0
1745

21.07.2021 20:30:00

Литература – производство опасное

Дом, где жили Зощенко, Заболоцкий, Шварц и многие другие, ждет гостей

Елена Скородумова

Об авторе: Елена Владимировна Скородумова – журналист, эссеист.

Тэги: санктпетербург, писательский дом, музеи, зощенко, заболоцкий, всеволод рождественский, николай олейников, ольга форш, александр житинский, юрий рытхэу, юрий герман, борис корнилов, евгений шварц, каверин, два капитана, золушка, михаил козаков, сергей


Очки, через которые смотрел на мир Михаила
Зощенко, – один из самых ценных экспонатов
музея «ХХ век».  Фото © Государственный
литературный музей «XX век»
…А вот здесь, в крошечном закутке на последнем этаже, верные друзья Михаил Зощенко и Михаил Слонимский тайком встречались – в те самые времена, когда обоих сначала заклеймили, после выбросили за борт корабля под названием «Русская литература». И сердце сжимается. Боль за писателей, кого сознательно, последовательно травили, уничтожали, не покидает с тех самых минут, как переступаешь порог Государственного литературного музея «XX век». Под одной крышей здесь поместились противоречивая история прошлого столетия, все многообразие и парадоксы советской литературы. Музей открылся после обновления (по-научному – реэкспозиции).

Это место в Санкт-Петербурге – особенное. Набережная канала Грибоедова, 9. Малая Конюшенная, 4. Чебоксарский переулок, 2. Знаменитый Писательский дом, имеющий сразу три адреса из-за того, что три его корпуса расположены буквой «П». Находится в престижной зоне архитектурных шедевров – так называемом «золотом треугольнике» города. Когда-то здесь находилась Придворная конюшенная контора, позже по указу императора Александра III дом передали семьям музыкантов Придворного оркестра. В самом конце 1934 года у многоэтажного здания появилось два новых этажа. Надстройка предназначалась для кооператива Союза писателей. Сюда и въехали из переполненных коммуналок счастливые новоселы – прославленные писатели, поэты, сценаристы, музыканты, литературоведы, артисты. Одним словом, цвет культуры.

Просторные пятикомнатные апартаменты с двумя каминами на четвертом этаже занял Зощенко. Писатель, чьи произведения тогда печатались гигантскими тиражами, в то время мог позволить себе такую роскошь. В 1948-м, через два года после появления небезызвестного постановления ЦК ВКП (б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград», тогдашний секретарь ленинградского отделения Союза писателей Вера Кетлинская (исключенная в 1936 году из Союза писателей, а позже восстановленная в организации) предложила бедствующему Зощенко обмен. Михаилу Михайловичу ничего не оставалось, как согласиться и переехать в жилье гораздо меньшей площади (его новая трехкомнатная квартира была размером в 50 квадратных метров). Полученные деньги помогли рассчитаться с долгами.

Соседом Зощенко был поэт Борис Корнилов. Автора текста «Песни о встречном», которую весело распевала вся страна (помните, «Нас утро встречает прохладой») расстреляли по обвинению в участии в троцкистской организации в 1938 году. Песню продолжали исполнять, только имя автора было вычеркнуто, а слова в одночасье стали «народными». Этажом выше поселился Вениамин Каверин, создавший позже в этих стенах первую часть нестареющей книги «Два капитана». Самая маленькая жилая площадь (23 квадратных метра) досталась Евгению Шварцу. «Королевство маловато, разгуляться негде!» – популярная и по сей день фраза в его киносценарии «Золушка» родилась именно здесь. Как и его бессмертные пьесы.

Дом сразу получил несколько прозвищ. Остряки называли его «Недоскребом», «Надстройкой «Горе от ума», «Писательской надстройкой». Второго такого в мире нет: в его историю вписано больше 130 великих имен. И в нем, можно сказать, вершилась литература двадцатого столетия! В «Недоскребе» жили Николай Заболоцкий, Всеволод Рождественский, Павел Лукницкий, Николай Олейников, Ольга Форш, Борис Томашевский, Николай Сладков, Иван Соколов-Микитов, Николай Браун, Виссарион Саянов, Александр Житинский, Юрий Рытхэу, Михаил и Сергей Слонимские, Юрий Герман и многие-многие другие корифеи. Здесь в семье писателя Михаила Козакова рос будущий актер Михаил Козаков, жил артист Сергей Филиппов.

