0
2170
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

10.02.2021 19:16:00

Юридические проблемы – в предвыборные программы!

От кандидатов в депутаты ждут предложений по реформе правовых институтов

Алексей Кавецкий

Об авторе: Алексей Борисович Кавецкий – кандидат юридических наук, доцент Института мировых цивилизаций, почетный адвокат Адвокатской палаты Московской области.

Тэги: выборы, политики, партии, программы, юридические проблемы, правоохранительные институты, реформы


Фото сайта freepik.com

Начинается процесс содержательного формирования тех программ, с которыми политические партии и одномандатные кандидаты пойдут на выборы в Государственную думу. В структуре этих программ обязательным элементом должен стать раздел, который можно обозначить как «Реформирование правоохранительных институтов».

Такой «правоохранительный» раздел должен, во-первых, содержать объективный анализ реального положения дел по каждому из направлений правоохранительной деятельности. Если партия признает, что тот или иной орган работает вполне удовлетворительно, справляется с выполнением своих функций, то и реформировать его не надо. А надо просто отметить позитивный результат, и это тоже будет важной политической позицией партии. Во-вторых, содержать четкую, ясную формулировку: что партия намечает в качестве стратегических целей, что планирует в качестве тактических задач и то, какими практическими действиями собирается достичь поставленных рубежей. В-третьих, определить субъектный состав предстоящих реноваций. И в-четвертых, соотнести свои желания с реальными ресурсными возможностями.

Эти общие рассуждения можно проиллюстрировать конкретными примерами.

Возьмем реформу судебной системы. Именно такая формулировка, а не сложившаяся за многие годы объектно-неопределенная «судебно-правовая реформа». Цель – повышение независимости судей от какого-либо внепроцессуального влияния на принятие решений. Именно судей, а не «судов». Сразу формируется система задач: система судов, формирование судейского корпуса, статус судебной власти в системе разделения властей и т.д.

И каждая из этих задач, в свою очередь, делится на подзадачи. К примеру, система судов. В 2018 году она претерпела существенное изменение: созданы апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции по межтерриториальному принципу. Цели этой реформы формулировались как устранение влияния территориальных сил – властных и иных.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, говоря о некоторых результатах работы кассационных судов общей юрисдикции в условиях «сплошной кассации», отметил, что количество отмененных постановлений нижестоящих судебных инстанций увеличилось примерно с 4 до 13%. Согласитесь, не очень впечатляет. Мы не знаем, во что обошлась казне эта реформа, как изменилось бюджетное финансирование – не за счет ли районного и областного звеньев? Бывший председатель Московского городского суда Ольга Егорова, например, в СМИ говорила, что из Москвы забрали 43 ставки судей. А Вячеслав Лебедев привел другой интересный факт: судья кассационного суда общей юрисдикции рассматривает в месяц до 130 дел. Реальна ли эта нагрузка?

Много вопросов и к существующей процедуре присвоения и прекращения статуса судей. Председатель Совета судей РФ Виктор Момотов высказывал сомнение в оправданности устранения органов судейского сообщества от процедуры прекращения статуса судей.

Еще один немаловажный аспект – преодоление определенной кастовости судейского корпуса. Кодекс профессиональной этики фактически ограничивает включенность судей в обычные общественные отношения. Положительно ли это сказывается на доверии к судебной системе? Вряд ли оправданно право лишать бывших арбитров статуса «судья в отставке» по целому ряду оснований.

Незаслуженно принижена роль адвокатуры в формировании судейского корпуса. Было бы интересно включить в предвыборные программы возможность закрепления определенной квоты за советами адвокатских палат по направлению наиболее опытных и грамотных адвокатов для работы в судах разного уровня.

Очень непростая проблема – расширение подсудности судов в составе присяжных заседателей. Как известно, эта подсудность последовательно сжимается. Фактически сегодня судами присяжных рассматриваются только убийства. Здесь тоже много измерений. Одно из них – создание привлекательности, престижности для гражданина участвовать в судопроизводстве в качестве присяжного заседателя. Между тем все чаще возникают ситуации, когда суд не может собрать коллегию присяжных по нескольку месяцев.

Немало проблем и в содержании процессуального закона. Важнейшая – обеспечение конституционного равенства всех перед законом и судом. В частности, равенства сторон в уголовном судопроизводстве. Например, при сборе доказательств сторона защиты нещадно умалена в правах со стороной обвинения. Об одном из таких случаев – порядке назначения судебной экспертизы – говорили члены Совета по правам человека на встрече с президентом Владимиром Путиным. Но вопрос не разрешается.

Важные проблемы могли бы найти свое место в предвыборных программах и в части совершенствования уголовного законодательства. Например, в последнее время много говорится о недопустимости таких формулировок в диспозициях уголовно-правовых норм, которые ведут к правовой неопределенности. Эту претензию к нормам закона очень часто высказывают и юристы-практики, и ученые-теоретики, и Конституционный суд. Принятые в последние годы изменения в УК оставляют недопустимо широкое пространство для судейской дискреции.

Все это лишь некоторые возможные варианты включения в предвыборные программы проблем судопроизводства, правоприменения, нормотворчества. На самом деле их гораздо больше: и полицейское право, и исполнение наказаний, и административно-деликтное законодательство (например, в части дорожного движения) и т.д. Предложения должны разрабатываться на профессиональной основе опытными юристами-практиками и теоретиками. К сожалению, политики нередко начинают рассуждать об очень непростых юридических проблемах. Выглядит это иногда смешно, но чаще – печально.

И еще одно замечание. Известный администратор имперской России Михаил Сперанский, которого принято считать успешным реформатором во многих областях государственной жизни, писал, что реформатор «должен уподобляться не строителю, но садовнику». Предложения и программы в стиле «надо всех действующих правоохранителей вывести за штат, уволить и набрать новых» абсолютно неприемлемы. Взвешенность без агрессивной разрушительности должна быть лейтмотивом программных документов. Все, кто берется за реформирование государственных институтов, обязаны понимать и учитывать, в какой точке траектории выхода из состояния полукрепостничества находится определенная часть нашего общества. Демократические формы государственного управления требуют аккуратного обращения у большинства тех, кто пользуется избирательным правом. И поэтому программа правового обучения, воспитания через участие в местном самоуправлении, работе институтов гражданского общества – общественных палатах, избирательных комиссиях и т.д. – тоже должна присутствовать в политической повестке.

Это особенно актуально сейчас, когда устойчивость нашей государственности подвергается нешуточным испытаниям. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...