0
2192
Газета Экономика Интернет-версия

13.10.2021 10:29:00

Эпоха «Трех китов»

Подлинная история становления капитализма в России глазами Сергея Зуева, фигуранта самого резонансного дела о рейдерском захвате

Тэги: Сергей Зуев, три кита, бизнес, мебель


Фото из личного архива
Сергея Зуева
Передо мной сидит человек весьма солидного возраста. Глаза загораются, когда он пускается в воспоминания о своей жизни, а вспомнить есть, что. Его жизнь стала ярким слепком эпохи после развала СССР, можно сказать, отпечатком всего, что произошло с нами и страной за эти 30 лет. Сергей Зуев, бизнесмен, владелец крупнейших мебельных магазинов «Гранд» и «Три кита» впервые открыто решил рассказать правду о своей жизни, о становлении своей мебельной империи и о том, чего ему стоило восхождение на эту вершину.

Причин для разговора сегодня множество, одна из них – решение немецкого суда о признании права Зуева на принадлежащий ему торговый комплекс «Три кита». Но главное – это скандалы и травля, которую противоборствующая сторона устраивает в последнее время в СМИ. При этом самого Сергея Зуева, кажется, никто не считает нужным спрашивать, а как все было на самом деле? Откуда взялись эти невнятные истории про «золото партии», чеченские «авизовки» и прочие страшилки? Кому он умудрился так перейти дорогу, что пресса раздула настоящий детективный триллер под названием «Громкое дело «Трех китов»?

«Давайте договоримся сразу, - говорит Сергей Зуев, – нет никакого «громкого дела». Есть обычный, даже в чем-то банальный, захват бизнеса, который намеренно был обставлен рейдерами таким образом, чтобы предать ему статус невероятной небылицы. Ведь чем увереннее и откровеннее ложь, чем больше в ней красочных подробностей в духе боевика, тем проще в нее поверить».

Трудно не согласиться. Тем более, с человеком, который знает о своей профессии буквально все, и досконально разбирается в деле, которым руководит.

«То, что сейчас мы видим в прессе, эти имена неизвестных мне следователей, журналистов, депутатов – все это делается исключительно ради их собственного пиара, - говорит Сергей Зуев. – Они сами себе придумывали роли, сами выдумывали сказки о тех событиях, которые вообще не происходили в реальности. Более того, они хотели мне навязать их трактовку событий, при этом меня вообще никто не спрашивал, как было на самом деле. Из меня сделали такого монстра, что я даже не могу понять, откуда все это взялось в их воспаленных умах? Мне бы хотелось ограничить поле их фантазий. Людей, связи с которыми мне сегодня приписывают, никогда не было в моей жизни».

В конце 1987 года, когда президент СССР Михаил Горбачев разрешил открывать первые кооперативы, Сергей Зуев, имея уже большой опыт в работе в мебельном магазине, решил организовать свой небольшой бизнес. Начинал он свою трудовую деятельность с младшего продавца в магазине в Медведково. Получив свидетельство о создании кооператива, Зуев имел возможность на свои деньги закупать товар и реализовывать его.

В то время все еще был Советский союз, не было открытой внешнеэкономической деятельности, товаров, по сути, никаких не было. Контракты на государственном уровне уже не выполнялись, схемы закупки товаров переставали работать. Зуева познакомили с человеком, который работал в «Разноэкспорте», эта государственная организация занималась закупкой всего импорта, который шел в СССР. Через него вышли на представителя такой же организации «Технофорестэкспорт» в Румынии. Зуев долгие годы проработал в системе Мосмебельторга, знал систему, понимал запросы покупателей. (Мосмебельторг основан с 1948 году. В 1979 году в составе Мосмебельторга находилось 65 мебельных магазинов.)

Купить просто так ничего было нельзя, только по очереди, выдавали открытки, отмечать которые люди ходили годами, в общем, очень непросто.

«Тогда румынская мебель считалась самой элитной, - вспоминает Зуев. – В конце 1988 года мы полетели в Румынию, закупили партию мебели и реализовали ее очень быстро. Потом – вторая, третья. В конце 1990 года стало ясно, что СССР скоро развалится, это понимали и румыны, производственные мощности которых были ориентированы на огромные объемы советских госзакупок. Они изготовили партию на весь СССР, но куда ее теперь девать? Перекупщики, которые закупали у меня мебель, давали астрономические суммы, чтобы только им привезли такой желанный для покупателей товар. С их деньгами я и ездил в Румынию.

