0
1617
Газета Детская литература Печатная версия

10.04.2003 00:00:00

Приключения Котофея и Тычки

Тэги: артемова, сказка

Олеся Артемова родилась в Москве в 1983 году. Окончила музыкальную школу # 26 в Сокольниках. Учится на третьем курсе Литературного института имени Горького в семинаре прозы Александра Рекемчука. Сборник ее сказочных рассказов "Котофей и Тычка" вышел в финал литературной премии "Дебют" 2002 года в номинации "Детская литература". Для первого знакомства предлагаем вниманию читателей пару рассказов.

Котофей Иванович и Тычка

Котофей Иванович такой толстый, ленивый, бегать не любит, а предпочитает лежать на подушке или на копне сена.

Или стоит день-деньской около калитки в фуфаечке, глядит просто так кругом, пока другие работают. А когда другие отдыхают вечером, он тоже отдыхает. Вот он каков.

А делается Котофей очень просто - из пластилина, из оконной замазки, из тыквы, из ваты, из старой рукавички... Можно Котофея сделать даже из хлебного мякиша, или из глины, или из всяких тряпочек...

Тычка же совсем другой - шустрый, тонкий, сухопарый. Он гораздо злее Котофея Ивановича. Любит подраться или поругаться с кем попало, никого не боится. Забияка. Можно его сделать из старой метлы, из проволоки, из карандаша, из отвертки, из гвоздя, из щепочек. А наш-то сделан из яблоневой ветки!

Вот такие это ребята - Котофей и Тычка.

Котофей неизвестно откуда взялся и кем он был до этого, да ему просто лень разговаривать на эту тему с посторонними. Вот если поговорить с ним о какой-нибудь вкусной еде, о, тогда Котофей Иванович к вашим услугам - и слушает с удовольствием, и сам умеет умное слово вставить, поддержать беседу и помолчать в нужное время, и вздохнуть, и почмокать языком, когда речь идет о чем-нибудь особенном. Как же они подружились, эти наши ребята? А по простой логике жизни. Тычка у нас появился после того, как его выгнали из дома, причем, кто бы вы думали его выгнал? Да, да, да! Гадкий, коварный Паук. Тычка жил себе в своем домике, тут приходит Паук.

- Пусти, - говорит, - переночевать, а то мне негде. Я, - говорит, - парень скромный, без претензий...

- Валяй, - отвечает Тычка, - только не шуми сильно, а то соседи будут жаловаться. Не топочи ногами.

Переночевал Паук у Тычки, понравилось ему, уходить не хочет. А Тычка намекает ему.

- Ты, - говорит, - Паучина! Надоел ты мне, брат, не могу видеть, как ты гнездо себе свил из паутины и висишь вниз головой. Мне это неприятно. Ты вниз головой висишь, а меня тошнит от этого.

- Что же тебе мешает, - говорит ему Паук.- Я тебя не стесняю, место мое на потолке, я небольшой размером, не болтлив, никого не раздражаю, а то, что живу на потолке вниз головой, так я такой от рождения, так что извини┘

- Ну нет, - говорит ему Тычка. - Не могу тебя терпеть больше, убирайся вон!..

Одним словом, стали драться.

А Паук-то восьмилапый. Тычка раз ударит, а Паук - восемь раз... В общем, убежал Тычка. Паук, говорят, еще долго после драки кулаками махал. Насмерть забить грозился. Вот так появился Тычка здесь - бежал от Паука куда глаза глядят, забежал к нам. А мог бы еще куда-нибудь забежать и не встретился бы с Котофеем.

И не было бы у них с Котофеем такой долгой взаимной дружбы, которая, страшно подумать, явилась следствием обычной драки!

Хорошие новости

После обеда Котофей Иванович всегда приляжет отдохнуть. Не то чтобы он устает слишком. Он, честно сказать, и с утра уже отдыхал, после завтрака. Просто уж так повелось издавна, чуть выдалась свободная минутка - Котофей Иванович ни за что не потратит ее зря, а обязательно приляжет у окна на солнышке и отдохнет. Во-первых, привычка, а во-вторых, оно и полезно со всех сторон, недаром поговорка есть: "После обеда - поспи". И наоборот, нет такой поговорки: "До обеда - не спи!"

А Тычка-то с раннего утра на ногах. Туда сбегал, сюда сбегал┘ Похлебал второпях, хлеба схватил кусок и опять на улицу. Новости разузнать┘

Чуть кто-нибудь крикнет на улице, чуть какая-нибудь машина тормозами взвизгнет, чуть ворона каркнет - он уж там┘

- Пойду, разузнаю┘ - и хлоп дверью.

