0
2091
Газета Армии Интернет-версия

03.10.2008 00:00:00

Ратный путь под Звездой Давида

Тэги: израиль, мемориал, традиция, солдат


Нужно иметь каменное сердце, чтобы пройти эту дорогу без слез и сострадания. Пусть даже ни один мускул не дрогнет на твоем лице.

Ты спускаешься по мраморному подиуму в глубину черного и холодного, несмотря на уличную тридцатиградусную жару, тоннеля. Идешь в темноте между стеклянных стен, за которыми крохотными огоньками светятся, словно мерцающие в вышине и вокруг тебя далекие звезды, тысячи колеблющихся в воздухе свечей – души погибших детей, и тихий мужской баритон на русском, украинском, немецком, французском, польском, на иврите голосом, полным печали, называет их имена. Одно за другим, десятки, сотни, тысячи имен┘

В годы Второй мировой, во времена Холокоста погибло более полутора миллионов еврейских детей. И каждое из дошедших до нас имен день и ночь, круглые сутки, звучит в национальном Мемориале Катастрофы и Героизма – Яд Вашем в Иерусалиме. Сюда, на холм Памяти, обязательно приводят израильских солдат (хайялей – на иврите), только-только надевших военную форму. Белая лычка-ленточка на их погонах свидетельствует о том, что они едва встали в армейский строй и проходят трехмесячный курс молодого бойца. Вооруженные американскими винтовками М-4, они сидят, стоят вокруг своего командира у входа в мемориал, у деревьев, посаженных в честь Праведников, с риском для собственной жизни спасавших евреев. Слушают его рассказ о шести миллионах жизней, замученных в концентрационных лагерях, задушенных в газовых камерах, сожженных в крематориях, расстрелянных и засыпанных во рвах и оврагах по всей Восточной Европе – в Польше, в Белоруссии, Латвии, Литве, на Украине, в России – только за то, что они были евреями...

Писатель и публицист доктор исторических наук Арон Шнеер, наш экскурсовод, сопровождавший и Владимира Путина во время его посещения Яд Вашема, говорит, что лет десять назад в Израиле начала возрождаться традиция – привозить сюда молодых солдат, чтобы они вспомнили историю своего народа, его трагедию, чтобы в прямом смысле слова, перефразируя известное советское изречение, знали, что они защищают, кого защищают и почему защищают.

Мы, небольшая группа московских журналистов, приглашенных Министерством иностранных дел Государства Израиль для знакомства со страной и его армией, тоже начали свое открытие Израиля с Яд Вашема. Без этого мемориала, без соприкосновения с документальными свидетельствами Холокоста, собранными здесь за последние годы, без сопереживания невосполнимым потерям, которые перенес этот народ, невозможно понять историю государства, которое на протяжении последних шестидесяти лет продолжает бороться за свое существование с многочисленными врагами, что его окружают и грозят уничтожить. Как когда-то нацисты собирались стереть с лица земли всю еврейскую нацию. До последнего младенца, чтобы даже памяти о ней не осталось.

Лейтенант Юлия Юсим руководит русским отделом пресс-службы Минобороны Израиля.

Мы знакомились со страной, которая сумела создать условия для свободного развития каждого своего гражданина и научилась защищать не только себя, но и всех, кто приезжает к ней в гости. А таких людей – паломников на Святую землю, колыбель трех мировых религий, и туристов – миллионы. Организацию их защиты мы изучали в Старом городе Иерусалима.

УЧАСТОК 2000

Старый город Иерусалима, где сосредоточены основные святыни трех религий – иудейской, христианской и мусульманской, начиная от Храма Гроба Господня, Голгофы, Стены Плача и заканчивая Куполом Скалы и мечетью Эль-Акса, – охраняет полицейский участок под номером 2000 («Мабат 2000»). Расположен он у Яффских ворот и Башни царя Давида. А вход в него оберегает электронный прибор, который открывает двери только по радужной оболочке глаза того человека, который занесен в компьютер мабата.