В одной из таких поездок мне предложили подписать большой контракт с отложенным платежом. Я тогда и представить не мог, какой был объем товара. Через несколько недель после той поездки, мне позвонили с товарной станции в Кунцево и попросили подъехать, забрать контейнеры с товаром. Приезжаю, вижу товарную станцию, полностью забитую контейнерами, спрашиваю, какие из них мои? Начальник станции говорит, они все ваши. То есть мебель, предназначенная для всей страны! Складов для ее хранения нет, магазинов, где все это можно реализовать, очень мало, порядка 70 на всю Москву. В Мосмебельторге, куда я обратился с предложением реализовать товар, мне ответили отказом, потому что не могли понять, кто я вообще такой и как умудрился получить такую огромную партию в обход них? Тогда и возникла первая легенда о том, что отмывал «золото партии». На самом деле, все это, конечно, смешно, просто так сложились обстоятельства в то непростое время.

Некоторые директора магазинов из системы Мосмебельторга предложили мне помощь, в результате у нас сложилась команда профессионалов, которые хотели работать в новой экономической реальности».

В советские годы в Москве был знаменитый дом мебели на Ленинском проспекте, 101. Директор магазина предоставил площадку для реализации румынской мебели, и свои склады, порядка 10 ангаров. Каждый день там собиралась толпа покупателей, пошли первые деньги, которыми Зуев сразу закрывал сделку с румынами. Зарубежные партнеры были очень довольны, потому что за счет них держались знаменитые румынские фабрики мебели. Все были при своей прибыли.

Фото сайта 3kita.ru
К середине 90-х стало понятно, что бизнес нужно расширять. Зуев с командой поехал на знаменитые выставки мебели в Кельн, Милан, изучали ассортимент, старались перенять опыт работы. Познакомились с производителями итальянской мебели, имели возможность закупать товар напрямую. При этом, никакой системы взаимодействия с зарубежными производителями не было. Ни документации, ни понятных правил работы в новых рыночных отношениях, ни каналов поставок – ничего!

«Мы начинали с нуля, сложился стартовый капитал, благодаря той огромной партии румынской мебели, и в какой-то момент поняли, что Ленинский 101 нам стал тесен, - говорит Сергей Зуев. - В своих командировках в Европу и Америку, я заметил, что все крупные торговые центры строятся за чертой города. Было очевидно, что Москва будет расширяться и расти, поэтому я определил 4 точки по краям МКАД, куда можно было бы добраться из любого района города. В этих местах и решено было строить торговые центры. Мы договорились с мэром Химок, ныне покойным Юрием Кораблиным, с тогдашним главой Одинцовского района Александром Гладышевым, администрацией города Реутов о покупке земли. Еще мы хотели строить торговый центр под Санкт-Петербургом, я ездил договариваться об этом с бывшим губернатором Владимиром Яковлевым. В наших планах было построить федеральную сеть мебельных центров, не ради сдачи в аренду, а именно для непосредственной торговли конкретными товарами. Наша команда со времен Мосмебельторга не привыкла сдавать что-то в аренду, если это наш магазин, мы должны полностью отвечать за его деятельность. Бизнес ритейла (я не имею в виду продовольственный сегмент) мне до сих пор не понятен, как можно открыть магазин, сдать площади в аренду и ни за что не отвечать?

Юрий Кораблин в 1996 году в преддверии выборов подписал большой контракт на 1 млн долл. с компанией Ikea. На том месте, где сейчас стоит торговый комплекс «Гранд», должна была быть Ikea. Но в ходе предвыборной кампании стало очевидно, что Геннадий Зюганов обходит по рейтингам Бориса Ельцина, и страна может снова вернуться к коммунистическому строю. Шведы испугались и потребовали свои деньги вернуть, а у Кораблина весь бюджет уже был под них сверстан. В этой ситуации мы приняли решение и выкупили землю за тот же 1 млн долл.

За 8 месяцев мы построили свой первый магазин «Гранд». Вся структура торгового центра родилась из опыта строительства в других странах, эта схема «бабочка», где посередине расположена развлекательная зона и фуд-корт, а по краям торговые площади (именно по этому принципу построены сегодня «Меги»), сама сложилась в голове».

Создание мебельной империи, тайны российской таможни и немного политики

История строительства торговых центров «Гранд» и «Три кита» как нельзя лучше показывает, что Сергей Зуев не просто придумал и создал первые в России крупные мебельные центры, но и вложил огромные средства в реализацию этих проектов. И это один из вопросов, который волнует многих – откуда деньги? В эпоху первоначального накопления капитала многие истории как под копирку – сомнительная приватизация, вывод денег в офшоры, дальше – по-разному. Но Зуев в этом стал исключением.

