0
3
Газета Идеи и люди Печатная версия

26.10.2020 18:35:00

Венесуэльская какофония. Как ультранекомпетентный президент подвел страну к катастрофе

Эмиль Дабагян

Об авторе: Эмиль Суренович Дабагян – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Тэги: венесуэла, президент, николас мадуро, политика, кризис, хуан гуайдо


Уго Чавес (справа) на смертном одре попросил страну проголосовать за не имевшего права баллотироваться в президенты Николаса Мадуро (слева). Фото Reuters

Венесуэла – страна несметных нефтяных богатств – в своем историческом развитии прошла сложный и неоднозначный путь. Менялся политический строй и главы государств. На смену авторитарным режимам приходили демократии. Это длилось и длилось. Я хочу поговорить о нынешних процессах, разворачивающихся в Боливарианской республике, где в силу трагических обстоятельств у руля правления оказалась экзотическая фигура, доведшая общество до состояния коллапса.

Харизматик на вершине

С декабря 1998 года у власти находился мятежный подполковник Уго Чавес. Ранее он пытался свергнуть вооруженным путем демократическое правительство. Попытка не удалась. Мятежник отсидел некоторое время в тюрьме, был прощен. Выйдя на свободу, пересмотрел тактические ориентиры и легитимным способом оказался на вершине политического Олимпа. Оказавшись у руля, он кардинально пересмотрел Конституцию, прежде всего изменил название страны. Ныне она именуется Боливарианской республикой в честь Симона Боливара, выдающегося политического деятеля, освободителя континента от иностранных завоевателей. Мандат президента увеличился с пяти до шести лет, он сразу же получил право баллотироваться вторично. Вместо прежнего двухпалатного парламента возникла однопалатная Национальная ассамблея. Был введен пост исполнительного президента, не избираемого всенародно, а назначаемого и смещаемого главой государства. В Основной закон включен пункт о возможности процедуры прекращения полномочий первого лица по истечении половины срока.

Чавес еще несколько раз избирался на высший пост. В 2009 году добился одобрения поправки, позволявшей президенту баллотироваться без ограничений. Находился у власти свыше 14 лет и намеревался оставаться в занимаемом кресле до декабря 2030 года – до 200-летия со дня кончины своего кумира Симона Боливара. Но смерть помешала ему воплотить в жизнь заветную мечту.

Подмяв под себя все ветви власти, распоряжаясь национальным достоянием как собственным кошельком, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой, президент немало сделал для повышения материального благосостояния масс. Этим он заслужил добрую память, люди молились за его выздоровление.

Почти преемник

Безвременный уход из жизни харизматического лидера после тяжелой болезни 5 марта 2013 года поставил в повестку дня вопрос о досрочных выборах. Они прошли в апреле. Правящая команда выдвинула Николаса Мадуро, соратника усопшего президента, прошедшего все ступени карьерной лестницы. Это имя прозвучало на смертном одре, глава государства просил сторонников проголосовать за избранника. Перчатку выдвиженцу истеблишмента бросил Энрике Каприлес, губернатор штата Миранда, конкурировавший с Чавесом в 2012 году. Исполнительный вице-президент (эта фигура не избирается, а назначается и сменяется шефом) Мадуро, занимая этот пост, по закону не имел права выдвигаться на высшую должность. Но власти игнорировали это положение.

Схватка была скоротечной, учитывая жесткий лимит времени. Правом участвовать в процедуре обладали 18,9 млн граждан, к урнам явились почти 80%. С микроскопическим преимуществом верх взял Мадуро, заручившийся поддержкой 50,66% избирателей. Энрике Каприлес получил 49,07% голосов. Поскольку разница оказалась в пределах статистической погрешности, соперник попросил пересчитать голоса. Руководство фактически отказалось пойти навстречу. Это породило острую конфронтацию между исполнительной структурой и оппозицией, объединившейся в рамках Круглого стола демократического единства.

Детонатором послужили мирные выступления студентов в феврале 2014 года в штатах Тачира и Мерида, требовавших обеспечить безопасность граждан и усилить борьбу с преступностью. Постепенно акции охватили всю страну. Граждане вышли на улицы Каракаса и других городов. В ответ на манифестантов бросили полицейских, вооруженных дубинками и гранатометами, пустили в ход слезоточивый газ и брандспойты. Сотни людей подверглись избиению, десятки оказались за решеткой. Среди них и Леопольдо Лопес – лидер движения «Народная воля».

