0
15
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

16.02.2021 18:22:00

Третья сила в США – это зов души, но гибель прагматизма

Почему неприглядность двухпартийной системы стала очевидной к концу правления Трампа

Данила Моисеев

Об авторе: Данила Игоревич Моисеев – корреспондент «НГ».

Тэги: сша, политика, правоцентристская партия, эван макмаллин, двухпартийная система, третья сила


На фото Эван Макмаллин. Фото wikipedia.org

Ряд республиканцев могут создать третью правоцентристскую партию с антитрамповской направленностью, передает Reuters. Примечательно, что среди 120 лиц, участвовавших в видеоконференции, не было известных личностей. Судя по всему, это относительно свободные люди, которые за место под политическим солнцем уже не борются (среди них есть чиновники времен президентства Бушей и даже Рональда Рейгана) либо пока не борются. Тем естественнее их порыв.

Организовал конференцию Эван Макмаллин, который решил еще в 2016 году выдвинуться в президенты и противостоять как Хиллари Клинтон, так и Дональду Трампу. Выбор уже довольно маргинальный, хотя в родной Юте Макмаллин тогда получил 21,5% голосов. За него голосовали многие религиозные американцы, в том числе мормоны, оскорбленные бестактностью Трампа.

С тех пор Макмаллин вынашивал идею формирования «третьей силы». За годы президентства Трампа эта мысль наверняка не раз рождалась в умах тех, кто наблюдал за неприглядной политической борьбой республиканцев и демократов. Эмоциональное желание осуществить ее очевидно, однако при почти равном многолетнем раскладе сил двух главенствующих партий это маловероятно по практическим соображениям.

Американская политика обмельчала. Штурм Капитолия демократы решили обозначить чуть ли не как попытку расправиться с конгрессменами, в чем последние вместе со СМИ тоже пытаются убедить публику. Верится в это слабо, опять-таки в силу того, что слова в США за последние годы стали слишком громкими, но за ними решимость реальных действий почти всегда не прослеживается.

Правление Трампа обнажило минусы двухпартийной системы. Дело не только, а быть может, и не столько в том, хороший он политик или нет, а в том, что свое отношение к оппонентам он ставит максимально дуалистично: «Ты мне друг или враг». Причем демократы такое отношение, осознавая или нет, переняли. Делая вид, что они беспристрастны, демократы оказались куда более лицемерными и расчетливыми, нежели республиканцы. Их желание нагадить Трампу иногда просто комично. Они постоянно ставили ему палки в колеса и в чем только его ни обвиняли. Разумеется, не самый обходительный и тактичный бывший президент отвечал им тем же, в частности, еще больше осложнив отношения с противниками США к концу срока, превращая политику сверхдержавы в цирк. Например, Кубу внесли в список стран – спонсоров терроризма, против Китая было принято еще несколько решений, чтобы наладить связи с Пекином Джозефу Байдену было сложнее. СМИ даже высказывали опасения, что обозлившийся Трамп мог бы даже бесповоротно обратить во врага и Тегеран, начав военные действия против Ирана после проигранных президентских выборов.

Но главное в том, что политика с 2016 года ожесточилась. Мышление «кто не с нами, тот против нас», изначально присущее двухпартийной системе, усилилось. Особенно страшным это выглядело во время обсуждения второго пакета помощи экономике , когда люди умирали сотнями тысяч, а политики как ни в чем не бывало думали о грядущих выборах и о том, как бы не дать оппонентам лишних политических очков, и в итоге так и не смогли прийти к компромиссу за месяцы переговоров.

В этом положении у политика, по сути, отсутствует какая-либо свобода выбора. Как на войне, где ты почти всегда по умолчанию все равно должен принять ту или иную сторону, так и в США ты должен поддерживать «своих», иначе «враг», почти равный с твоей партией по силам, все заберет себе.

Поэтому вряд ли аналитики всерьез воспринимают новость о возможном создании третьей партии. Скорее всего это мог бы быть просто некий клуб внутри партии республиканцев (наподобие уже затухшего Движения чаепития, только более центристское, а не более правое) или вне ее, но не более того. Впрочем, энтузиастам под руководством Макмаллина советник Трампа Джейсон Миллер уже передал типичные мысли своего начальника, назвавшего их «лузерами, покинувшими Республиканскую партию, отдав голос за Байдена».

Печально то, что ведущий политтехнолог республиканцев Ронна МакДэниел, племянница Митта Ромни, права, говоря, что республиканцам нужно объединяться, а не ссориться, иначе велика вероятность проигрыша на выборах в Сенат в 2022 году. Ну чем не военная риторика? При этом она отнюдь не лишена смысла.

Впрочем, нужно понимать, что предпосылки жесткого разделения зарождались еще в предыдущем десятилетии. Левые левеют: это показывают хотя бы даже те многие голоса, которые были отданы за Берни Сандерса на двух последних праймериз Демократической партии. Правые же правеют: 2010-е стали временем стремительного взлета альтернативных правых, особенно в молодежной среде по всему миру. Исходя из таких тенденций, верить в единение американцев в ближайшем будущем в случае отсутствия громких сплачивающих событий, наподобие 11 сентября 2001 года, не приходится. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...