«Я считал очень важным, не выводить деньги за рубеж, а наоборот стремиться создать рабочие места и необходимые инфраструктурные объекты в нашей стране, - вспоминает бизнесмен. – Мы организовали первое совместное предприятие с немцами «Альянс-95» для строительства торгового центра. Когда-то давно в Германии я познакомился с Вольфом Пфайффле, в СССР он был представителем знаменитых каталогов OTTO. С его помощью мы создали совместную фирму, через которую можно было осуществлять торговлю с западными компаниями. Часть прибыли, которую мы получали с торговли на Ленинском, 101, оставалась на счетах совместного предприятия, и потом на эти деньги мы, через инвестиционные платежи, строили торговые комплексы. Вот так, все просто и прозрачно, и никакого «золота партии».

Мне сейчас хочется спросить, у тех людей, которые просто украли мой бизнес, кто-то из них вложил хоть копейку в становлении этих торговых площадок? Я могу доказать и предоставить все документы, а они нет. В этом вся разница».

Денег на строительство большой сети магазинов, конечно, не было. Кредиты в те годы банки не давали. Вложив накопленные средства в один магазин, нужно было думать о дальнейшем развитии, но прибыли пока еще не было. Разрывать цепочку, в которой были связаны десятки строительных компаний и подрядных организаций, тоже нельзя. К тому же, уже была куплена земля в Одинцовском и Ленинском районе, надо было строить. Довольно нетипичной выглядит ситуация, когда бизнесмены ничего не приватизируют, не берут кредиты, и при этом начинают строительство очередного торгового центра. У многих родились вопросы, которые сегодня, перефразируются в прессе уже совсем с другим подтекстом. И все ради того, чтобы еще больше демонизировать Сергея Зуева и придать делу «криминальный душок».

«Я вспомнил, как мы получили партию румынской мебели с отложенным платежом, и предложил поставщикам работать по такой же схеме, - говорит Сергей Зуев. – Мы берем парию мебели у российских производителей (тогда уже была «Фабрика 8 марта» и другие), но деньги от реализации сразу не возвращаем, а вкладываем в строительство. Таким образом, мы на больших площадях продадим больше товара, и у поставщиков будет возможность нарастить обороты. Всем выгодно. Они согласились предоставить отложенный платеж на полгода. Такую же схему мы предложили строителям, у которых после развала Советского Союза были мощности, но не было заказов. Они тоже согласились работать в кредит, потому что точно знали, что мы заплатим. Строители получали заказы, сохранили предприятия и рабочие места, в те годы это было очень важно. Наши объекты строили настоящие профессионалы своего дела, могу вспомнить великолепного инженера Виктора Серпова, который проектировал первый торговый комплекс на Тишинке. Когда развернулось строительство в Одинцово, все думали, что здесь будет какой-то огромный завод, а когда повесили вывеску «Три кита» все просто обалдели.

Система отложенных платежей позволила реализовать два проекта торговых комплексов. На этапе строительства «Гранд-2» уже начались первые проблемы с бизнесом. Конечно, такой размах строительства и торговли, управление настолько огромными объемами производства волновал многих».

Помимо крепнущего и быстро развивающегося бизнеса, Зуев решает сделать прозрачными и понятными условия для работы всех организаций в сфере торговли мебелью. Сейчас это называется социальной ответственностью бизнеса, а в те годы лишь единицы задумывались о будущем, о том, по какому пути пойдет дальнейшее становление отрасли. Сергей Зуев пишет письмо тогда уже президенту Владимиру Путину с предложением упорядочить сферу торговли мебелью, навести порядок на таможне, сделать все схемы ввоза прозрачными. Владимир Владимирович на письмо отреагировал и дал поручение Герману Грефу (в те годы - Министру экономического развития и торговли) провести встречу и выслушать предложения бизнесмена. Встреча состоялась, Зуев вспоминает, что Герман Оскарович был очень заинтересован в создании четких и понятных правил для всех игроков отрасли.

Все это вылилось в конфликт с тогда еще председателем Государственного таможенного комитета Михаилом Ваниным. По словам Зуева, Ванин предложил ему стать президентом Ассоциации импортеров мебели, но с условием войти полностью всем своим имуществом. Зуев отказался, и в ответ предложил создать равные условия по ввозу мебели через таможню. Но кому это было нужно?

«Гладышев и Кораблин предложили мне идти на выборы в команде Геннадия Селезнева. Политикой я не интересовался и не планировал ею заниматься, однако тогда обстоятельства так сложились, что отказать людям, которые очень мне помогли в свое время, я не смог, - откровенно говорит Зуев. – Я стал депутатом от Одинцовского района в Московской областной думе. Но это уже другая, политическая, история, об этом как-нибудь в другой раз.

