0
7096
Газета Факты и комментарии Печатная версия

18.05.2021 16:29:00

Церковь готовится стать матерью

Способны ли приюты РПЦ воспитать детей-отказников

Тэги: рпц, патриарх кирилл, сиротство, детские дома, президент рф, владимир путин, синодальный отдел, благотворительность, правозащита, права ребенка


Фото patriarchia.ru

На открытии X Общецерковного съезда по социальному служению, которое состоялось 13 мая, патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал беременных женщин не избавляться от ненужных им детей, а «родить и отдать церкви». «Мы большая страна, мы нуждаемся в том, чтобы нас было больше. Если вы не можете воспитать ребенка, но вы его родили или готовы родить, не убивайте ребенка, родите и отдайте нам, церкви, и мы сделаем все, чтобы воспитать и поднять на ноги ваше дитя, и никогда не будем препятствовать тому, чтобы вы как мать могли его навещать, чувствовать единство со своим ребенком», – подчеркнул он. Позже в Московском патриархате пояснили, что речь идет о традиции отдавать нежеланных детей в церковные приюты.

В разговоре с «НГР» руководитель организации «Право ребенка» Борис Альтшулер высказал недоумение по поводу патриаршего заявления. «Это очень странное предложение. Дело в том, что приют для ребенка – неважно, церковный он или нет, – так же плох, как и любой детский дом. Ребенку нужна семья. Принципы семейного устройства сирот у нас давно существуют. И более того, после знаменитого выступления президента Владимира Путина от 10 мая 2006 года, где он дал поручение уменьшить число детей, находящихся в сиротских учреждениях, семейное устройство в России стало активно развиваться. Если в 2006 году было 600 тыс. детей в разных интернатах, приютах и детских домах, и это было страшно, то сейчас их 150 тыс.». «А своим предложением, получается, уважаемый патриарх предлагает увеличить число сирот», – подытожил правозащитник.

«Мы также придерживаемся государственной политики и всеми силами нацелены на семейное воспитание», – рассказала «НГР» эксперт по семейному устройству при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению психолог Елена Лутковская. «Речи о том, чтобы забирать детей для того, чтобы потом запереть их в монастырях и заставлять с утра до вечера класть поклоны и читать молитвы – нет. Так же, как нет речи о том, чтобы создать параллельные государственным структуры церковных детских домов. Мы работаем в тесном контакте с государством, и оно регулирует нашу деятельность. С 2011 года происходила реорганизация наших московских детских приютов, и мы переходили от классической формы содержания детей в детских домах к семейному устройству детей.

При Марфо-Мариинской обители был создан центр семейного устройства, который стал ресурсным для обучения и передачи опыта всем остальным церковным приютам.

Была открыта школа приемных родителей. Сейчас подобная школа действует и в Санкт-Петербурге.

Поэтому на сегодняшний момент ведётся работа над тем, чтобы все церковные детские дома, а их примерно двадцать, плюс минус в зависимости от их юридической формы и содержательного наполнения, были переориентированы на постоянное проживание у них только детей, и даже скорее людей, потому что они уже выросли из детского возраста, с тяжелыми и множественными нарушениями здоровья. Это дети, для которых пока нет возможности семейного устройства. Однако часть из них нам все равно удается устроить в семьи, и это вопрос совместного с государством развития проекта по сопровождаемому проживанию. В Москве такими тяжелыми детьми, которых мы забрали из государственных детских интернатов, сейчас занимается Свято-Софийский дом. Елизаветинский детский дом, действующий при Марфо-Мариинской обители, в партнерстве с государством специализируется на детях с синдромом Дауна. При этом малышей они все равно передают на семейное устройство, а у них остаются только взрослые дети, которых пока невозможно устроить в семьи. А Свято-Димитриевский детский дом, который раньше был детдомом классического типа, сейчас стал детским центром. То есть туда приходят уже домашние ребята как в детский сад». Психолог добавила, что по существующему законодательству у церкви нет возможности ни брать на свое попечение младенцев, ни даже самостоятельно устраивать ребенка в ту или иную семью. «Мы можем лишь высказать пожелание, чтобы ребенок попал в православную семью, если он уже какое-то время воспитывался в этой традиции. Но решают органы опеки и государство. Наш голос здесь только совещательный. При этом мы можем как общественная организация помогать семейному устройству детей через привлечение людей к теме семейного устройства. И у нас в Свято-Димитриевском детском доме жила девочка с особенностями развития, семья для которой никак не находилась. Она написала письмо Свяиейшему Патриарху Кириллу, и он обратился к людям на Рождественской елке. И очень быстро семья для неё нашлась, Мила из нашего Свято-Димитриевского детского дома стала жить дома».

В 2013 году Высшим церковным советом был принят документ «Основные принципы деятельности церковных приютов Русской православной церкви», в котором говорилось, что «нормы проживания детей в церковном приюте устанавливаются в соответствии с законодательством страны», «не допускаются антипедагогические меры наказания детей за их проступки, в том числе телесные наказания», а также о том, что «в церковных приютах, расположенных при монастырях, дети должны проживать отдельно от монашествующих, а уклад жизни детей в церковных приютах не может быть ориентирован на монастырский устав». При этом в СМИ до сих пор попадают скандалы, связанные с православными, чаще монастырскими приютами для несовершеннолетних. Так, в 2009 году большой резонанс имела ситуация, которая сложилась в детском приюте при Свято-Боголюбовском женском монастыре во Владимирской области. По фактам злоупотреблений в 2010 году в отношении обители было возбуждено уголовное дело. В 2016 году была издана книга Марии Кикоть «Исповедь бывшей послушницы», в которой автор рассказала, как сама была свидетельницей жестокого обращения с постоянно проживающими детьми при Николаевском Черноостровском монастыре в Калужской области. В сентябре 2019 года под стражу был взят протоиерей Николай Стремский из Оренбургской области, который обвиняется по семи статьям УК РФ. Следствие установило, что с 1999 по 2019 годы священник совершил преступления против половой неприкосновенности в отношении 11 приемных детей. В середине 2020 года шумиха развернулась вокруг московского приюта для девочек при Покровском монастыре на Таганке. Несколько воспитанниц попытались сбежать из него и позже рассказали о невыносимых условиях проживания. В октябре 2020-го Следственный комитет возбудил уголовное дело об истязании детей в Среднеуральском монастыре, которым заведовал ныне отлученный от церкви Сергий (Романов).

«Я не хочу говорить ничего против конкретно церковных приютов, но я знаю положение дел в приютах вообще. А еще лучше меня это знает СК РФ. Приют – это закрытое пространство. Любой интернат – это страшно и опасно с точки зрения счастья и благополучия детей», – заметил Борис Альтшулер. Он добавил, что «неправильно» изначально помещать ребенка «в сугубо религиозную среду церковных приютов».

«Подобные скандалы имели место в незаконных приютах, которые появлялись в практически закрытых общинах. Сейчас, если приют существует официально, то его контролируют как внутрицерковные структуры в лице нашего синодального отдела, так и государственные структуры. Все скандалы, связанные с детьми, – это наша большая боль. Если есть подозрение, что где-то есть приюты, которые выдают себя за церковные и там могут быть случаи жестокого обращения с детьми, то всегда можно обратиться в наш отдел, мы готовы организовать проверки», – заверила Елена Лутковская.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...