0
6462
Газета Идеи и люди Печатная версия

17.02.2021 19:06:00

Российско-венесуэльская магия. У Владимира Путина есть возможность достичь того, что не удалось Уго Чавесу

Эмиль Дабагян

Об авторе: Эмиль Суренович Дабагян – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Тэги: россия, венесуэла, владимир путин, уго чавес, судьбы, сопоставление, мнение


Путину и Чавесу не надо было прилагать
больших усилий, чтобы найти общий язык.
Фото Reuters
Их породнила намеченная дата – 2030 год. Один намеревался находиться на вершине властного Олимпа до этого срока, но смерть на 59-м году помешала реализовать эту мечту. Другой деятель, судя по всему, задумал править до этого времени. О поразительном сходстве этих неординарных личностей наш рассказ.

Венесуэла и Россия при всех различиях в размерах территории и численности населения – однотипные страны. Обе входят в число крупнейших в мире производителей и экспортеров углеводородного сырья, обе сидят на нефтяной игле, обеим не удается диверсифицировать экономику. Основной источник их валютных поступлений – продукция отраслей топливно-энергетического комплекса. Благоприятная конъюнктура на мировых рынках обеспечивала высокие доходы. Это объективно предопределяет заинтересованность в тесном сотрудничестве, в выработке единой стратегии.

Молодые президенты

Во главе этих стран стояли люди одного поколения, примерно одногодки, имевшие, как это ни покажется странным, немало общих черт – и чисто внешних, и поведенческих. Это Уго Чавес и Владимир Путин. Оба они оказались на вершине пирамиды власти практически одновременно на стыке тысячелетий: один в феврале 1999 года, другой – в начале следующего. Оба сравнительно молоды, энергичны и динамичны, примерно одного роста и телосложения, коренасты. Они родились в сравнительно малообеспеченных семьях, что не в последнюю очередь повлияло на их жизненный выбор: идти туда, где можно находиться на полном государственном обеспечении.

Оба в прошлом носили погоны: один подполковника, другой полковника. Оба заядлые спортсмены: один увлекался бейсболом, другой – борьбой и горными лыжами. Оба имели военную выправку, оба вышли из практически сходных структур: один из парашютного спецназа, другой из спецслужбы. Оба склонны к экстравагантным и эпатажным поступкам. Путину нравится выходить на крейсере в открытое море, наблюдать за стрельбами на полигоне, управлять трактором в поле. Чавес не прочь щегольнуть в форме десантника с краповым беретом, появиться в ней в общественных местах и в высоком присутствии, подчеркивая непоколебимую решимость сражаться с врагами и непременно победить их.

Главы государств нередко произносили фразы и выражения, шокирующие общество. Гражданам России надолго запомнились слова Путина о том, что власти станут «мочить» бандитов повсюду, если надо, то и в сортире. Венесуэльцы с содроганием выслушивали бравады Чавеса. Накануне референдума 1999 года, обращаясь к оппонентам, он восклицал: «Они визжат, как поросята, когда их затаскивают в грузовик».

Крепкое рукопожатие

Личное знакомство глав государств состоялось в 2000 году в Нью-Йорке, в дни работы «саммита тысячелетия». Отнюдь не случайно в числе трех латиноамериканских президентов, с которыми тогда встретился Владимир Путин, оказался Уго Чавес. Видимо, сыграли свою роль не только рекомендации советников, но и то, что он, вероятно, чисто интуитивно узрел в Чавесе «родственную» душу. Как скажет впоследствии венесуэльский президент, тогда это произошло, видимо, на уровне подсознания. С этого момента лидеры имели представление друг о друге не понаслышке, из средств массовой информации и конфиденциальных источников, но и визуально, что порой важнее сотен справок и аналитических записок.

Чавес приехал в Россию с официальным визитом в мае 2001 года и стал первым латиноамериканским главой государства, посетившим нашу страну после избрания Путина президентом. Первые минуты встречи в Кремле отличались особой эмоциональностью. Сразу же после теплого и крепкого рукопожатия Чавес сказал, что он счастлив, горд и взволнован. Путин преподнес коллеге изданный в переводе на русский язык дневник предтечи латиноамериканской независимости, уроженца Венесуэлы Франсиско де Миранды, побывавшего в России в 1786–1787 годах. Такое нетрадиционное начало, непринужденный блиц-обмен репликами, казалось бы, давнишних друзей, создало неформальную обстановку в преддверии переговоров как в узком, так и в расширенном составе.

Приватная беседа под занавес визита продолжалась долго. Она затрагивала разнообразную палитру тем. В итоге, подчеркнул венесуэльский президент на заключительной пресс-конференции, возник «стратегический союз, который, несомненно, окажет влияние на геополитику».

Чавес вновь побывал в России в октябре того же года. Поездка оказалась скоротечной. Она произошла сразу же после саммита АТЭС в Шанхае. Путин принял коллегу спустя лишь считаные часы по возвращении на родину, едва успев сойти с трапа самолета. Его визави, тоже немало времени проводящий в дороге, остановку в Москве сделал по пути из Тегерана в Лондон. Столь незначительный интервал между встречами свидетельствовал об интенсивности личных контактов президентов. Впоследствии Чавес еще неоднократно посещал Россию.

