0
7
Газета Печатная версия

08.06.2021 18:17:00

Оправдает ли себя ставка государства на поддержку ученых-«победителей»

Российская наука избранных

Ирина Дежина

Об авторе: Ирина Геннадиевна Дежина – доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ, руководитель Аналитического департамента научно-технологического развития Сколковского института науки технологий (Москва).

Тэги: государство, научная политика, ученые


Главная причина неэффективности мер поддержки молодых в науке состоит в отсутствии единого определения понятия «молодой ученый». Фото РИА Новости

Говоря о готовящемся сейчас законе о молодых ученых, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко отметила: «Здесь наша главная задача, с одной стороны, не потерять те меры поддержки, которые уже действуют сегодня, и продумать новые, чтобы молодой и не только молодой ученый чувствовал, что его работу ценят, что государство заинтересовано в результатах его труда». Эти слова прозвучали на парламентских слушаниях «Научный кадровый потенциал страны: состояние, тенденции развития и инструменты роста». Что могут представлять собой эти меры поддержки? А главное, как выбрать тех ученых, которые заслуживают такой государственной поддержки? Об этом на парламентских слушаниях почти ничего сказано не было. Между тем это, возможно, самые главные вопросы в поднятой теме.

Термин «поддержка избранных» – это перифраз англоязычного термина «выбор победителей» (picking winners) – концепция в политике, в первую очередь промышленной, когда государство оказывает селективную поддержку выбранным по определенным критериям организациям (компаниям). В научной политике этот подход тоже применим, и обычно он обсуждается в связи с выбором приоритетных научных направлений.

«Победитель» получает все

Стоит ли вообще государству участвовать в «выборе победителей»? Критиков такого подхода намного больше, чем сторонников. Основной аргумент против исходит из того, что государство не располагает полной информацией об объекте поддержки, поэтому невозможно решить, какие организации стратегически важны и потому нуждаются в особом внимании. Кроме того, отдавая предпочтение каким-либо субъектам перед другими, правительство может невольно вытеснять жизнеспособные альтернативные пути развития и организации.

Сторонники, в свою очередь, утверждают, что есть ситуации и обстоятельства, когда следование такой политике оправданно. Например, в условиях кризиса либо при слабости общих институтов развития в стране. При этом значение имеет желание «победителей» служить целям, установленным государством.

То есть вопрос не в том, выбирать или нет, а в том, зачем и как это делать. В конечном счете важно то, чтобы через поддержку избранных улучшалась общая среда производства научного знания.

В России акцент на «выбор победителей» в последние годы усиливается. Это выражается в том, что особые группы, получающие от государства поддержку, есть во многих направлениях научной политики – от выбора приоритетных научных направлений и технологий до присвоения статусов организациям, выделения объектов уникальной инфраструктуры или особых категорий исследователей.

Само по себе выделение избранных может быть вполне оправдано задачами развития при ограниченных ресурсах, выделяемых на науку. В России расходы на науку в ВВП стагнируют, колеблясь в последние годы на уровне 1%. Это в 2–3 раза ниже, чем в странах с развитой наукой. При этом основным источником финансирования остается федеральный бюджет, составляя в последние годы 66–67% суммарных расходов на исследования и разработки («Индикаторы науки». М.: НИУ ВШЭ, 2021. С. 90, 97).

Таким образом, ограниченность ресурсов и преобладание государственного финансирования – факторы, способствующие ориентации на поддержку «избранных». В то же время именно ограниченность ресурсов предъявляет особые требования к корректности определения «избранных» – так, чтобы сфокусированная поддержка дала более масштабные эффекты.

В России пока не удается масштабировать успехи «избранных», о чем свидетельствуют практически все макропоказатели развития науки. Почему это происходит? Хороший пример для изучения этой проблемы – меры по целевой поддержке молодых ученых.

Транзитная молодежь

Государство стало уделять особое внимание поддержке молодых исследователей с начала 2000-х годов. Однако, несмотря на то что в науку удалось привлечь много молодежи (доля молодых исследователей в возрасте до 39 лет достигла почти 44% в общей численности научных кадров), среднее поколение ученых в возрасте 40–59 лет продолжает сокращаться, упав за последние 10 лет почти на 9% («Индикаторы науки». М.: НИУ ВШЭ, 2021. С. 50).

Это означает, что молодые люди, приходя в науку, через какое-то время из нее уходят, а потому и сохраняется провал средней возрастной группы. Оценки среднего срока пребывания молодого исследователя (до 29 лет) в сфере науки показывают, что он составляет около пяти лет без учета времени возможного пребывания в аспирантуре (см.: И. Дежина, С. Егерев «Кадры науки во цвете лет», «НГ-наука» 08.04.20). Около 20 лет назад средний срок в науке для молодого ученого оценивался в семь лет. Таким образом, «скорость оборота» молодежи растет.

