0
3135
Газета Армии Интернет-версия

07.09.2007 00:00:00

Гвардия президента Назарбаева

Тэги: казахстан, назарбаев, армия


С гвардии подполковником Алмазом Джумакеевым, командиром 37-й отдельной десантно-штурмовой бригады Аэромобильных войск Казахстана, дислоцированной в городе Талды-Курган, мы познакомились в прошлом году, на учениях ОДКБ «Рубеж-2006». В те дни его подчиненные вместе с морскими пехотинцами 77-й бригады морской пехоты береговых войск Каспийской флотилии высаживались с боем на песчаный берег Каспия в районе города Актау. Десантники Джумакеева впервые в своей практике атаковали противника с российских кораблей на воздушной подушке. И делали это на удивление (все-таки, подчеркнем, впервые, да еще после изнурительной качки) здорово.

СЕРЖАНТ – ВСЕМУ ГОЛОВА

А новая встреча с казахстанским офицером произошла на полигоне под городом Чебаркуль во время учений Шанхайской организации сотрудничества «Мирная миссия-2007». Там десантно-штурмовая рота (ДШР) бригады Джумакеева под командованием тоже знакомого мне по Актау гвардии капитана Григория Лукьянченко действовала вместе с подразделениями Внутренних войск МВД Российской Федерации, ротой Народно-освободительной армии Китая и взводом спецназа Киргизии. Три казахстанских взвода на российских БПМ-2 во взаимодействии со своими соседями справа и слева по сценарию учений отсекали отход террористов в южном направлении из захваченного ими селения Пашина. ДШР пропускала через свои боевые порядки китайские боевые машины, а затем массированным огнем из всех видов оружия уничтожала отказавшегося сдаться противника. Руководитель учений генерал-полковник Владимир Молтенской очень высоко оценил боевую выучку казахстанцев.

Вечером, накануне заключительного этапа «Мирной миссии», в палаточном лагере под Чебаркулем Алмаз Джумакеев рассказывал мне о том, что изменилось за минувший год в армии республики. И в частности – в десантно-штурмовой бригаде. Поведал он и о ее проблемах.

– Автомобильную стоянку перед военным городком надо увеличивать, – сказал подполковник. – Четыре года назад в бригаде числилось 15 «легковушек», сейчас уже 570. На полторы тысячи личного состава. А с 1 января будущего года министр обороны обещал поднять денежное содержание солдата-контрактника до 700 долларов, командира взвода – до тысячи. Так что стоянку придется еще расширять...

У Казахстана, где проживает 15 млн. граждан, 70-тысячная армия. Генералов в ней – 34. За пределы «генеральской квоты» выйти нельзя. Полковник, который стоит на генеральской должности, получит очередное воинское звание (конечно, при соответствующих профессиональных и морально-деловых качествах) только тогда, когда какой-то генерал уйдет в отставку и откроется вакансия. Да и то если пройдет очень серьезный конкурсный отбор, где мнение его сослуживцев, а не только начальников, будет не на последнем месте.

Но это еще далеко не все особенности армии нашего ближайшего азиатского соседа и союзника. В ней только 15–20% солдат срочной службы. Остальные – контрактники. Личный состав бригады Джумакеева укомплектован только контрактниками. В роте, что участвовала в учениях «Мирная миссия-2007», все солдаты и сержанты служат, как сказал подполковник, «по втором контракту».

Причем сержанты в казахстанской армии – контрактники стопроцентно. Более того, уже десять лет подготовкой младших командиров, а в Казахстане их называют «войсковой основой», «стержнем армии» и «основной ячейкой управления», занимаются кадетские корпуса. Совсем не похожие на наши, российские. Здесь в кадетский корпус принимают окончивших девять классов мальчишек, показавших хорошие знания и отличную физическую закалку. Продолжительность подготовки – как в техникуме – три года. Учат всем тем премудростям, которые необходимы командиру и воспитателю солдат. В том числе и социальной психологии, умению руководить ситуацией в сугубо мужских коллективах. Лейтенантов, кстати, готовят только четыре года.

Кадет подписывает обязательный контракт на пять лет службы после выпуска, потом может продлить соглашение с Минобороны еще на десять лет, а придя в войска, он становится главным руководителем солдата. Как сказал мне один из сержантов, «его папой-мамой и воинским начальником».

ЧТОБЫ ДОРОЖИЛИ СЛУЖБОЙ

Срок армейской службы по призыву в Казахстане – 12 месяцев. Роты и батальоны формируются из рядовых, вставших в воинский строй в одно и то же время, что максимально исключает возможность проявления «дедовщины». Однако на боеготовность частей и соединений увольнение в запас целого батальона никак не влияет. Остаются сержанты, а научить солдатской специальности, даже самой сложной, выпускника средней школы или института можно за месяц-два. В наряды по кухне никто не ходит. Готовят пищу в армии, убирают столовые нанятые Министерством обороны фирмы (в каждом гарнизоне – своя). Заключают с ними договоры по результатам конкурсов. Если будут претензии у столующихся, можно потерять контракт, а им очень дорожат. Безработица в стране – серьезный аргумент для добросовестного отношения к делу.

