0
1425
Газета Проза, периодика Печатная версия

01.12.2021 20:30:00

Небанальные байки о чудесах

12 рассказов – по-апостольски

Тэги: филология, лингвистика, метафизика, философия, литературоведение, улица герцена, магический реализм


Творчество автора балансирует на грани  
вымысла и реальности.  Иероним Босх.  
Аллегория чревоугодия и любострастия. 1500.
Художественная галерея Йельского  
университета, Нью-Хейвен, США
Марина Брагина начала писать и публиковаться сравнительно недавно – пять лет назад, но в ее творческой кладовой помимо сборника из 12 рассказов уже есть и два романа: «Неформат» (2017) и «Метафизика души» (2019). Последний был мной не только прочитан, но и отмечен взволнованной рецензией.

Марина Брагина пришла в современную романную прозу с солидным багажом в виде классического, филолого-лингвистического образования (иностранный язык), многолетней журналистской деятельности, богатого жизненного опыта и завидного культурного багажа. Автора можно разглядеть среди строк ее произведений; она как будто перелистывает страницы вместе с читателем.

Первые произведения Брагиной, в которых нашли оптическое отражение ее личные качества, мироощущение и философское мировоззрение, а также доскональное знание предмета повествования, сразу привлекли внимание не только читателей, но и профессионального писательского сообщества, среди которого отметим Вячеслава Катамидзе, Григория Каковкина, Владимира Делбу и Людмилу Вязмитинову.

Литературное творчество Марины Брагиной балансирует на грани вымысла и реальности. Такой жанр в литературоведении получил название «магический реализм». Однако этот жанр весьма интеллектуально-нагрузочный и требует от автора изысканного словарного запаса и аккуратного пользования им, дабы не скатиться в банальные дворовые байки о чудесах.

Марина Брагина. Определитель
чувств.– М.: Квадрига, 2021. –
264 с.
Ее произведения отличают занимательность, глубина драматургического материала, оригинальность образов – как реальных, так и временных пришельцев из потустороннего мира: Вовчик из «Гостиницы Антисоветской», Юра из «Определителя чувств», Виталий из «Хроники Акаши».

Ее книги, такие как сборник «Определитель чувств», можно использовать как занимательное чтиво в путешествиях. А можно и углубленно, как я, извлекая памятные подробности собственной жизни, угадывая знакомые приметы времени и места («Черный бриллиант»): магазин «Консервы» на углу улицы Герцена (ныне Большая Никитская) и Мерзляковского переулка, дома со львами на Малой Молчановке в одном ряду с Домом-музеем М.Ю. Лермонтова, где мной прожито 12 плодотворных лет.

Конструкция сборника рассказов (их по-апостольски – 12) подобна растущему дереву, изобильно выбрасывающему все новые и новые молодые побеги. Они по-разному развиваются: одни идут в рост, зеленеют, а другие увядают и опадают. Структура сборника складывается из фрагментов разной событийной насыщенности и сюжетной завершенности. Интересен используемый Мариной в ранее упомянутых рассказах прием, где кульминация, сказочная развязка и счастливая перемена участи сдвинуты в самый конец сюжета и представлены довольно поспешной скороговоркой. Домысливание истории читателем допустимо, хотя обретение сказочного благополучия может иметь в последующей жизни и фазы пресыщения, и разочарования, и желания развития до размеров романа.

У Брагиной перо умное, тонкое, эпатажное. Тексты одновременно оптимистичны, рискованно бесстрашны, но и целомудренны, свободны от нецензурной лексики, расцвечены самоиронией и изящным юмором, даже в адрес богов («Ганеша»).


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также