Глаза капитана Алекса Кагальского, который нас сопровождал, в компьютере есть, и двери участка открылись перед нами. Мы вошли в полуподвальный зал, уставленный десятками телевизионных экранов. На них все четыре района Старого города – иудейский, христианский, армянский и мусульманский. Все, что происходит в его храмах, церквях, улочках и переулках, в запутанных лабиринтах арабского рынка, – на экранах мониторов.

– По городу расставлено 387 камер видеонаблюдения, – познакомила нас с системой охраны города старшая смены сержант Розалина (фамилии полицейских и солдат журналистам в Израиле не называют. – В.Л.), – и мы круглосуточно видим и знаем, что где происходит. Готовы в любой момент прийти на помощь пострадавшим и задержать нарушителя правопорядка.

Накануне нашего приезда в Иерусалим на площади возле Яффских ворот в группу солдат, которые шли на вечернюю молитву в Старый город, на огромной скорости врезался автомобиль «БМВ». 30 военнослужащих ранены, тринадцать из них – в больнице с тяжелыми травмами. Офицер, сопровождавший их, застрелил террориста-араба – обладателя израильского паспорта. И это не единственный случай, когда фанатики-камикадзе набрасываются в самом людном и популярном у туристов месте города на ни в чем не повинных и ничего не подозревающих людей. Перед этим было два случая, когда на автобусы с туристами налетели, круша автомашины и сминая прохожих, водители экскаватора и грейдера.

На узких улочках Старого города таких случаев практически не бывает. Там на автомобиле не разгонишься, но нападения на людей происходят. Сержант показывает нам запись недавнего происшествия в одной из галерей рынка. На одинокого хасида в черной шляпе и длиннополом сюртуке набрасываются трое молодых арабов. Сбивают его с ног, бьют кулаками и ногами. Сразу же убегают. Но недалеко – через считанные минуты их хватает полицейский наряд, и после необходимой следственной процедуры преступники оказываются на скамье подсудимых.

Впрочем, охрану общественного порядка в Старом городе несут не только полицейские, но и солдаты ЦАХАЛ – Армии обороны Израиля. Военные патрули – по два-три человека с оружием в руках – тоже несут круглосуточную службу на площадях возле храмов и в переулках старых районов, на рынках. Если заблудился в многочисленных лабиринтах, помогут выйти на знакомую улицу, если кто-то обидел, погасят конфликт или вызовут полицейского. Кстати, работа в полиции засчитывается в Израиле в срок воинской службы. В участке номер 2000 мы встретились с девушкой-полицейским по имени Анна.

Оказалось, что она – капрал по званию, три года назад после окончания средней школы приехала в Израиль из Иркутска. Одна, без родителей. И сразу записалась на службу в армию, выбрала полицейские части (в Израиле есть такая привилегия у призывника – выбирать, где он хочет служить. – В.Л.). Год ушел на изучение языка, два года она уже здесь, в «Мабат 2000». Служба дала ей право поступить в университет, куда она ходит на занятия два раза в неделю. Оплатила ей первое высшее образование – степень бакалавра. Девушка сказала мне, что еще не знает, как сложится ее дальнейшая жизнь. Но тут, в стране, ей нравится.

В полицейском участке 2000 из сорока сотрудников двенадцать русскоговорящих, то есть наших бывших соотечественников. Все молодые, все служат в армии, и им, как и Анне, тут нравится. Почему? Это нам объяснил капитан Марк Терещенко, заместитель командира учебного центра, расположенного недалеко от Тель-Авива.

ЧЕРНАЯ КОШКА С КРЫЛЬЯМИ ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ

Марк Терещенко – не чистый зам командира, а зам по стрелковой подготовке. А учебный центр, на эмблеме которого изображена черная кошка на фоне крыльев летучей мыши, занимается обучением и, так сказать, «повышением квалификации» инструкторов-снайперов. Кроме того, здесь же военнослужащие осваивают различные способы и тактику борьбы с террористами. В том числе и с использованием служебных собак. О последних надо рассказывать отдельно.