Обращение к солдату, как и к сержанту, офицеру, генералу, начинается со слова «господин». Не «товарищ», как в Российской и других армиях СНГ, а «господин». Звучит непривычно для нашего уха, но отношение к армии и ее личному составу со стороны правительства и президента страны, со стороны гражданского общества Казахстана свидетельствует, что такой обращение – не простая формальность.

Еще одна существенная деталь. В армии Казахстана есть должность сержант взвода, сержант роты, сержант батальона, бригады┘ и даже сержант всей армии – такая своеобразная «сержантская вертикаль». Каждый из младших командиров отвечает за свой конкретный участок работы, и все вместе они заменяют офицеров, когда те заняты самоподготовкой или другими делами, не связанными работой с личным составом. К примеру, с утра и до обеда с подразделением занимается офицер, после обеда и до утра – сержант. Суббота и воскресенье у сержанта – выходные дни. Он свободен от служебных обязанностей. Как и после окончания рабочего дня, в 19.00, если не занят в подразделении. А во время службы он может заочно учиться в институте или в техникуме.

В бригаде Алмаза Джумакеева получает дополнительное образование практически каждый третий – 400 солдат и сержантов.

Подполковник сказал мне, что отпускать сержантов на сессию в институт – всегда проблема. Тем более если там заочно учится почти половина младших командиров взвода или роты, но без этого нельзя.

– Человек должен чувствовать свою перспективу, заботу командования и государства, – говорит Алмаз, – то, что ему дают возможность расти. А такое отношение отзывается преданностью своей профессии и служебным рвением, которое, конечно же, максимально компенсирует все издержки с отсутствием сержанта во время сессии.

Получают сержанты взвода, роты и батальона чуть меньше офицеров, командующих этими подразделениями. Так, оклад старшего сержанта Нурлана Талдыбаева, сержанта 1-го взвода 1-й десантно-штурмовой роты 1-го десантно-штурмового батальона, сегодня эквивалентен 300 долларам. Командир взвода получает на 20 долларов больше. С 1 января 2008 года, как уже говорилось, оклады вырастут в два с лишним раза. Кроме того, когда сержант уходит в ежегодный отпуск, государство ему выдает на отдых еще два оклада. Предоставляет бесплатно служебное жилье, за которое он не платит ни одного тенге, разве что за израсходованное электричество, а также бесплатно выдает форму одежды и гарантирует прочие льготы. Включая хорошую пенсию.

Вдобавок контрактники могут рассчитывать на участки земли размером в 10 соток – от государства, на кредиты под льготные проценты – от банков. Большинство автомобилей в бригаде Джумакеева куплены именно так, через льготный кредит.

– Собственный автомобиль, – смеется Алмаз, – помогает бороться с употреблением спиртного. За руль под градусом не сядешь. А потом деньги, которые появились у солдата и офицера, позволяют им купить приличную мебель, поехать за границу отдохнуть, построить дом┘ Человек начинает дорожить своей службой, что опять-таки отражается на его дисциплине, ответственности за порученный участок работы, за повышение собственного боевого мастерства┘ Никого ни в чем не нужно убеждать и уговаривать.

СТУПЕНЬ В ГРАЖДАНСКОЙ КАРЬЕРЕ

В Казахстане – всеобщая воинская обязанность. Более того, поступить на высокий государственный пост, быть избранным в парламент и даже устроиться на работу в перспективную частную фирму невозможно, если ты не отслужил в армии. По этому поводу существует даже специальное правительственное распоряжение. Но солдат нужно совсем мало, и для того чтобы надеть военную форму, надо быть не только абсолютно здоровым, но еще и исхитриться призваться.

На срочную службу возник конкурс, как на актерский факультет ВГИКа. На прошлогодних учениях «Рубеж-2006» гвардии полковник Аскан Тасбулатов, командир казахстанской бригады морской пехоты, рассказывал мне, что его племянника военкомат три года подряд «прокатывал» от такого «счастья». Родная сестра не выдержала, позвонила брату, занимающему высокий пост в казахстанской армии, и попросила помочь. Аскан помог: договорился с военкоматом, чтобы племянника направили служить в его соединение. Однако сестре наказал: пусть строго-настрого предупредит сына, чтобы тот дяде на глаза не попадался.

– Служит он, по отзывам командиров, отлично, – говорил полковник. – Но за весь этот год я его действительно ни разу не видел. Материнское указание парень выполняет исправно.

Впрочем, исправно служит своей стране не только племянник гвардии полковника Тасбулатова, но и другие господа рядовые. Тем более если попадают в армию по конкурсу. Что помогает комплектовать самые ответственные солдатские должности высоко подготовленными специалистами. Командующий ракетными войсками и артиллерией Казахстана генерал-лейтенант Кажимурад Маерманов сказал мне, что в казахской армии 13 артиллерийских бригад, и все командиры расчетов в батареях 152-мм гаубиц «Мста-Б», самоходок «Гвоздика» и «Акация», реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град», «Ураган» и «Смерч», все вычислители имеют высшее образование. Таким качеством призывного контингента может похвастаться далеко не каждая армия. В том числе и очень развитых стран.

