных ископаемых.

Так, НДПИ и экспортные пошлины на углеводородное сырье определяются исходя из рыночных цен на соответствующие товары, тогда как НДПИ на большинство твердых полезных ископаемых определяется в процентах от себестоимости добычи, а не от мировых цен.

При вступлении Российской Федерации в ВТО в 2012 году такие диспропорции увеличились в связи с принятием государством обязательств по снижению (вплоть до обнуления) ставок экспортных пошлин на ряд сырьевых товаров (в том числе никель, алюминий и медь). Несмотря на снижение пошлин, не было произведено компенсации потерь бюджета за счет увеличения НДПИ. Фактически металлургические предприятия получили доступ к богатствам российских недр задаром. Это вдобавок к той мощнейшей инфраструктуре, шахтам, карьерам, заводам и обогатительным фабрикам, которые строила вся страна во времена Советского Союза.

При этом уровень налоговой нагрузки в нефтяной отрасли составил за последние годы в среднем 79%. Налоговая нагрузка в газовой отрасли составляет 63%, в горнорудной и металлургической отрасли – 22%, в банковском секторе – 27%, а у производителей минеральных удобрений – 18%.

Проблема неоправданно низкой налоговой нагрузки в горнорудном секторе была признана и правительством РФ. И не только признана, но и властями была предпринята первая попытка решения этой проблемы – с 2017 года ставки НДПИ для многокомпонентных руд в Красноярском крае были изменены с адвалорных (в процентах от себестоимости) на специфические (в рублях на тонну). При этом в пояснительной записке к соответствующему законопроекту правительством РФ отмечалось, что в результате применения действовавшей на тот момент редакции Налогового кодекса РФ в части исчисления НДПИ при добыче многокомпонентных комплексных руд занижались поступления от данного налога в бюджетную систему Российской Федерации.

Если судить по отчетности по МСФО, в результате расходы по НДПИ в отчетности ГМК «Норильский никель» (основной производитель цветных металлов из многокомпонентных руд) увеличились с 7,4 млрд руб. за 2016 год до 12,9 млрд руб. за 2017 год (за 2019 год – 14,3 млрд руб.). Однако и после такого повышения НДПИ уровень налоговой нагрузки компании «Норникель» остался крайне низким. Так, доля НДПИ в выручке «Норникеля», если судить по отчетности за 2019 год, составляет менее 2%, а доля всех налогов – 16%.

Кожа рыбы фугу и рог азиатского буйвола

Неудивительно, что в таких благоприятных условиях богатейшие бизнесмены России просто вынуждены заказывать строительство крупнейших яхт с уникальной отделкой кают. Деньги же нужно на что-то тратить. Ну не на техперевооружение же производства, доставшегося от Советского Союза, их направлять!

Так, акционер «Евраза», владелец футбольного клуба «Челси» Роман Абрамович в 2021 году получит новую 145-метровую суперяхту-эксплорер Solaris, сообщает Forbes. Судно строится на немецкой верфи Lloyd Werft. У экспедиционной моторной яхты Solaris стальной корпус, алюминиевые надстройки и восемь палуб из тикового дерева. На яхте установлен лифт, есть тренажерный зал, вертолетная площадка, джакузи, бассейн, ангар для вертолетов и гараж для тендеров (сопроводительных судов). На лодке 48 кают, а ее вместимость – до 36 пассажиров и 60 человек экипажа. Для яхты также заказаны два вертолета Airbus ACH145. По оценкам экспертов, стоимость судна может доходить до 450 млн евро. Абрамович владеет также яхтой Eclipse. Ее длина изначально составила 162,5 м и впоследствии еще увеличилась. Стоимость постройки изначально оценивалась в более 400 млн евро, причем половина пошла на внутреннюю отделку по проекту дизайнера Теренса Дисдэйла.

Не отстает от Абрамовича и глава «Норникеля» Владимир Потанин. По данным РБК, он владеет яхтами Barbara и Nirvana. Ранее флотилия бизнесмена насчитывала три яхты, стоимость всех трех в 2018 году Forbes оценивал в 500 млн долл. В августе 2018 года сообщалось о продаже яхты Anastasia (75 м). Она была продана за 75 млн евро. Nirvana также была выставлена на продажу, но затем пропала с рынка. Она продавалась сначала за 230 млн евро, а затем цена была снижена до 199 млн евро. По данным СМИ, на яхте Nirvana шесть кают, кинотеатр, бары, ресторан, тренажерный зал, бассейн, вертолетная площадка и террариум с экзотическими рептилиями.

Летом 2018 года в СМИ появилась информация, что 88,5-метровая Barbara также выставлена на продажу. Оценочная стоимость судна – 125 млн долл. Однако сообщений о сделке не поступало, и в настоящий момент она не продается. В январе Forbes указывал, что принадлежащая Потанину Barbara находится на Карибах. На борту Barbara может располагаться 16 гостей в восьми каютах, а команда состоит из 32 человек. На лодке есть бассейн, гараж для тендеров, тренажерный зал, массажный кабинет и аквариум с экзотическими рыбами. На судне использованы такие материалы, как кожа лягушек и рыбы фугу или рог азиатского буйвола.

Тем временем за полярным кругом…

20 февраля на Норильской обогатительной фабрике, входящей в группу «Норникеля», произошло обрушение конструкции узла перегрузки руды и двух прилегающих надземных пешеходных галерей, в результате чего погибли три человека, сообщают СМИ. Четыре дня спустя «Норникель» сообщил, что частично приостановил работу рудников «Октябрьский» и «Таймырский» из-за подтопления. События эти произошли более чем через полгода после разлива свыше 21 тыс. т дизтоплива из хранилища ТЭЦ-3, принадлежащей «Норникелю».

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, как сообщает Интерфакс, раскритиковала «Норникель» за действия, которые привели к аварии на ТЭЦ-3 в Норильске, и заявила, что компания несет ответственность за превращение города в «трущобы». «Мы видели, как средства на модернизацию выделяются. До сих пор стоят брошенные цеха в «Норникеле», как будто вчера война закончилась», – отметила спикер на пленарном заседании Совета Федерации. Матвиенко также отметила, что для такой компании, как «Норникель», «построить школу, два детских сада – это чашка кофе». При этом с 1996 года в Норильске не было построено ни одной школы, заявила она.

«Школы устаревшие морально, без спортивных сооружений. Не обеспечить рабочих детскими садами! Боятся из списков Forbes вылететь? Не вылетят и даже не подвинутся ниже… Там сплошной цинизм и абсолютное безразличие к отечеству, где они живут и где они зарабатывают огромные деньги и где живут люди в неблагоприятных, некомфортных условиях, которые им зарабатывают эти миллиарды», – заявила Матвиенко.

Очевидно, что критика со стороны спикера Совета Федерации не возымела эффекта. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...