0
557
Газета Факты, события Печатная версия

29.09.2021 20:30:00

Речь как арт-объект

Вышел сборник статей о поэтах лианозовской школы

Тэги: лианозовская школа, конкретизм, игорь холин, всеволод некрасов, генрих сапгир, оскар рабин, бараки, лимонов


Главный составитель Михаил Павловец считает, что выход сборника – это начало серьезных академических исследований. Фото Николая Милешкина

Усилиями поэта, культуртрегера Николая Милешкина в рамках проекта «Вселенная» прошла презентация книги «Лианозовская школа: между барачной поэзией и русским конкретизмом». В библиотеке им. М.Ю. Лермонтова выступили авторы и составители сборника. Впрочем, часть из них присутствовала онлайн.

Открыл презентацию филолог, педагог Михаил Павловец, главный «мотор» издания (вместе с ним редакторами тома являются Владислав Кулаков и Галина Зыкова). Он подробно рассказал о структуре книги, которая состоит из нескольких разделов. В первом из них, «Лианозово в контекстах», говорится о поэтах на фоне европейской «конкретной поэзии», о рецепции лианозовцев в социалистической Чехословакии, о примитивизме в их творчестве. Во втором разделе рассматривается взаимодействие поэтов и художников. Третий – и самый значительный – посвящен конкретным авторам лианозовского круга: Евгению Кропивницкому, Игорю Холину, Генриху Сапгиру, Всеволоду Некрасову, Яну Сатуновскому, Эдуарду Лимонову, Михаилу Соковнину. А завершает издание публикационная часть, где, например, приводится полный вариант двух статей Некрасова «В Лианозово меня привезли осенью 59» и «Лианозовская чернуха», а также подборка писем Евгения Кропивницкого к Холину и Сапгиру.

Павловец подчеркнул, что составители пригласили к работе и маститых ученых (Александр Жолковский, Юрий Орлицкий и др.), и молодых исследователей. Другой принципиальный ход – сопряжение представителей разных литературоведческих школ, обращение к смежным областям знаний: лингвистике, антропологии, социологии.

Владислав Кулаков в начале своего выступления обратил внимание на то, что у лианозовцев нет общей поэтики, да и само понятие «лианозовская школа» условно. Оно существует больше в читательском восприятии, нежели в реальности. Но допущение такой рамки помогает глубже вникнуть в творчество отдельных поэтов. Кулаков отметил, что начал заниматься лианозовцами в середине 1980-х, когда многие действующие лица еще были живы. Знакомство с ними кардинально поменяло его оптику и представления о поэзии.

Филолог Елена Пенская вспомнила литературные встречи, которые организовывал в начале 1990-х в Литературном музее на Петровке Всеволод Некрасов. Они свидетельствуют о том круге авторов, которые находились в поле его внимания. Критик, литературовед Илья Кукулин, поздравив всех с выходом книжки, назвал ее появление выдающимся событием, а поэт, прозаик, литературовед Данила Давыдов поговорил о своем общении с Генрихом Сапгиром. Наиболее острым оказалось выступление поэта, переводчика Михаила Сухотина, который заметил, что Холина следует воспринимать не как эпического, а прежде всего как лирического поэта. Просто это особого рода лирика. Также он обратил внимание на то обстоятельство, что в «Избранном» Холина (1999) некоторые важные тексты отсутствуют.

Прояснить этот вопрос оказалось невозможно, поскольку редактор этой книжки филолог Татьяна Михайловская почему-то не была приглашена на презентацию. Бывает. Ну что ж, значит, в другой раз. Вместе с тем многие признали, что роль Михайловской в популяризации лианозовцев огромна, что основной массив публикаций по лианозовской школе приходится именно на годы ее работы в журнале «Новое литературное обозрение».

Лианозово действительно стоит в центре поэтических исканий второй половины прошлого века. Сегодня эту группу невозможно ни обойти, ни замолчать. Думается, самое важное в копилке Лианозова – отделение речи от языка, рассмотрение ее как вещи, как ситуации, того, что существует как предмет, который можно использовать и как средство коммуникации, и как арт-объект. Такой подход вовсе не отрицает метафизику. «Псалмы» Генриха Сапгира, русифицированная молитва «Отче наш» Холина, игры с церковнославянским языком Некрасова и многое другое ведут нас в иудеохристианский космос. Или хаосмос – как кому нравится.

Любопытно, что на последней прижизненной выставке Оскара Рабина, знакового художника-лианозовца, на полотнах вместо газеты «Правда» появились иконы, словно отсылающие нас к духовному поиску.

О лианозовцах еще многое можно сказать. По верному замечанию Павловца, появление презентуемого сборника следует рассматривать как начало серьезных академических исследований.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также