Против меня начали создавать уголовное дело о неуплате таможенных платежей. Строительство в Реутове остановилось, когда в проект уже вложили более 40 млн. долл., дальнейшее развитие «Трех китов» было невозможно. В один день в «Три кита» пришли сотрудники СОБРа, начали вывозить мебель в неизвестном направлении. Куда делась мебель со складов и стендов, я до сих пор не знаю. Прокурор на суде запросил 8 лет лишения свободы за то, что я управлял созданными мною магазинами и якобы занижал стоимость ввозимой мебели. Я не раз говорил, и в ходе следствия, и на суде, что с нами работали сотни компаний, которые импортировали мебель. Эти же компании занимались ее растаможкой, как они проводили диваны и кровати, я не знаю, и знать не должен. Мы занимались только продажей, какое отношение я имел к таможне? Подробно обо всем этом я говорил тогда, в рамках инкриминируемых мне деяний, повторяться уже не хочу.

Разумеется, я очень сильно мешал ГТК выстраивать свою систему ввоза мебели. Кроме нас, на рынке больше не было ни одного сильного игрока. За несколько лет, пока шло следствие, им так и не удалось доказать мою вину, но суд решил иначе. Теперь я понимаю, что за неимением реальных доказательств, им было важно создать из меня страшного монстра, отмывавшего «деньги партии», который к тому же полез в политику. Отсюда все эти сказочные статьи, которые до сих пор цитируют некоторые журналисты».

Пока Сергей Зуев отбывал наказание в тюрьме, его бизнес, который не был конфискован по решению суда, неожиданно перешел в чужие руки. Выйдя из заключения, бизнесмен обнаружил, что компания по фальшивым документам была переоформлена на третьих лиц. Об этом много писали в прессе.

Таким образом, история совершила полный круг и завершилась победой тех людей, которые и хотели убрать из бизнеса человека, создавшего мебельную империю. Победа эта временная и иллюзорная, потому что никаких прав на собственность Сергея Зуева у третьих людей быть не может.

«Сейчас мы уже выиграли дело в немецком суде, судья подтвердил мое право собственности, - говорит Зуев. - Осталось найти справедливость в российском».
На мой вопрос, какие вы видите перспективы развития мебельного бизнеса в России, Зуев сначала улыбается, а потом с уверенностью и юношеским азартом говорит такие, кажется, очевидными, но очень важные вещи.

«Когда мы строили свои торговые центры, старались работать на перспективу, понимая, что в ближайшие 15-20 лет никто магазинов подобного масштаба создать не сможет, - вспоминает Зуев. – Я чувствовал, что мы являемся творческой движущей силой, которая ведет за собой всю отрасль. Нам было неинтересно зарабатывать на аренде, важно было управлять бизнесом, развивать российское производство, создавать комфортную цивилизованную торговую среду. Очень важно было работать на опережение, например, это мы придумали концепцию готовых комнат, которую сейчас использует Ikea и другие бренды. То есть, вы приходите в магазин, видите весь проект – от мебельных гарнитуров до посуды и аксессуаров – и покупаете все в одном месте.

У нас работала целая команда аналитиков и маркетологов, которые изучали потребительский спрос, пожелания покупателей. Они не только старались угодить покупателю, но и мягко формировали моду, создавали стили и развивали эстетику мебельного производства. Ведь мы имели возможность заказывать те или иные ткани обивки, каркасы мебели, формировали конечную стоимость, снижали ее, благодаря оптимизации путей доставки, стоимости сырья и проч. Понимаете, это была продуктивная и эффективная работа, хотелось двигаться дальше и создавать новое. Мы всю прибыль вкладывали здесь же, в своей родной стране, не выводя ее заграницу, не покупая яхт и вилл. Мы стремились внедрить плановую экономику в рыночные отношения, наладить производство в России, создать рабочие места. Но, видимо, такой масштаб российскому бизнесу был не нужен».

Из разговора с Сергеем Зуевым можно делать какие угодно выводы. Можно делать скидку на то, что человек мог озлобиться за годы, проведенные в тюрьме. Можно приплетать политику и оправдывать все словами «такие были времена». Рассудит время и, надеемся, российский суд, которому еще предстоит вынести окончательное решение по делу владельца ТК «Три кита». Как мы знаем, немецкий суд решил спор в пользу Зуева, а вот на родине справедливости добиться труднее.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также