0
1169
Газета Факты, события Печатная версия

29.09.2021 20:30:00

Лао-цзы в «Мулен Руж»

Кабаре, мода и стихи на вечере Елены Семёновой и Матильды Шторр

Тэги: поэзия, музыка, кабаре, мода, эстетизм, дендизм


Певица Матильда Шторр, поэты Светлана Хромова, Валерия Исмиева, Елена Семенова (слева направо), в центре – поэт Андрей Чемоданов. Фото Александра Чернова

Поэт, обозреватель «НГ-EL» Елена Семенова и поэт, певица Матильда Шторр провели в арт-пабе «Серебряный век» камерную эстетскую вечеринку «Осенние сонеты», во время которой не только представили публике старые и новые произведения, но и отдали дань стилю и моде, тяготеющим к ретрогламуру 1950-х годов. Матильда в элегантном черном, как звездная ночь, платье из органзы и накинутом на плечи боа создала неповторимый образ блоковской дамы: в ажурных перчатках, искрящихся духах и туманах, с изумляющим романтическим прошлым. Елена в алом платье с дерзким разрезом, в мехах и бархатных перчатках избрала имидж роковой музы-куртизанки, балансирующий на грани, – утонченно гламурный и игриво вызывающий.

Название «Осенние сонеты» было в значительной степени условным, просто обозначавшим, что на дворе осень. Елена Семенова построила свое выступление в соответствии с сезонами – холодная весна, пробуждение, затем – яркое, обжигающее лето со всеми его страстями и под конец – осень, ее задумчивость и философское осмысление. Сначала был зябкий и многообещающий май: «Мнет неповинный май облака –/ Щерится в щебнях музыка быта,/ В снах потерялись «Смоки» и «Битлз» –/ Шнитке с Булезом в слух запекать,// Рук насаждать дребезжащий вокзал –/ Зреть, и в безжалостном зле ожиданья/ Выкормить хрупкую розу в гортани/ И отпустить в небеса». Затем со свойственными ее поэтике звуковой игрой, неологизмами Семенова вспомнила о лете: «Сердоликовое время,/ Пряный вечности укол/ Льется в губы лавной спермой,/ Фиолетовым флажком./ С берегов, как мухи, дроны,/ Cтрекоча, черкают высь/ И лучарные короны,/Как медузы, поднялись. / Разлимонилось, зацвелось/ Из ушей во сна живот./ О! Как в нем литая спелость/ Ливнетоками поет». Завершилось все экзистенциальным холодом, когда автор остается наедине со своим эго и размышляет о бренности сущего: «Осень. Серый смог немого древа./ Мочит ноги парубок дождя./ Луны луж холодного нагрева/ В душу острым выстрелом глядят.// Выйдет к небу форменный скелетик/ Продувной подкожною порой,/ И на скрип костей ему ответит/ Веток свист и стон коры сырой».

Если поэзия Елены откровенна, с выраженным субъектом, то творчество Матильды – а именно песни, стилизованные в жанре кабаре (один из мэтров которого – Александр Вертинский), – наоборот, отстраненное, игровое, ироничное. В вокале ее звучат и игривость, и капризность, и жеманство. Певица любит своих героев, но и посмеивается над ними. Впрочем, грань тонка, и иронизирует она мягко, с уважением к жанру. Наибольшее оживление публики вызвали строки из песенки «Мне нужен муж, чтоб в оперу ходить»: «Чтоб сидя он в изящной позе/ слагал поэму мне о розе./ Наигрывал на фортепьяно./ Не приходил домой он в доску пьяным./ Без вредных привычек./ Короче, джентльмен без кавычек». Или, скажем, из романса «Глясе и фрикасе»: «Готовят уж цыплят для главной нашей встречи./ Играет радио. То «Вальс э фоль» Массне./ Если раньше вы любили мои плечи,/ теперь вы любите цыплят как фрикасе!../Я ложечкой из мельхиора/ стучу по чашечке глясе./ Мне вторит вальс своим минором./ Да, вы пришли, но вы пришли за фрикасе!/ Теперь я – ваше фрикасе/ Ваше цыплячье фрикасе./ Вот вам в лицо кофе-глясе./ Теперь мое вы фрикасе. Мое цыплячье фрикасе...»

На вечере также читали гости – поэты Мария Мельникова, Светлана Хромова, Валерия Исмиева, Майя Звездинка, Наталья Стеркина, Сергей Синяков, Андрей Чемоданов и др.

Матильда Шторр, взглянув на фото, сделанное художником Александром Черновым, изрекла: «Лао-цзы в «Мулен Руж». Чем не символ вечера?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также