На таком фоне 6 декабря 2015 года состоялись парламентские баталии. Выдвиженцы круглого стола добились абсолютного большинства в Национальной ассамблее. Они завоевали 112 кресел: у них оказалось 2/3 мандатов. Победа убедительная, ни у кого не вызвавшая сомнений. Власть потерпела сокрушительное поражение: ее сторонники получили 55 мест. Это стало шоком для правящей верхушки. С того момента углубился конфликт между законодательной и исполнительной властью, под чьим контролем находились судебная, электоральная и другие ветви. Противостояние сместилось в качественно иную, институциональную плоскость.

Успех на электоральной площадке не вызвал у оппозиции эйфории, а настроил на конструктивный лад. Она была готова сотрудничать с исполнительной структурой по всему кругу вопросов. В связи с этим ясно выразился Каприлес, заявивший: «Мы победили в Национальной ассамблее не для превращения ее в боксерский ринг». Вскоре, убедившись в нежелании администрации решить острейшие социально-экономические проблемы, больно ударившие по всем гражданам, в первую очередь по незащищенным категориям населения, оппозиция взяла курс на мирное, ненасильственное отстранение от руля правления действующего президента.

Власть перехватывает инициативу

Оппозиция тщательно готовилась к важному шагу, предусмотренному Основным законом. Собрала 1% подписей и предъявила в Национальный избирательный совет. После скрупулезной проверки высшая электоральная инстанция согласилась на переход к следующему этапу – сбору 10% автографов. При этом выставила условие, что их надлежит собрать не чохом, а пропорционально, во всех регионах. Несмотря на недовольство оппонентов, ссылавшихся на прецедент, она подчинилась этому требованию. Но исполнительная власть, используя административный ресурс, опираясь на губернаторов двух штатов, усмотревших нарушение в соответствующих субъектах, заблокировала этот процесс, тем самым лишив легитимного способа разрешения кризиса.

Стало очевидным, что Мадуро, опасаясь поражения в состязании с серьезными соперниками, не дожидаясь вердикта граждан, поступил как каудильо – прибег к экстравагантному маневру и сохранил бразды правления в цепких руках. В то время как его духовный отец и предшественник не побоялся участвовать в поединке, преемник испугался возможного поражения.

Вслед за этим президент обезглавил оппозицию. 7 апреля 2017 года на основе представления Главного контрольного управления лишил Каприлеса политических прав на 15 лет. Это означало, что тот не может выдвигаться на выборные посты. Так потенциальному кандидату перекрыли дорогу к баталиям за высший пост.

Очередной этап противостояния стартовал 1 мая 2017 года. На митинге Мадуро объявил о созыве Национальной конституционной ассамблеи для реформирования органов государственной власти ради упрочения в них позиции народа как суверена. Партии лишались представительства в этой инстанции, наделенной исключительными полномочиями.

Места в НКА расписаны по категориям населения. Она состоит из 545 членов. 364 направлялись территориями, в том числе 8 посланцев индейских народностей. 181 – от 8 секторов. Они включают 79 рабочих, 8 крестьян и рыбаков, 24 студента, 28 пенсионеров, 24 посланца коммунальных советов, 5 бизнесменов, 5 инвалидов. Депутаты делегировались сословиями. Просматривался корпоративный характер нововведения. Данная структура не стала самостоятельным органом, а превратилась в административный аппендикс, неукоснительно выполняющий указания президента.

Хуан Гуайдо, заявивший о готовности стать
временным главой государства, довольно
быстро стал зарабатывать политические очки.
Фото Reuters
Так Венесуэла превратилась в уникальную страну. В ней существуют и противодействуют два высших законодательных органа – Национальная ассамблея, избранная всеобщим голосованием граждан, и Национальная конституционная ассамблея, созданная по квотному принципу. Это своеобразное ноу-хау Мадуро. До такого не додумался никто. НКА не признается международным сообществом, за исключением небольшой группы стран.