Стилистика и методы правления

Путин и Чавес – ярко выраженные государственники. Они ратуют за увеличение роли этого института во всех сферах жизни – экономической, политической, социальной, культурной, информационной и других. Наиболее точно специфику их подхода к этой, по сути дела, ключевой проблеме отражала фраза Чавеса. Он произнес такие весьма двусмысленные слова: «Столько государства, сколько необходимо и столько рынка, сколько возможно». По форме – попытка поиска гармонии между рынком и государством, по сути – не совсем ясно.

И в России, и в Венесуэле определились приоритеты государства по отношению к интересам личности. При анализе модели поведения обоих президентов складывается впечатление, что они склонны рассматривать государство не как совокупность институтов, стоящих на службе общества и зависимых от него, а в качестве некоего Левиафана, идентифицирующегося лишь с одной властной структурой. А отсюда недалеко и до воплощения на практике сформулированного французским королем Людовиком XIV знаменитого принципа, который известен каждому старшекласснику.

Путин озабочен поисками национальной идеи для России. Термин «национальный» стал наиболее часто употребляемым в сегодняшней Венесуэле. Так именовалась ассамблея, разработавшая новую Конституцию. Так же нарекли высший законодательный орган. Чавес настоял на изменении названия страны на Боливарианскую Республику, тем самым подчеркивая ее самобытность, возвращение к истокам. Апелляция к славному прошлому, к патриотическим деяниям героев борьбы за независимость и социальную справедливость стала неотъемлемой атрибутикой власти.

Реформируя политическую систему

Россия и Венесуэла – федеративные республики с весьма обширными президентскими полномочиями. Но они, по мнению первых лиц, недостаточны для претворения в жизнь задуманного.

Поскольку Чавес пришел к власти под лозунгом необходимости принятия нового Основного закона и кардинальной реорганизации государственных институтов, он в кратчайшие сроки добился разработки и одобрения Конституции, фактического роспуска высшей законодательной и судебной инстанций и последующей религитимизации власти всех уровней, по существу оттеснив на задний план прежнюю политическую элиту. Верхняя палата упразднена за «ненадобностью».

Путин, как известно, начал свое президентство с налаживания жесткой вертикали власти, с деления страны на семь административных округов и назначения туда своих представителей, наделенных высоким статусом и широкими правами. Он фактически надстроил этаж над губернаторами, поставил над ними прокураторов, призванных следить за соответствием регионального законодательства общефедеральному. По сути, они выполняют функции недремлющего государева ока.

Затем Путин приступил к реорганизации Совета Федерации, постепенно урезая полномочия регионов в пользу Центра, плавно подводя страну к необходимости радикального пересмотра Конституции 1993 года. Пытаясь исправить нонсенс, согласно которому Совет Федерации формировался автоматически из числа глав администраций и законодательных собраний субъектов Федерации, Путин реформировал верхнюю палату довольно-таки своеобразно: тогдашних сенаторов он заменил их представителями. Говоря по-русски, сменил шило на мыло, фактически сведя на нет значимость и авторитет этой структуры.

Таким образом, оба президента пошли по пути простых решений, которые не всегда лучшие, поскольку лежат на поверхности. Чавес вообще ликвидировал Сенат, а Путин недалеко ушел от него, низведя этот орган до положения послушного инструмента в руках исполнительной власти.

Так оба президента – сознательно или бессознательно – существенно подорвали основы федерализма, игнорируя богатый мировой опыт. Все указанные выше меры, а также и ряд других, служат несомненным свидетельством перестройки государств, их превращения в жестко централизованные, унитарные образования.

Используя административный ресурс

Владимира Путина и Уго Чавеса сближает и то, что они умело использовали административный ресурс. В ходе избирательных кампаний 2000 года Путин и Чавес действовали практически по единой схеме. Первый – в качестве исполняющего обязанности президента, а второй – избранный в декабре 1998 года и добивавшийся релегитимации спустя 18 месяцев. Они ездили по регионам, выступали перед потенциальным электоратом задолго до начала официальной кампании, использовали казенный транспорт, многократно появлялись на экранах телевизоров по бесчисленным информационным поводам. Иными словами, с толком распорядились своим служебным положением, записали себе в актив все то, что было недоступно их конкурентам, заведомо оказывавшимся в неравных условиях. Соперникам же чинились всевозможные препятствия, ставились различные препоны, в частности ограничивалось проведение агитационных мероприятий строго очерченными рамками. Аналогичная картина наблюдалась и в последующих избирательных кампаниях.