Межнациональных проблем в казахстанской армии тоже не существует. Служат все, кто является гражданами страны. Казахи, русские, украинцы, уйгуры, киргизы, узбеки, таджики... В палатке, где мы беседовали с гвардии подполковником Джумакеевым, находились еще и гвардии лейтенант Вайдус Жаканбаев, гвардии старшина Евгений Кириченко, гвардии сержант Яна Нехорошева, все уроженцы республики...

– Если бы нам не нравилась воинская служба, – сказала мне санинструктор-стрелок сержант Нехорошева, – разве мы бы подписали новый контракт?!

Резонно.

ЧУЖОЙ ОПЫТ ЛИШНИМ НЕ БЫВАЕТ

Что отличает бригаду гвардии подполковника Джумакеева от других частей казахстанской армии, так это постоянное участие в различных тактических учениях. Она образована сравнительно недавно – в 2003 году, но успела «отметиться» на самых разных маневрах. В совместных – с российской, киргизской, узбекской и американской армией. В 2004 году на учениях «Степной орел» «воевала» вместе с англичанами, в ходе «Рубежа-2004» – с российскими, киргизскими и таджикскими подразделениями, входящими в ОДКБ, потом с ними же на маневрах «Желтысу-2004», «Рубеж-2005», «Рубеж-2006». Сейчас на «Мирной миссии-2007» – с китайцами, русскими, таджиками, киргизами┘

У Алмаза Джумакеева есть и боевой опыт. Он закончил суворовское училище в городе Фрунзе (сейчас Бишкек), потом Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, наконец – Военную академию Казахстана. В начале 1990-х годов воевал на таджикско-афганской границе, награжден орденом «Айбын». Летал в США. Оттуда, из Форта Брег, что в Северной Каролине, на восьми Си-17 и одном Ил-76 вместе с 3-й парашютно-десантной ротой 50-го парашютно-десантного полка 82-й десантной дивизии они провели в воздухе 19 часов и 37 минут без посадки на промежуточных аэродромах и высадились на парашютах в горах Казахстана.

– Боевой опыт, – говорит гвардии подполковник, – за плечами не носить. А познакомиться с тем, что есть хорошего в чужой армии, перенять его для своей – нормально и полезно. Кроме того, есть что сравнить. И приятно чувствовать, что твоя армия не хуже других.

Абсолютное большинство казахстанских офицеров, особенно в старших воинских званиях, закончили еще советские высшие военные училища и академии. Но в годы независимости страны и становления собственной армии успели поучиться и в США, в Германии, Великобритании, Италии, Турции┘ Познакомились с опытом западных армий, организацией военного строительства, многое переняли и воплотили в своих войсках.

То, что армия президента Назарбаева – не хуже, а где-то даже лучше других, видно даже по экипировке казахстанских десантников. Камуфляж у них – добротный, под цвет пустыни. Так и называется «Буря в пустыне», сказал мне Джумакеев. Оружие – российское. А радиостанции – разные. Есть российские станции «Акведук», есть французские и израильские. В некоторые станции можно вставить сим-карту из собственного мобильника и через спутник поговорить в закрытом режиме с командиром отделения, взвода, роты, батальона┘ Сейчас министр обороны Казахстана, говорит комбриг, поставил задачу полностью обеспечить армию системами автоматического управления подразделениями и огнем, и в части начали поступать цифровые оптоволоконные средства связи, спутниковые станции, безукоризненно работающие даже в горах. Пока в основном ориентированные на GPS.

– ГЛОНАСС тоже предусматривается, – говорит Джумакеев, – но навигаторы, видимо, поступят к нам после того, как появятся в Российской армии.

Имеются в частях казахстанской армии и калиматорные прицелы белорусского производства. Они помогли повысить точность ведения огня из легкого стрелкового оружия.

– Сейчас упражнение по огневой подготовке стало выполнять гораздо проще и эффективнее, – сказал гвардии подполковник. – Поступили в войска из России кевларовые каски. Парашюты у нас тоже российского производства – Д-6 серии 4У и управляемые парашютные системы «Кентавр». С будущего года начнем закупать ваши «беспилотники»┘

– Зачем Астане такая мощная армия, с кем она собирается воевать? – спросил я у Джумакеева. – Ведь где-где, а в Казахстане не видно и не слышно проявлений терроризма и экстремизма, которые не миновали его соседей. Особенно на юге.

– Именно поэтому мы и укрепляем свою армию, – ответил комбриг. – И дело тут не только в том, что происходит у соседей. Мы входим в ОДКБ и ШОС именно для того, чтобы в случае чего помочь им и получить, если потребуется, помощь от них. Терроризм, экстремизм и сепаратизм – угроза для всех. И вместе с другими мы будем готовиться к их нейтрализации. А без сильной армии этого сделать нельзя.

Мне нечего добавить к этим словам.

Актау–Чебаркуль–Москва


Читайте также


Другие новости

Загрузка...