А капитан Терещенко живет в Израиле уже 14 лет. Приехал сюда из Москвы после окончания средней школы. Призвался в армию в 2001 году. Служил в десанте, в спецподразделении. Окончил офицерские курсы, принимал участие в войне с «Хезболлой» в Ливане в 2006 году. Практически все офицеры учебного центра, его инструкторы прошли эту войну. Офицерское звание Марк получил после окончания восьмимесячных курсов. Был младшим лейтенантом, лейтенантом, майорское звание ему должны присвоить на будущий год. Говорит, армия оплатила ему учебу в университете, половину стоимости квартиры, автомобиля и сегодня ежемесячно добавляет к получке 700 шекелей на бензин (американский доллар на день нашей встречи стоил 3,4 шекеля. – В.Л.).

Оклад капитана остался для нас «военной тайной». Но Марк сказал, что на сто шекелей, которые он откладывает в банк, Минобороны набрасывает ему еще триста, правда, из его же получки. Такая пропорция. И когда он отслужит срок своего контракта, то на счету у него будет весьма приличная сумма, которую он сможет тратить по своему усмотрению. А пока это – неприкосновенный запас. Кроме денег, которые он получает на руки (а это, по некоторым сведениям, эквивалент примерно 3,5 тыс. долл. – В.Л.), у него есть льготы по налогам. Они в стране очень большие, до 40–45% оклада, вне зависимости от его величины. И эти льготы вкупе с правом на медицинское обслуживание, на возможность за государственный счет раз в году жить неделю в самом лучшем отеле на берегу Красного моря в Эйлате, многое для него и его семьи значат. Тем более что служба в ЦАХАЛ ему тоже очень нравится.

Старый город Иерусалима с высоты птичьего полета

В армии есть чему поучиться. К тому же военная служба обязательна для всех граждан Израиля, включая юношей и девушек (за исключением мусульманского населения), и это приносит человеку большую пользу. Дружба, рожденная в воинском коллективе, в реальных боевых условиях, остается на всю жизнь. В Кнессете, в правительстве, в политических партиях и общественных организациях складываются группировки армейских побратимов, которые всегда помогают друг другу и в карьере, и в каких-то жизненных трудностях. А это для такой небольшой страны, где практически все друг друга знают, огромный плюс.

«ТАВОР», «ТАВОР» И ЕЩЕ РАЗ «ТАВОР»

Но, естественно, капитан Терещенко рассказывал нам не только о том, чем ему нравится армейская служба. Специалист по стрелковому оружию, он демонстрировал московским гостям, а среди нас были и эксперты в военном деле, автоматы, которыми оснащена армия Израиля. Американский М-16, что сейчас остался только у резервистов, а в боевых подразделениях фактически уступил место тоже американскому М-4. А также израильскую новинку, которая сейчас приходит в войска, но уже побывала несколько лет назад на выставке в Нижнем Тагиле, – короткоствольный автомат «Тавор». Им вооружается морская пехота, десантники и отдельные подразделения сухопутных войск (такие автоматы захватили в виде трофеев наши солдаты и в Грузии. – В.Л.). И еще Марк показывал нам прицелы. Ночные с лазерной подсветкой и дневные. С трехкратным и четырехкратным увеличением. Практически незаметные для противника. Кроме того, мы посмотрели патроны, которыми стреляют солдаты. С зеленой и белой «шляпкой».

– Чем отличается «Тавор» от остального оружия? Чем он лучше М-4 и «калашникова», если лучше? – спрашивали россияне Марка.

– Этот автомат предназначен для действий в городе. У него короткий ствол и с ним удобнее перемещаться на тесных улочках, в домах при обезвреживании террористов. Кроме того, он позволяет вести огонь из-за укрытия, чем максимально обеспечивает безопасность израильского солдата, а жизнь воина для Израиля – непреходящая ценность, – ответил капитан.

