0
1038
Газета Образование Печатная версия

26.06.2008 00:00:00

Инфляция баллов

Вадим Аванесов

Об авторе: Вадим Сергеевич Аванесов - доктор педагогических наук, профессор, главный редактор журнала "Педагогические измерения".

Тэги: школа, егэ, реформа, госдума


Совсем недавно Госдума РФ поддержала предложение депутата от Новосибирска Анатолия Локтя запросить в Министерстве образования и науки РФ информацию о результатах Единого государственного экзамена (ЕГЭ). Более того, он предлагает пересмотреть и саму систему ЕГЭ, отметив, что сегодня можно говорить о системной ошибке. Далее было сказано, что это двойка не преподавателям, не выпускникам, а тем, кто затеял реформу системы средней школы.

Хорошо, что Единый госэкзамен заинтересовал наконец Госдуму. Хорошо также, что сделан информационный запрос о настоящих результатах ЕГЭ и о пересмотре самой системы ЕГЭ. Это может означать, что в Госдуме, похоже, наступает отрезвление относительно тех поправок, которые были сделаны ранее при введении пункта о ЕГЭ в закон об образовании.

Как сообщил президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков, сейчас готовятся судебные иски, которые имеют перспективу удостоверить некачественность и непригодность так называемых «тестов» ЕГЭ, которые тестами не являются. Они лишь дискредитируют метод тестов, равно как дискредитируют и Россию, разрабатывающую и незаконно применяющую в течение восьми лет так называемые контрольно-измерительные материалы (КИМ) ЕГЭ. Эти КИМы однозначно являются некачественными методами оценки знаний выпускников школ и одновременно абитуриентов вузов. Тем самым нарушаются права молодых людей и их родителей на объективную и справедливую оценку уровня подготовленности учащихся. Нелишне заметить, что в мировой науке КИМы абсолютно неизвестны как метод педагогических измерений, как неизвестны и критерии, по которым можно было бы оценить их собственное качество.

Между тем ЕГЭ и тесты – это очень разные формы. В ЕГЭ применяются КИМы, а это – вопросы, весьма отдаленно и только внешне иногда похожие на задания в тестовой форме. В России тестами по привычке называют вопросы, задачи и т.п.

Например, тестирование может быть только добровольным. ЕГЭ же является абсолютно принудительным, при этом испытуемые фактически превращаются в подопытных. Тестовые результаты проверяются по критериям объективности, точности и соответствия цели, в то время как в ЕГЭ эти критерии игнорируются.

Каждый гражданин теоретически вправе не участвовать в тестировании, если он не хочет или не может это делать по соображениям состояния своего здоровья или своей недостаточной подготовленности. Тогда ему надо предоставить возможность проверить свою зрелость по другой, например экзаменационной, форме. Превращать ЕГЭ в тотальную государственную дубинку могут только недалекие руководители.

Оценки ЕГЭ деградируют от некачественности, прицельной работы репетиторов на проверяемый минимум, от вызванной этим инфляции баллов. Я уж не говорю про периодические рукотворные утечки информации, которые случаются каждый год. И это, похоже, неизбежно, потому что ставки слишком высоки, а защита всегда проигрывает из-за возрастающей коррупции. Иначе говоря, сам ЕГЭ из средства борьбы против коррупции превратился в коррупционное средство.

Депутаты Госдумы РФ правы в том, что надо потребовать от Министерства образования и науки отчеты по ЕГЭ. Но при этом важно добавить, что должны быть не псевдоаналитические, как сейчас, а настоящие научные отчеты: за каждый год проводившегося, по существу, незаконно эксперимента, с исходными статистическими распределениями и обоснованиями по каждому заданию и учебному предмету. Именно эта информация секретится, и уже много лет. Предстоит наконец написать нормальные отчеты и подвергнуть их независимой экспертизе.

Между тем руководители регионов уже требуют от учителей готовиться к ЕГЭ с первого сентября. Вводя ЕГЭ, обещали, что этот госэкзамен улучшит качество образования. Но оно ухудшилось и продолжает ухудшаться. Говорили также, что ЕГЭ победит коррупцию, но последняя в условиях усиления социального и материального неравенства граждан разрослась еще шире. Тогда чьи интересы отстаивают те, кто, невзирая на критику экспертов, восемь лет продолжал «продавливать» ЕГЭ?

Министерству образования и науки РФ пора заняться своей основной деятельностью – организацией народного образования, а не контролем недостатков своей же работы. Это очередной нонсенс, который не замечается. Контроль качества образования в большинстве стран мира проводит не Министерство образования, а организуют общественные и профессиональные организации. Например, в США и Казахстане применяется добровольное общественно-профессиональное национальное тестирование. В Украине президент Ющенко прямо указал на необходимость применять тесты. Конечно, имеются в виду настоящие тесты, а не те КИМы ЕГЭ, которые некоторые депутаты по подсказке чиновников Министерства образования и науки РФ выдают за «тесты».

Много спорных вопросов можно было бы снять общественными слушаниями во всех регионах России, где родители и учителя должны сказать главное слово. Такие слушания лучше проводить только после открытой публикации результатов ЕГЭ, в центре и на местах. Главное же сейчас скорее отменить Единый государственный экзамен, как бездарный в научном отношении «механизм», наносящий вред российскому образованию.


Читайте также