Вслед за этим Мадуро расколол парламент. Пригласил во дворец Мирафлорес группу проправительственных депутатов, попросил их впредь участвовать в работе этой структуры, создал из их числа параллельное руководство. Новые выборы назначены на 6 декабря нынешнего года.

Экономика – заложница политики

Теперь вкратце обрисуем катастрофическую социально-экономическую ситуацию. Согласно информации комиссии по финансам Национальной ассамблеи, в 2017 году ВВП снизился на 15%, инфляция достигла 26 169%. Это больше, чем во всей Латинской Америке вместе взятой. Депутаты Хосе Герра и Рафаэль Гусман, обнародовавшие данные, заметили, что страна напоминает Зимбабве, шагающее впереди планеты всей. Производство черного золота в конце 2017 года, согласно заявлению авторитетного специалиста, бывшего министра нефти и президента PDVSA Рафаэля Рамиреса, упало до исторического минимума, остановилось на отметке 1,6 млн барр. в день.

Но это лишь обескураживающие цифры. К ним следует добавить дефицит элементарных лекарств и продуктов первой необходимости, километровые очереди за жизненно необходимым продовольствием: молоком, сахаром, детским питанием. Регулярное повышение заработной платы, проводимое властями, сразу же съедается галопирующими ценами, растущими фантастически. Паритет национальной валюты по отношению к доллару зашкаливает. Процветает черный рынок. Нападения разгневанных граждан на продовольственные магазины стали обыденным явлением. По сведениям иностранной прессы, за 11 дней 2018 года зарегистрировано 107 подобных случаев. 75% продовольствия импортируется из-за рубежа. Так, за четыре месяца стоимость коробки яиц выросла на 900%. Нормой, обыденным явлением стало регулярное отключение электричества в домах и на заводах.

Такова неполная картина печальной действительности. В стране настоящая гуманитарная катастрофа. Это признает и правящая администрация, обращавшаяся за помощью в Организацию Объединенных Наций.

Мировая общественность давно бьет тревогу относительно ситуации в стране. Так, по данным Международного валютного фонда, падение валового внутреннего продукта в 2015 году составило 10%, инфляция достигала 500%, бюджетный дефицит – 17% ВВП, внешний долг превысил 150 млрд долл., золотовалютные резервы уменьшились на 6 млрд. По данным МВФ, в 2018 году ВВП снизился на 18%, а в 2019 году – на 35%, инфляция превысила 13 000%. Величайший парадокс. Руководство республики, несметно богатой залежами черного золота, радуется, когда в порты прибывают иранские танкеры, забитые горючим.

Уничижительную характеристику исполнительной власти дал Омар Барбоса. Представитель El Nuevo Tempo, избранный в порядке ротации в 2018 году председателем Национальной ассамблеи, назвал режим «авторитарным популизмом». Он сказал: президент использует полномочия для прикрытия коррупции, неэффективности и разрушения национального производства. От себя добавлю: глава государства ультранекомпетентным правлением, бесконечными нелепыми инициативами, как, например, введение криптовалюты, довел страну до состояния изгоя, стремительно теряющего авторитет международного сообщества.

Граждане, не приемля сложившегося порядка вещей, словно по призыву Боливара, покидают родину в поисках нормальной жизни. Уже эмигрировали 4,5 млн наиболее активных граждан, их число непрерывно растет. Продвинутая часть общества отвергает правителя, не желающего прислушиваться к советам разумных людей, пытающихся изменить обстановку, считает их предателями, агентами иностранной державы.

Мадуро гнет свою линию

При этом он уверовал в абсолютную непогрешимость и в последнем электоральном цикле выдвинулся вновь. В условиях бойкота круглого стола перчатку ему бросил бывший губернатор штата Лара, энергичный и динамичный Энри Фалькон, пытавшийся привлечь на свою сторону весь протестный электорат. Глава государства, напуганный популярностью конкурента, предложившего внятную программу преодоления кризиса, позволил себе беспрецедентную откровенность. Он сказал: «Попытаюсь воспрепятствовать любыми способами, вплоть до использования вооруженных сил, приходу к власти противника, задумавшего передать родину в руки империализма. И мне безразлично, как на это отреагируют американцы и европейцы».