Вдобавок, подчеркнул он, все основные конструктивные элементы автомата расположены в прикладе, что снижает давление на руку и дает возможность быстро переносить огонь с одной точки на другую. Немаловажное значение имеет и тот факт, что «Тавор» удобен в обращении как для правши, так и для левши. Рычажок его затвора легко перебрасывается с одной стороны ствола на другую сторону, а отверстие выброса патрона есть и там, и там. Одно из них закрывается, и гильза не будет лететь стрелку в глаз. И еще «Тавор» хорош тем, что на него можно навесить самые разные приспособления, начиная с ночных прицелов и заканчивая подствольниками и маленьким компьютером.

Есть вариант выстрела из подствольника «гранаты», которая зависает над полем боя на парашюте и передает на компьютер видеоинформацию о целях, которые замаскированы в окопах и укрытиях. Даже с указаниями их географических координат. Для минометчиков и снайперов – очень важные сведения.

– «Калашникову» «Тавор» проигрывает только в одном, – сказал капитан Терещенко. – АКМ можно извалять в грязи, и он будет продолжать стрелять, а «Тавор» требует к себе бережного, профессионального отношения. Он грязи не терпит.

Учебный центр, в котором служит Марк Терещенко, единственная в Израиле военная школа, где готовят снайперов и специалистов по антитеррору. Все, кто занят в стране такой работой, прошли через нее. В том числе моряки и полицейские. Нас познакомили с одним из снайперов – прапорщиком Володей. Родом он из Воркуты, а на Святую землю приехал с родителями в возрасте четырех лет. По-русски говорит, как мы с вами. Более того, глядя на его короткую белобрысую прическу, на открытое славянское лицо, ни за что не признаешь в нем израильтянина. Володя – инструктор по обучению снайперскому делу, в армии уже пять лет, воевал в Ливане. Сколько «мишеней» на его счету, не распространяется. И хотя ходит постоянно с М-4 на плече, отметок о его победах на оружии нет.

– Что я, больной, что ли, – объяснил нам свою позицию прапорщик. – Вдруг попаду в плен, сразу будет видно, кто и что я. А так – солдат есть солдат. За меня страна будет бороться и защищать так же, как борется сегодня за Гелада Шалида.

Напомню, капрал Шалид был похищен боевиками ХАМАС на границе Израиля с Газой два года назад. О ситуации с Газой чуть позже, а сейчас несколько слов о встрече с израильскими летчиками-лейтенантами. Они тоже, как и предыдущие наши знакомые в ЦАХАЛ, – русского происхождения. Зовут лейтенантов – Стас, Игорь и Григорий. Уроженцы Ташкента, Кишинева и Минска. Руководитель русского отдела пресс-службы Минобороны Израиля лейтенант Юлия Юсим предупредила нас, что в открытой печати нельзя публиковать фотографии пилотов, называть их имена и фамилии, только инициалы, чтобы волей-неволей не сообщать эти сведения террористам, но я решил назвать их поименно. Пусть гадают, вымышленные имена или действительные. Тем более что идентифицировать по этому тексту реальных офицеров будет, наверное, очень трудно. Почти невозможно.

Стас, Игорь и Григорий летают на разных самолетах. Один – на истребителе F-16, другой – бортинженер на транспортном «Геркулесе», третий управляет маленьким «Бич крафт-200». Высшее образование только у одного, того, что водит «малыша». Он призван в армию после окончания технического университета в Хайфе и пошел учиться на специальные курсы летчиков. Остальные окончили эти курсы без высшего образования. У того, кто имеет высшее образование, родители – тоже инженеры, но в Израиле трудятся, как он сам выразился, разнорабочими. У второго отец и мать – музыканты. У третьего – заняты в системе обслуживания. О том, почему они приехали на историческую родину, парни не говорят, но можно догадаться, что сделали это ради детей. И теперь дети стали защитниками страны.

– Почему ты выбрал профессию пилота? – спросили мы у Стаса.

