0
4329
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

27.07.2017 00:01:00

Блокада Катара перетасовала группы влияния в регионе

Какие выводы можно сделать из кризиса вокруг эмирата

Вениамин Попов

Об авторе: Вениамин Викторович Попов – директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО.

Тэги: катар, кризис, конфликт, блокада, персидский залив, ближний восток, политический ислам, шииты, сунниты, экстремизм, терроризм, оружие


Постер с президентом Турции и эмиром Катара на машине жителя эмирата как протест на блокаду страны. Фото Gettyimages

Катарский кризис существенным образом изменил политический пейзаж не только в Персидском заливе, но и на всем Ближнем Востоке. Некоторые называли его бурей в стакане воды, на самом же деле можно согласиться с известным американским обозревателем Дэвидом Игнатиусом, который утверждал, что, по существу, речь идет о том, сохранится ли роль политического ислама в существующем мире.

Катарский кризис высветил в первую очередь хрупкость монархий Персидского залива. По сути дела, весь конфликт заключался в том, что саудовцы и их союзники решили проучить «младшего брата», который стал активно поддерживать те экстремистские группировки, которые выступали против Королевства Саудовская Аравия. Поводом для кризиса остаются и связи Катара с Ираном. Саудовцы были весьма недовольны политической линией экс-президента США Барака Обамы – особенно в том, что касается его готовности пойти на урегулирование отношений с Ираном. Одновременно с этим в Эр-Рияде были весьма обеспокоены намерениями части американской политической элиты дать зеленый свет предъявлению иска королевству относительно событий 11 сентября 2001 года (из 19 исполнителей терактов в США 15 были саудовцами). Так, в США в апреле 2017 года группа американских страховых компаний подала иск в суд Манхэттена против саудовских компаний и банков из-за теракта, осуществленного «Аль-Каидой» (запрещена в РФ), – американцы требуют выплат в размере 4,2 млрд долл.

Второй вывод заключается в том, что катарский кризис фактически поставил крест на существовании Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Саудовскую Аравию в действиях против Катара поддержали только Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн. Оман занял фактически нейтральную позицию, а Кувейт продемонстрировал активное дипломатическое посредничество. Кризис в Персидском заливе похоронил на ближайшее время идею арабского единства, такого разлада в арабских рядах не было с момента создания Лиги арабских государств после Второй мировой войны. К слову, это с удивительной четкостью продемонстрировал также йеменский конфликт, в котором проявляется противостояние Саудовской Аравии и Ирана. Именно эта конфронтация, которая распространяется на шиитов и суннитов, стала одним из центральных элементов ближневосточной ситуации.

Третьем важным последствием стало то, что фактически на Ближнем и Среднем Востоке возникли новые политическое оси: с одной стороны – Саудовская Аравия и Египет, к которым примыкает еще несколько африканских государств. С другой стороны – четко оформилась группировка Катар–Турция, к которой в какой-то степени может примкнуть Судан. Кроме того, Иран создает свою группировку, в которую уже сейчас входят Сирия и Ирак, идет активная борьба за присоединение к ней Ливана.

В-четвертых, по оценке некоторых арабских исследователей, кризис в Персидском заливе имеет и некоторые позитивные моменты. Стороны противостояния так увлеклись разоблачением друг друга, что стали публиковать данные о поддержке со стороны Эр-Рияда и Дохи террористических организаций в мусульманском мире. В частности, саудовские газеты публикуют материалы о том, что катарцы оказывают значительную материальную помощь «Исламскому государству», «Фронту ан-Нусра» (запрещены в РФ) и «Ахрар аш-Шаму». Например, по данным газеты Arab news, Катар оказывал помощь еще «Аль-Каиде» и Усаме бен Ладену. Финансируя боевиков, которые собирались в Сирии, катарцы, по заявлению газеты, поощряли террористов, которые затем выезжали в Саудовскую Аравию и другие арабские государства. Со своей стороны, телеканал Al-Jazeera обвинял саудовцев в том, что они оказывали материальную поддержку целому ряду других экстремистских организаций.

Пятым выводом стало то, что кризис в Персидском заливе еще раз продемонстрировал раскол в западном лагере. Например, министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль в интервью газете Handelsblatt критиковал «трампизацию» политики США в Персидском заливе и колоссальные объемы продаж американского оружия, подчеркивая при этом необходимость дипломатических контактов с Ираном. Ряд западноевропейских политологов активно выступили за то, что ЕС играл более энергичную роль в урегулировании кризиса вокруг Катара. По словам одного из аналитиков Ричарда Берчилла, «присутствие ЕС желательно, потому что сейчас мы не можем положиться на внятную позицию США. Поэтому Европа может принести известное лидерство, определенный объективный баланс в обсуждение».

Вывод шестой: в результате разгоревшегося саудовско-катарского конфликта стороны, и тому есть немало подтверждений в арабской печати, заметно сократили финансирование экстремистских организаций в Сирии, что позитивно сказывается на продвижении политического урегулирования в этой стране. Кроме того, по заявлению американских официальных лиц, президент США Дональд Трамп дал указание приостановить поставки оружия сирийским боевикам по линии ЦРУ и прекратить обучение экстремистов.

Седьмой вывод заключается в том, что катарский кризис косвенно повлиял и на то, что арабские страны стали более энергично присматриваться к российскому оружию, особенно с учетом действий российских военных в Сирии. По данным Deutsche Welle, Ирак заказал большую партию российских танков Т-90. При этом сумма контракта может достигнуть 1 млрд долл. Планируется, что будет создано предприятие по сборке танков и в Египте.



Читайте также