0
3217
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

20.08.2020 19:28:00

Силовики переключаются с воров в законе на АУЕ

Судебный запрет вряд ли образумит несознательную молодежь

Александр Сухаренко

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко – независимый антикоррупционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (г. Владивосток).

Тэги: .стиция, экстремистские организации, ауе, запрет


Фото pixabay.com

Верховный суд России с подачи Генпрокуратуры признал общественное движение «Арестантский уклад един» (АУЕ), «нравственно разлагающее» молодежь 25 регионов страны, экстремистской организацией, а также запретил его деятельность. Вслед за этим проявил активность и сенатор Александр Башкин, внеся в Госдуму законопроект о досудебной блокировке сайтов, пропагандирующих идеи АУЕ. Изменения планируется внести в два Федеральных закона – «Об основах профилактики правонарушений» и «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Как утверждают правозащитники, юные последователи АУЕ стараются жить по воровским «понятиям», изъясняются на тюремном жаргоне, объединяются в локальные группировки, материально поддерживают заключенных с помощью краж и вымогательств. Аналогичного мнения придерживаются и в Генпрокуратуре, узревшей в уголовниках еще и экстремистов. Хотя в чистом виде деятельность ауестов далека от экстремистской (исходя из прямого толкования ст. 1 ФЗ от 25.07.02 № 114-ФЗ).

В результате принятого наверху судебного решения действия лиц, замешанных в деятельности АУЕ или вербующих несознательных в ее ряды, формально попадают под ст. 282.2 («Организация деятельности экстремистской организации») УК РФ, максимальное наказание по которой – до восьми лет колонии. Правда, человек, добровольно порвавший с ним отношения, может быть освобожден от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Правоприменительная практика по этой статье уже сформировалась. По подсчетам Судебного департамента при Верховном суде России, за последние четыре года (2016–2019) число осужденных по ней лиц выросло втрое – с 18 до 58 человек. В основном судили за участие в запрещенных организациях. Оправданных по этой статье не было.

Однако появление одного лишь судебного запрета не решает главной задачи – декриминализации молодежной среды, являющейся питательной почвой для наставников из-за колючей проволоки. В последние годы за совершение корыстно-насильственных преступлений осуждается до 18 тыс. лиц в возрасте от 14 до 17 лет, в основном мужского пола и ранее судимых, треть из которых нигде не работали и не учились. Половина осужденных подростков совершили преступление в группе, в том числе с участием взрослых.

Настораживает и статистика МВД России: за полгода уже выявлено 17,9 тыс. преступлений, в том числе около 5 тыс. тяжких, совершенных подростками или с их участием. Среди основных причин происходящего правозащитники выделяют следующие: слабая профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних; плохая организация общественной работы с ними; отсутствие воспитательной функции в системе обучения; ненадлежащая организация системы безопасности учебных заведений; проблемы межведомственного взаимодействия; излишне мягкая ответственность за совершение преступления (гл. 14 УК РФ); отсутствие системы пробации (форма условного осуждения, при которой суд направляет осужденного на определенный срок под наблюдение специального чиновника, которому поручается осуществлять контроль за его поведением); наркомания и алкоголизм.

Иначе говоря, одним лишь наставлением не прислушиваться к уголовникам под страхом наказания властям не удастся остановить распространение криминальной идеологии в молодежной среде. Тем более что при нынешнем уровне развития телекоммуникаций обрубить все нити от идеологов до последователей невозможно.

Инициатива по преследованию сторонников АУЕ – логичное продолжение прошлогодней охоты на воров в законе, объявленной президентом Владимиром Путиным. Теперь статья 210.1 УК РФ предполагает для тех, кто занимает высшее положение в преступной иерархии, лишение свободы на срок от 8 до 15 лет и штраф до 5 млн руб. В течение неполного года силовикам удалось зачистить целый ряд регионов от «положенцев» и «смотрящих», в том числе недавно освободившихся. Многие из них были коронованы еще в 90-е и особой опасности не представляли. Правда, ни один из них приговор пока не выслушал. В Томске в скором времени начнется первый такой процесс – носителю высшего криминального титула грозит до 15 лет колонии. Те же, до кого пока не дотянулись правоохранители, главным образом отсиживаются за рубежом в ожидании окончания антиворовской кампании. При этом, находясь на расстоянии, они продолжают дирижировать подконтрольными фирмами и сферами деятельности, однако их прибыли, как можно предположить, сократились. Да и пресловутый коронавирус тоже не пошел им на пользу. Как бы то ни было, искоренить тлетворное влияние криминала на общественное сознание не получится без оздоровления ситуации в стране: реального снижения уровня бедности и безработицы, верхушечной коррупции и рецидивной преступности, удовлетворения основных потребностей молодежи в сфере образования, досуга и занятости. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...