Всерьез и надолго

Судя по многим признакам, эти главы государств намеревались обосноваться на вершине власти всерьез и надолго. Спустя 12 месяцев после избрания Чавеса, в декабре 1999 года, на референдуме одобряется новая Конституция. В ней наряду с другими предусматривались две принципиальные поправки. Во-первых, президент получал право на переизбрание немедленно по окончании предыдущего мандата, во-вторых, увеличивалась продолжительность его полномочий с пяти до шести лет. Кроме того, в связи с проведением внеочередных всеобщих выборов в июле 2000 года и победой на них Чавеса период его мандата стал отсчитываться уже с января 2001 года. Победа на выборах в декабре 2006 года стала заявкой на пребывание на Олимпе власти вплоть до 2013 года. Чавес вознамерился продлить полномочия на неопределенный период, он сказал: «Полагаю, если народ пожелает, его нельзя лишать права переизбирать любого соотечественника в третий, четвертый, пятый или шестой раз, чтобы тот мог управлять государственным кораблем».

Под это подводилась теоретическая база в виде сентенции аргентинского социолога троцкистского толка Норберто Сересоле. Он утверждал, что венесуэльцы в 1998 году избрали не просто президента, а национального лидера, который должен оставаться на своем посту столько, сколько пожелает народ.

Идея общенационального лидера, обязанного находиться во власти длительное время, пришлась по вкусу и российской элите. Отнюдь не случайно депутат парламента, всемирно известный летчик-космонавт Валентина Терешкова высказала идею об обнулении срока действующего главы государства. Ведь с его именем связаны кардинальные изменения в стране. Соответственно ему положено как можно дольше пребывать на вершине пирамиды власти.

Ставка на людей в погонах

И в России, и в Венесуэле укрепление президентской власти происходило за счет ослабления остальных. Все они функционируют с оглядкой на главу государства. Ни одно мало-мальски значимое решение практически не принимается самостоятельно, без высочайшего соизволения и согласия. У президентов явная тенденция к продвижению на руководящие должности, в том числе и выборные, людей в погонах, буквально заполонивших структуры власти и в Центре, и на местах. Президенты в равной мере озабочены прочностью собственных тылов, а точнее, лояльностью ближайшего окружения, они регулярно осуществляют перестановки и рокировки в силовом блоке, выдвигая лично преданных людей.

Путин развернул фронтальное наступление на олигархов, пытаясь оттеснить их от рычагов политической, да, пожалуй, и экономической власти. В свою очередь, Чавес вступил в жесткое противостояние с руководством Федерации торговых и промышленных палат и ассоциаций, непрерывно наращивает давление на капитанов бизнеса. Оба в той или иной форме выдавливают в эмиграцию своих явных оппонентов, стремятся предать забвению их имена.

Средства массовой информации

Налицо сходство или тождество подходов к видению такой сферы, как национальная безопасность. В России обнародована доктрина информационной безопасности. Она преследует цель более пристально следить за информационными потоками, направляя их в нужное русло, поставить заслон на пути распространения западных стандартов поп-культуры. Аналогичные меры принимаются и в Венесуэле. В парламенте одобрен законопроект «О социальной ответственности радио и телевидения», который оппозиция именует «законом-кляпом».

Вследствие этого у обоих президентов складываются напряженные отношения с массмедиа. В их адрес постоянно раздаются обвинения в искаженном освещении действительности, в стремлении представить в невыгодном свете действия властей, акцентировать внимание на промахах и ошибках. Чавес обвинял большинство средств массовой коммуникации в «проведении террористической кампании против боливарианской революции». В обеих странах практически расчищено информационное поле. Свобода слова и печати сохраняется. Но испытывает на себе жесткий прессинг, зачастую, как говорят в спорте, на грани фола. Власти Венесуэлы исключительно по политическим соображениям отказались продлить лицензию на вещание старейшему и популярному частному телевизионному каналу, выходившему в эфир с 1953 года. Обе страны тратят немалые средства для улучшения своего имиджа за рубежом, создают специальные телевизионные каналы, ведущие передачи на иностранных языках. У обоих президентов имелись и совпадения во взглядах на международную ситуацию, на необходимость создания многополярного мира. Россия и Венесуэла разделяют мнение о необходимости противостоять мощи и влиянию США в мире. Чавес восхищался мюнхенской речью Путина, полностью разделял его позицию по Косово относительно создания Соединенными Штатами противоракетного щита в Европе. Путин на Петербургском экономическом форуме резко критиковал МФВ и Всемирный банк за несоответствие вызовам времени. В свою очередь, на Южноамериканском энергетическом форуме Чавес заявлял о намерении порвать с этой организацией.

Выступая на экономической встрече в Москве в июне 2007 года, Чавес подчеркивал: «Венесуэла для Америки так же, как Россия для Европы и Азии, является источником снабжения газом и нефтью». И еще одно сходство между странами узрел венесуэльский лидер: «Россию и Венесуэлу роднит то, что они возрождаются, встают с колен».

Уго Чавес задумал оставаться на вершине власти до 2030 года, когда стукнет 200 лет со дня кончины национального героя Симона Боливара. Смерть от тяжелой болезни в марте 2013 года помешала воплотить в жизнь заветную мечту. Принятие в июле 2020 года после пандемии и внесения поправок в Конституцию обновленной программы развития России до 2030 года служит несомненным свидетельством намерения Владимира Путина находиться у руля правления до этой даты. Так магическая цифра оказалась очерченной символическим кругом. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...