Так и хлопает дверью с самого утра.

Котофей Иванович уже и внимания на него не обращает. Сколько ни приучал он Тычку к послеобеденному сну, никак не приучил. Пару раз попробовал Тычка вздремнуть после обеда - нет, ничего не выходит. Приляжет, зубы стиснет, нос в подушку уткнет┘ А пяточки так и ходят, так и ходят┘ Минут пять терпит, а на большее никаких сил не хватает.

- Нет, - говорит, - не могу. Это ж какая сила воли нужна!.. Ты уж, Котофей Иванович, и на мою долю отсыпайся, а я пока сбегаю кой-куда, разузнаю, что там┘

- А что там?

- Ну, мало ли? - говорит Тычка. - Вдруг что-нибудь┘ Жалко пропускать.

И хлоп дверью.

И никогда ведь с пустыми руками не вернется, всегда новость какую-нибудь притащит. Одно неудобство - вместе с новостью еще и сору всякого нацепляет, пока бегает, и в дом нанесет. Тут уж приходится Котофею Ивановичу поневоле вставать с лежанки и браться за метелку. Не может он среди беспорядка равнодушно дремать. Подметет, вынесет мусор этот и снова на лежанке мостится┘ А Тычка уж тут как тут - хлоп дверью!

- Отличная новость! - кричит с порога и, ног даже не вытерев, к столу кидается. Карандашик хвать, на листочке что-то черкает, подсчитывает, прикидывает┘ Ладошками всплескивает, довольный┘

А Котофей Иванович в это время с метелкой возится, выметает за Тычкой сор. Вздыхает, сопит - и все это демонстративно так, подчеркнуто┘ На Тычку поглядывает выразительно, а тому и невдомек┘ Чирк-чирк карандашиком, щелк-щелк на счетах┘

- Что там за новость такая? - не выдерживает наконец Котофей Иванович.

- Превосходная, замечательная новость! - отрывается от бумаг Тычка. - Доллар-то растет! На десять копеек вырос. Это просто счастье, Котофей Иванович!.. Золотая жила!.. Живем!

- В чем же тут счастье? - не понимает Котофей Иванович.

- Эх, наивная ты душа, - снисходительно замечает Тычка. - Вот слушай┘ Допустим, приобретаем мы вчера сто долларов┘ Так?

- Так┘

- Что получается? Сегодня мы их сдаем. Множим сто на десять - тысяча. Тысяча копеек. Делим на сто - десять. В итоге за один только день и за одну операцию, не ударив пальцем о палец, мы с тобой имеем десять полновесных рублей чистой прибыли┘ Разве это не везение?!

- Это, конечно, везение,- соглашается Котофей Иванович. - Вот только где же наши десять рублей? У нас ведь вчера никаких долларов┘

- Погоди! - отмахивается Тычка. - Не мешай расчетам. А вот если бы мы, допустим, оперировали не ста долларами, а суммами на порядок больше, то тогда наша обоюдная выгода составила бы┘ составила бы┘ Ух ты! Вот это удача!.. Нет, не могу. Надо сбегать, разузнать┘

И снова хлоп дверью.

Только Котофей Иванович на лежанке примостится┘

- Распрекрасная новость!

Чирк-чирк, щелк-щелк┘

- Ну что там? - ворчит Котофей Иванович, управляясь с метелкой и совком. - Опять полведра сору нанес┘ Больно уж ты цепучий, Тычка, точно репейник какой┘ Всякая бумажка к тебе липнет, всякая тряпочка┘

- Доллар упал! - радостно сообщает Тычка. - Это великолепно!.. Я и не ожидал такого везения, Котофей Иванович┘ Я вот предыдущие расчеты проглядел, сравнил... И могли бы мы с тобой, могли потерять┘ Могли мы с тобой, могли потерять┘ Могли бы мы┘ Ух ты!.. Кошмар! Хорошо, не ввязались мы с тобой в эту авантюру, ходили бы теперь по электричке с протянутой рукой┘ А ты-то уж совсем согласился. "Десять рублей, десять рублей┘" - Тычка качает головой, с жалостью глядя на Котофея Ивановича. - Наивная ты душа, Котофей┘ Тут, брат, высшая математика, а ты со своими "десятью рублями"┘ Э, да что с тебя требовать┘ Ну лежи, лежи┘

И снова - хлоп дверью.

"Да, - думает Котофей Иванович, укладываясь на лежанке. - Что ни говори, а Тычка умен. Из всего выгоду извлечет. И вот ведь что удивительно - всегда новости у него хорошие. Правда, сору от них много остается. Но ради хороших новостей не жалко и метелкой помахать..."


Читайте также