Четырнадцатый год в Писательском доме работает Государственный литературный музей «XX век». Он вырос из открытого в 1992 году музея-квартиры Зощенко, расположившись в стенах того небольшого жилища, в которое писатель переехал в последние годы своей жизни (третье по счету в этом доме). Экспозиционная площадь – чуть меньше 45 квадратных метров, это две маленькие комнаты. Вдова Михаила Зощенко Вера Владимировна смогла сберечь и сохранить подлинные вещи его кабинета: все 195 экспонатов – настоящие, что большая редкость для петербургских музеев подобного профиля.

Когда видишь эти скромные предметы обстановки – простую железную кровать, тумбочку, шкаф, – не покидает ощущение, что совершаешь путешествие во времени. И будто погружаешься в те годы, когда Михаил Михайлович в этой комнате пытался заработать на кусок хлеба для семьи.

Писательский дом имел еще одно название – «многострадальный». Сотрудники музея рассказали, что в 30-е во «враги народа» записали более двадцати жильцов. Восемь человек расстреляли, пять умерли в заключении. Есть легенда, что в «Недоскребе» имелась даже специальная комната, где сотрудники НКВД беседовали «по душам» с вольнодумными жителями. Сегодня на фасаде дома установлены таблички программы «Последний адрес», которые напоминают о том, как по ночам к парадным подъезжали зловещие автомобили и увозили людей навсегда. Под маховик репрессий попали еще два автора, которые часто бывали в доме, – это Осип Мандельштам и Даниил Хармс.

А потом были еще послевоенные годы, когда пострадал не только Зощенко, но и многие его соседи. Совсем не случайно, наверное, Корней Чуковский в очерке о Зощенко вспомнил, как познакомил писателя с одним молодым литератором, тот «печально посмотрел на юнца и сказал, цитируя себя самого: «Литература – производство опасное, равное по вредности лишь изготовлению свинцовых белил».

В Писательском доме фокусировалась вся жизнь ленинградской писательской организации. И чередовались эпохи отечественной литературы…

Постепенно музей стал хранителем персональных коллекций Заболоцкого, Шварца, Каверина, Всеволода Рождественского и др. В фондах сейчас имеется больше 18 тысяч единиц хранения. Каждый материал бесценен. «Для нас музей – живой организм, который без движения существовать не может, – считает заместитель директора по научной работе Светлана Кузнецова, – Желание начать реэкспозицию зрело постепенно. Мы решили взглянуть на биографию и творчество Михаила Зощенко с другого ракурса. И центральной темой новой экспозиции стала автобиографическая повесть «Перед восходом солнца».

Когда в сентябре 1941 года Зощенко отправили в эвакуацию в Алма-Ату, то с собой разрешили взять только самое необходимое. Из двенадцати дозволенных килограммов восемь заняли тетради с черновиками и записями для «Ключей счастья». Так сначала называлось произведение, которое сегодня по праву считается одним из главных в творчестве писателя. Он закончил работать над «Ключами счастья» в 1943 году и поменял название повести на «Перед восходом солнца».

Но сразу же после выхода в свет ее первых глав в журнале «Октябрь» (в том же 1943-м) дальнейшую публикацию запретили. Строгим решением партии. Критика команду «фас» услышала тут же. Общий мотив всех выступлений был единый: это «галиматья, нужная только врагам нашей родины». «Перед восходом солнца» невзлюбил сам Сталин. И еще до злополучного постановления 1946 года Андрей Жданов поставил резолюцию на одном из документов: «расклевать» писателя. Чтобы «не осталось мокрого места». Позже в докладе Андрей Жданов обозначил повесть как «омерзительную вещь», в которой «Зощенко выворачивает наизнанку свою подлую, низкую душонку…» Полностью «Перед восходом солнца» пришла к читателям только в 1987 году.