– Потому что это нужно мне и моей стране, – ответил он. – На крыльях моего самолета флаг Израиля, и я горжусь этим. Горжусь, что занят реальным делом, что защищаю свой дом от террористов. И это самое главное, что я могу сделать для своей родины.

Остальные офицеры ответили на этот вопрос примерно такими же словами.

Можно, наверное, как у нас принято в последнее время, иронизировать над пафосом такого заявления. Можно думать, что лейтенантов, как и других наших собеседников, специально проинструктировали, что и как говорить русским журналистам. Но я думаю, что все эти домыслы не стоят и выеденного яйца. Конечно, людей подбирали для встречи с нами. В нашей стране, как и в любой другой стране мира, знаю это по собственному многолетнему опыту, сделали бы то же самое для разговора с иностранными СМИ. Тем более что нам нужны и интересны были, конечно же, русскоговорящие, наши бывшие сограждане. Хотя тех, кто уехал с родителями в младенческом возрасте, согражданами назвать трудно. И все же.

Уверен, говорили они с нами открыто и искренне. Ничуть не кривя душой. Фальшь всегда заметна, как бы и кто бы ее ни прятал. И то, что Израиль стал им родиной, что они горды службой в его армии, что заняты реальным делом – защитой своей страны от внешнего и внутреннего врага, – это все правда. А о том, что такая защита государству и его гражданам нужна, убеждаешься в Израиле очень часто. В том числе и в приграничном городе Сдерот.

УРОЖАЙ СДЕРОТА

Мы прилетели в этот небольшой, тысяч на двадцать жителей, городок, что расположен недалеко от границы с Газой, под вечер. Поднялись на гору, с которой хорошо был виден Бейт-Ханун, один из районов Палестинской автономии, откуда в Сдерот время от времени прилетают «Кассамы» – самодельные реактивные снаряды, выпущенные боевиками в сторону города, как правило, наобум, но приносящие ему нешуточные разрушения и человеческие жертвы. Но главное – постоянный страх оказаться под обстрелом. Школу здесь поверх крыши даже укрыли огромной бетонной аркой, чтобы хотя бы дети были в полной безопасности. А в каждом доме тут есть маленькое бомбоубежище, куда люди могут спуститься после сигнала тревоги.

На границе с Газой висит воздушный шар, оборудованный видеокамерами, системой связи и оповещения. И когда из жилых кварталов палестинского анклава летит очередной «Кассам», в городе раздается набат. Нужно успеть за пятнадцать секунд спрятаться. Где бы ты ни был в это время. На улицах городка тоже сделаны для этого небольшие укрытия.

За последние пять лет на Сдерот упало 8477 «Кассамов», по одному на каждых двух жителей. Особенно интенсивно город обстреливался в 2007-м и в первой половине нынешнего года. «Урожай железа» очень приличный. За это время сюда долетело 2313 и 2363 снаряда соответственно. В местном полицейском участке сделаны даже специальные стеллажи, где их собирают. На каждом надпись – число и место падения. Только в последнее время обстрелы прекратились – при содействии Египта удалось заключить перемирие с боевиками на полгода. И что будет после 1 декабря, когда срок перемирия закончится, никто сказать не может.

Это при том, что в Газе израильских войск нет. Они оттуда выведены, на провокационные обстрелы «Кассамов» ЦАХАЛ не отвечает – стрельба идет из жилых кварталов города, и подавление огневой точки, удар возмездия может привести к серьезным жертвам среди мирного населения, чего в Тель-Авиве хотели бы избежать. Хотя терпение не беспредельно.

Я спросил у Ирины Бубер, сотрудницы местного муниципалитета:

– Как это – жить под постоянным страхом нового обстрела?

Она грустно улыбнулась.

– Привыкаешь. Хотя многие люди из города уезжают, несмотря на то что здесь есть очень хорошая работа – в пищевой промышленности, в компании, производящей компьютеры.