Одна из прямых мер поддержки – премии
 молодым ученым. 
 Фото с сайта www.scientificrussia.ru
Может ли этот результат быть связан с тем, какие цели поддержки ставятся и каким образом определяется «молодой ученый»? Действительно, политика поддержки молодежи в науке не ставила целью увеличение среднего поколения, а в основном формулировалась в терминах «привлечение» и «удержание». Но более интересно то, кто такой молодой ученый, который имеет шансы попасть в группу «избранных».

Недавно аудиторы Счетной палаты, которые проводили оценку мер поддержки молодых ученых за период 2016–2018 годов, пришли к выводу, что главная причина неэффективности мер поддержки молодых в науке состоит в отсутствии единого определения понятия «молодой ученый». Ими могут быть лица как до 33, так и до 35–40 лет. А это порождает «несистемность». Более того, как оказалось, нигде не обобщаются сведения об объемах финансирования молодых ученых.

Подсчеты действительно затруднены в связи тем, что помимо прямых мер поддержки (различные гранты и премии молодым ученым) действуют и разнообразные косвенные меры (специальные преференции для молодых ученых в рамках общих конкурсов и грантов, обеспечение молодых исследователей жильем). Например, в версии программы мегагрантов, действующей с 2019 года, молодые ученые должны составлять половину численности членов коллективов без учета характера дисциплины и решаемых в мегагранте задач. Ежегодно их доля должна расти минимум на 2%. Аналогичные требования есть и в программах Российского научного фонда, где, например, на поддержку молодых исследователей в грантах для отдельных научных групп должно выделяться не менее 35% фонда оплаты труда.

Кто попадает в «избранные»

В том, что в разных программах определение молодого исследователя может варьироваться, нет ничего плохого. Нет единого определения молодого исследователя – не только международного, но и внутри отдельных стран. Оно различается от программы к программе и тесно связано с целями поддержки.

Однако в мировой практике в основе понятия лежит этап развития научной карьеры, первые карьерные ступени исследователя. Поэтому в определении «молодой ученый» обязательно указывается время, прошедшее с момента получения степени PhD, и в некоторых случаях – тип занимаемой должности. Чаще всего молодые ученые – это исследователи с момента получения ими научной степени и до занятия постоянной позиции в университете или исследовательской организации. Этот интервал, как правило, составляет 5–7 лет. При этом некоторые страны, ранее использовавшие привязку к возрасту, начинают отказываться от этой практики. Примером может служить Польша, где молодым считался ученый в возрасте до 35 лет, а теперь – тот, у кого с момента защиты диссертации прошло не более 7 лет.

Кардинальное отличие России от остальных стран как раз в том, что молодой ученый всегда определяется по его физическому возрасту. В итоге среди молодых по возрасту ученых, которые могут претендовать на специальную государственную поддержку, оказываются как начинающие, так и вполне успешно сделавшие карьеру в науке, заняв соответствующую должность или, например, получившие звание не только члена-корреспондента РАН, но даже и академика РАН.

Казалось бы, для «удержания в науке» важнее поддерживать исследователей, начинающих свою научную карьеру независимо от их возраста. Однако тренд на поддержку по возрасту сохраняется. Сейчас понятие «молодой ученый» пересматривается для того, чтобы ввести единый возраст, дающий право на получение мер поддержки. Министерство науки и высшего образования РФ предлагает внести поправку в Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике», определяющую понятие молодого ученого как гражданина в возрасте до 35 лет. Попавшим в эту категорию ученым предполагается оказывать разнообразную государственную поддержку – выделять им стипендии, премии и гранты, а также осуществлять социальные выплаты на приобретение жилья.

Русский эйджизм

Таким образом, существует проблема корректности формулирования целей поддержки и самого выбора группы «избранных». Содействие тем, кто только начинает свою карьеру в науке, подменяется поддержкой молодых по возрасту. В какой-то мере этот подход смыкается с идеологией эйджизма, то есть дискриминацией одних возрастных групп в пользу других. Это может иметь дополнительные негативные последствия – например культивировать инфантилизм, поскольку создаются условия для получения финансирования исключительно за молодость.

Безусловно, перекосы в кадровой структуре науки связаны не только с тем, что особым образом проводится политика «выбора победителей». «Протекание» (транзит) молодежи через сферу науки – это результат действия многих причин, о которых давно и хорошо известно. Это и низкая базовая зарплата исследователей, и фрагментарность в оснащении современным оборудованием, и проблема покупки и доставки вспомогательных материалов и реактивов. Это и бюрократизация, слабое и сокращающееся разнообразие источников финансирования. С некоторых пор добавился и прессинг публикационной гонки, который не делает сферу науки более привлекательной, особенно для тех, кто только решает, заниматься ли ею или чем-то иным.

Неоптимальное использование подхода «поддержки избранных» на фоне недостаточно благоприятной среды для научной деятельности и приводит к результатам, которые могут вдохновить только оппонентов проведения селективной политики. n

Статья подготовлена специально для «НГ-науки» на основе блога автора на ресурсе «Гаудеамус» (аналитический блог о проблемах науки и образования).



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...