Сам Зощенко называл это произведение итогом прошлых десятилетий творчества. На его основе в музее созданы семь новых витрин – семь историй, рассказывающих о наиболее значимых эпизодах жизни и творчества писателя. Представлены новые фотографии и материалы. Применяются самые современные технологии: с помощью электронного этикетажа, тач-панелей и QR-кодов можно не только посмотреть мемориальную комнату Зощенко с необычных ракурсов, но и услышать голоса давно ушедших литераторов, увидеть кинохронику прошлого столетия.

Иногда в музее происходят удивительные события. Два из них случились сразу после реэкспозиции. Недавно раздался звонок по телефону. Узнав о том, что в музее перемены, позвонила внучка офицера Александра Волкова, воевавшего на фронтах Первой мировой войны в составе известного 16-го гренадерского Мингрельского полка. Ее дед был сослуживцем Зощенко. Сам Михаил Михайлович, получивший в двадцать лет звание штабс-капитана и пять орденов, признавался: «Первая мировая война парализовала мое нутро. Я навсегда потерял чувство ориентира. Иногда наступало затишье, а потом опять начинал преследовать какой-то необъяснимый зловещий рок».

«Внучка Александра Волкова передала нам в дар фотографии, документы и офицерскую книжку своего деда, – рассказала старший научный сотрудник музея Мария Инге-Вечтомова. – Михаил Зощенко использовал свою книжку для черновых записей «Записок офицера», о которых упоминал как о приключенческой саге со счастливым концом. Но произведение закончить не успел. И вот теперь у нас есть настоящая офицерская книжка сослуживца писателя. Очень значимый предмет времен Первой мировой войны».

Мария Инге-Вечтомова – внучка прозаиков, поэтов Юрия Инге и Елены Вечтомовой. Она выросла в Писательском доме. Сегодня здесь не живет, но не представляет себя вне его стен.

И во время открытия случилось второе важное событие: Раиса Николаевна, вдова недавно ушедшего из жизни композитора Сергея Слонимского, сына писателя Михаила Слонимского, подарила музею две ценные книги. Одна из них вышла в свет в 30-е годы – в ней Михаил Леонидович рассказал о том, как работает над своими произведениями. Другая книга этого писателя – из серии «Герои Ленинградского фронта», издание времен Великой Отечественной войны. Тоже редкость.

Какие же реликвии для хранителей музея самые дорогие? «Очки – через них писатели вдумчиво вглядывались в мир. Трости, поддерживающие их. И пишущие машинки, которые помогали творить великие произведения», – сказала Инге-Вечтомова.

В музее появилась необычная выставка «Дом под крышей звездной» – прямо во дворе «Недоскреба». Выставка рассказывает о разных периодах истории – представлены дореволюционная эпоха, связанная с деятельностью Придворного музыкантского хора, время массовых политических репрессий, будни блокадной поры и реалий советского времени. QR-метки новой экспозиции раскрывают оцифрованные документы и фотографии, которые в другом формате недоступны из-за крохотности экспозиционного пространства. Интересен каждый из девяти стендов. Особое внимание всех, кто приходит в музей, привлекает стенд «Гости Писательского дома». «Здесь бывали уникальные люди! – продолжила рассказ Инге-Вечтомова. – «Надписатель» Борис Эйхенбаум принимал у себя Ираклия Андроникова и музыкального критика Ивана Соллертинского. Михаила Слонимского навещали композиторы Юрий Шапорин, Дмитрий Шостакович. У известного ученого, писателя, критика Бориса Томашевского подолгу гостила Анна Ахматова. Отсюда Анна Андреевна в годы блокады была вывезена в Ташкент. К Борису и Зое Борисовне Томашевским также нередко заходили Иосиф Бродский и Святослав Рихтер. К поэту, переводчику Александру Гитовичу часто приходил его друг Михаил Светлов. А Евгений Шварц дал, можно сказать, вторую творческую жизнь актрисе Янине Жеймо. И частенько общался у себя дома с режиссером Николаем Акимовым».

Сейчас музей готовится к новым открытиям: в октябре исполнится 125 лет со дня рождения Евгения Шварца. Уже в первые сентябрьские дни начнется фестиваль, который продлится не один месяц. Предполагается множество акций в разных форматах, для взрослых и детей.

Санкт-Петербург


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также