В городе много русских. В октябре пройдут выборы мэра, и некоторые предвыборные плакаты, которые висят на каждом перекрестке, написаны по-русски. Один даже подписан «Будущий мэр Сдерота». Оптимизма нашим бывшим гражданам здесь не занимать.

ГЛАВНАЯ УГРОЗА – НА ВОСТОКЕ

За время посещения Израиля мы встречались с самыми разными людьми. Не только с военнослужащими ЦАХАЛ и полиции. А еще с депутатами Кнессета, действующими и бывшими заместителями министра иностранных дел и обороны, с офицерами Генерального штаба и даже с заместителем начальника аналитического отдела разведки Генерального штаба (не могу представить, чтобы иностранных журналистов пригласили для разговора в святую святых – отечественное ГРУ ГШ. – В.Л.). Разговор шел на многие темы. Он касался войн, которые вела страна на протяжении последнего времени, в том числе и уроков ливанской кампании 2006 года. Прошло предметное обсуждение грузинской агрессии против Южной Осетии и российской операции по принуждению агрессора к миру (она была воспринята в Тель-Авиве неоднозначно), российско-израильских отношений и связей, в том числе и в военной, военно-технической области, а также нынешних угроз существованию Израиля как государства, и его народа как нации.

Майор Дан Фаюткин, руководитель отдела Генштаба по выработке военной доктрины, рассказывал нам, что после ливанской войны 2006 года в израильской армии сделали вывод о необходимости сбалансировать подготовку войск к антитеррористической борьбе и к проведению ограниченных и масштабных общевойсковых операций против иррегулярных и регулярных армий. Просчеты в войне с «Хезболлой» в 2006-м майор объяснил тем, что армия слишком увлеклась антитеррором, добилась в ней значительных успехов – количество терактов после возведения разделительной стены с палестинскими территориями и проведения других мероприятий резко пошло на убыль, но упустили из виду радикальные экстремистские организации на землях соседей, которые не только активно вооружались, в том числе и с помощью Ирана, но и все больше и больше проникают в государственные структуры, в парламент того же Ливана, становятся неподконтрольной силой для официального Бейрута.

Угроза со стороны «Хезболлы» не снята и нужно быть готовым к ее отражению, говорил майор. Но главная опасность сегодня – это Иран, его непредсказуемое руководство во главе с Ахмадинежадом, который публично отказывает Израилю в праве на существование и, более того, создает ядерное оружие, которое, оказавшись в руках экстремистов, может наделать много бед в и без того взрывоопасном районе Ближнего Востока, привести к новой мировой войне. Израиль, его правительство и армия не могут допустить такого развития событий. И очень надеются на конструктивное сотрудничество в этом вопросе со всеми заинтересованными странами. В том числе или, может быть, в первую очередь, с Россией. Ее, как и США, здесь считают гарантом мира в регионе.

Вопрос о том, будет или не будет Израиль бомбить ядерные объекты Ирана, наши собеседники оставили открытым.

Бывший заместитель министра обороны, известный в стране политик, депутат Кнессета и руководитель партии «Сильный Израиль», прекрасно говорящий по-русски (язык он, кстати, выучил самостоятельно и никогда не жил в России и СССР. – В.Л.), бригадный генерал Эфраим Сне сказал нам, что Иран угрожает не только его стране, но и России, всей европейской цивилизации и остановить агрессора – долг каждого здравомыслящего человека и каждого уважающего себя государства. Ибо Армагеддон рано или поздно может наступить. Это только вопрос времени. И еще границ терпения.

– Еврейский народ, – сказал генерал, – уже заплатил свою непомерную цену за слабость Европы в годы Второй мировой войны. Больше этого не будет. Мы всегда были первой жертвой, но никогда последней. Не будем ею и теперь┘

Я слушал генерала и понимал, почему службу в израильской армии начинают с посещения Яд Вашема. Историческая память, наверное, самый мощный стимул для воспитания защитника родной страны.

Тель-Авив–Москва


Читайте также


Другие новости

Загрузка...