Выборы прошли 20 мая 2018 года. Их, вопреки закону, сдвинули на более ранний срок. Это стало проявлением волюнтаризма, поскольку было выгодно исполнительной власти, полагавшей, что в условиях ухудшавшейся социально-экономической ситуации предпочтительно ускорить процедуру. К урнам явились лишь чуть больше 9 млн граждан, обладавших правом голоса. Всего 46,07%. Это не вписывалось в общепринятые нормы. Тем не менее выборы признали состоявшимися. Как и ожидали аналитики, глава государства, опираясь на ядерный электорат и подконтрольный Национальный избирательный совет, имел подавляющее большинство 67,76% голосов. Получил право оставаться в занимаемом кресле вплоть до 2025 года. Поставленную задачу выполнил. Фалькону досталось 21,01% голосов. Он опротестовал результаты, потребовал повторного народного волеизъявления.

Большинство государств международного сообщества не признали результаты, сочли их фальсифицированными. Это G7, куда входят промышленные державы, значительное число европейских и латиноамериканских стран, включая Аргентину, Бразилию, Колумбию, Перу, Чили и ряд других.

Появились робкие надежды

Во второй половине января ситуация резко обострилась. Председатель Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо, избранный в порядке ротации, на многотысячном митинге объявил о готовности стать временным главой государства вплоть до проведения подлинно демократического волеизъявления. В ответ президентская команда вывела своих приверженцев на защиту исполнительной власти.

Этот относительно молодой политический деятель пришел к руководству ассамблеи в критический момент, после инициированного президентом раскола. За него проголосовали 100 депутатов из списочного состава 167. Он быстро стал набирать очки в стране и за рубежом. Побывал в соседней Колумбии, выступил на семинаре. Затем отправился в Давос, где принял активное участие во Всемирном экономическом форуме, изложил собственное видение ситуации в стране. Побывал в Великобритании, Бельгии, Швейцарии. Встретился с премьер-министром Канады Джастином Трюдо. Выступил в Майами на массовом митинге, удостоился бурных аплодисментов. Президент Дональд Трамп в ежегодном послании Конгрессу назвал его единственным законным представителем страны. На следующий день он удостоился аудиенции хозяина Белого дома, длившейся 45 минут. Позднее общался с госсекретарем Майклом Помпео, встречался с председателем нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси. Затем его принял Луис Альмагро, генеральный секретарь ОАГ. К сказанному уместно добавить, что этого деятеля признают свыше 50 стран Латинской Америки, Европы, а также США.

К поиску путей смягчения обстановки активно подключились страны мирового сообщества. Папа Франциск и его посланцы, бывший премьер-министр Испании Луис Родригес Сапатеро, президент Доминиканской Республики Данило Медина, власти Норвегии, имеющей громадный опыт миротворческой деятельности. От их усилий зависит немало. Но основным фактором остается готовность ведущих национальных игроков сесть за стол переговоров ради урегулирования критической ситуации в стране.

Конфронтация не прекращается ни на минуту. Оппозиция настаивает на досрочных выборах президента. Власть согласна на переизбрание парламента. Это стало камнем преткновения. Если оппозиция сумеет преодолеть разногласия, возникшие после решения президента о выборах Национальной ассамблеи, выступит единым фронтом на этом ристалище, нанесет мощный удар по власти, это окажется важнейшим достижением демократических сил, откроет дорогу к кардинальным переменам. Надежда умирает последней.

На плаву

Резюмируя, подчеркнем главное. Нынешний режим держится на плаву благодаря совокупности ряда факторов. Изворотливости главы государства, преданности бедняков, обеспеченных элементарными продуктами питания, лояльности хорошо оснащенных Вооруженных сил и прикормленного генералитета. Добавляется и внешний фактор. Дружественная поддержка стратегических партнеров – России, Китая, Турции и Ирана. Туда регулярно наведываются с протянутой рукой президент Мадуро и его ближайшее окружение, получая моральную и материальную помощь. Например, в ходе недавнего визита в Поднебесную Мадуро получил 5-миллионный кредит, который он пообещал вложить в экономику, находящуюся в стагнации.

Но власть вряд ли продержится долго без коренной реструктуризации хозяйства и налаживания конструктивного диалога с оппозицией. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...