0
13119
Газета Печатная версия

22.06.2021 19:16:00

В поисках нейроинформатики

Уже в ближайшие годы возможен прорыв в понимании механизмов информационных воздействий на поведение человека

Борис Владимирский

Об авторе: Борис Михайлович Владимирский – доктор биологических наук, профессор кафедры биофизики и биокибернетики факультета физики Южного федерального университета, главный научный сотрудник НИТЦ нейротехнологий ЮФУ.

Тэги: человек, мозг, сознание, общество, технологии


Для достижения кодированных состояний информационные сигналы должны изменять «мир», внутреннюю среду. Лоран де Ла Гир. Аллегория риторики. 1650 г.

Исследования процессов переработки информации человеком, проблемы формирования и управления информационными полями, компьютерные имитации индивидуального информационного пространства получают все большее развитие. Их результаты становятся объектом повышенного интереса не только специалистов, но и людей, весьма далеких от науки.

От этих исследований ждут – и, возможно, обоснованно – быстрого решения «парадокса мозга и сознания» – фундаментальной проблемы, связанной с телесной и духовной оболочками человека. Ожидания эти, однако, на сегодняшний день сильно преувеличены: серьезных теорий, которые могли бы найти подтверждение и применение за пределами исследовательских лабораторий, пока нет.

Нейрорегуляторные процессы

Граница между информационными полями мозга (кибернетический уровень) и «получателем» этой информации (психический уровень) пока для современной науки непроницаема. Очевидных подходов к преодолению этого барьера нет. Тем не менее попытки увидеть невидимое – информационную сферу человека, его информационное, а не биологическое поле, правополушарную обработку информации – интенсивно продолжаются во всех индустриально развитых странах мира.

Среди большинства специалистов в области искусственного интеллекта и части психологов господствует компьютерная метафора. В рамках этой метафоры психика выступает в виде некоторого устройства с фиксированной способностью к преобразованию дискретных и бессмысленных сигналов в осознаваемые образы. Ограниченность такого подхода несомненна.

Формирование современных представлений об информации, ее формах и преобразованиях и воздействия на поведение человека происходило по ходу решения в новейшем технологическом базисе (компьютеры, микропроцессоры, коммуникационные системы) интеллектуальных задач, связанных с распознаванием образов, машинным переводом и игровыми задачами. При этом использовались эвристические представления о том, как такие задачи решают люди, и практически полностью игнорировалась собственно нейроинформатика – «программное», «алгоритмическое» и «аппаратное» обеспечение информационных процессов, протекающих в мозге.

Сейчас наиболее важным является понимание тех механизмов, информационное воздействие на которые оказывает существенное влияние на нейрорегуляторные процессы и поведение человека.

Индивидуальное информационное пространство – «односторонняя проекция личности на экран биологии» – отражается в нервных процессах, динамика которых формируется реальными отношениями между людьми через вещи. Такое информационное пространство возникает только по ходу сплетения общественных отношений, внутри и посредством которых осуществляется человеческий контакт между людьми и природой.

Головной мозг способен превращать программное обеспечение в аппаратное и обратно (запись в кратковременную память команд с их последующим извлечением для выполнения). Путем интроспекции мозг изучает свою собственную работу, его «аппаратное обеспечение» может перемещаться на информационный вход и даже сделаться программой. При этом информационное воздействие может осуществляться как в виде собственно информационных сигналов, так и в виде программ-инструкций.

Важную роль в обработке информации нервной системой играет специализация полушарий головного мозга, взаимодополняющих друг друга в процессе реализации познавательных функций. От правого полушария зависят в основном психосенсорные процессы, составляющие основу познания с помощью органов чувств, с формированием чувственных образов внешнего мира и самого себя. Психические процессы, зависимые от левого полушария, тесно связаны с двигательными асимметриями и являются психомоторными.

Психосенсорная сфера (чувственное познание) максимально индивидуализирована, а психомоторная же сфера, абстрактное познание, максимально унифицирована, и это следует иметь в виду, когда речь идет об информационных воздействиях на поведение человека.

Понимание же состоит в попеременном преобразовании одной информации в другую. Возможно, что именно специфическое взаимодействие между совокупностями информации, перерабатываемой по отдельности двумя полушариями, является информационным базисом физиологической компоненты сознания.

Вначале была эмоция

Еще один принципиальный момент, который следует иметь в виду. Нервная деятельность по сути своей социальна. В социальной среде усваиваются не только специфические сложные навыки и умение общаться, но и такие базисные способности, как способность к ориентации, вниманию, мотивации и т.д. Именно социальность и коллективные представления являются источником формирования индивидуальной психики.

У человека есть группа сенсорных систем, нервные механизмы которой обеспечивают немедленные реакции, связанные с такими модальностями, как боль, вкус, запах и т.д. Когда речь идет об информационных воздействиях на поведение, в первую очередь имеются в виду сигналы, затрагивающие именно эту группу сенсорных систем. Эти сигналы не всегда очевидны, но с необходимостью приводят к изменениям эмоционального состояния, о которых мы узнаем главным образом посредством самонаблюдения для себя и на основании вегетативных реакций и непроизвольных изменений выражения лица у других людей.

Существует достаточно обоснованная точка зрения, что мир переживаний, связанный с эмоциями, вероятно, не менее сложен, чем мир вербального знания, а эмоциональные реакции предшествуют распознаванию, то есть когнитивным процессам. Правда, специалисты еще недостаточно полно осведомлены о «грамматике» эмоциональной коммуникации.

Известно, что условно рефлекторная деятельность исчерпывается нервными процессами, запускаемыми в ход конкретными сигнальными воздействиями извне. В дополнение и в отличие от животных для человека среда существования сигнализируется словесными – знаковыми и символьными – обозначениями предметов и явлений. При этом имеет место conscientia – внешние стимулы не только воспринимаются, но человек знает о факте этого восприятия.

Особенность человеческого сознания – в одновременном присутствии в высших нервных центрах импульсов из окружающей среды и импульсов, вызываемых абстрактными, вербальными сигналами. Таким образом, слово не только и не столько звуковой раздражитель, но понятие, обеспечивающее особую систему нервных процессов, лежащих в основе психической сознательной жизни человека.

Известны многочисленные факты, свидетельствующие о возрастании у людей роли кодовых факторов, которые снижают потребность в энергии для осуществления параметрических изменений. Расшифровка кода человеком происходит на сознательном и на бессознательно-психическом уровне: выражение глаз, речевая интонация, гримасы, жесты и т.д. Можно считать установленным, что схемы для такого восприятия задаются от рождения. Хотя они подвержены действию индивидуального и социального опыта, большинство из них не связаны с определенной культурой. Это указывает на рудиментарную генетическую основу нейронных механизмов, контролирующих поведенческие акты, запускаемые неосознаваемыми сигналами.

Ритмы мозга и космоса

Информационные воздействия на поведение человека имеют длительную историю. Есть свидетельства об использовании таких воздействий во всех человеческих культурах, связанных с массовыми видами общественной и культурной деятельности. В первую очередь с такими, которые связаны с биологическими процессами – половой инстинкт, рождение, смерть и т.д. Воздействия, о которых идет речь, представляли собой ритмические слуховые и зрительные образы, а также движения.

Главное, что достигается при использовании такой стимуляции, − это синхронизация корковых ритмов в обоих полушариях мозга и поддержание, таким образом, согласованности биологических и социальных ритмов. Если в дополнение к такой стимуляции использовать особые вынуждающие приемы, которые уменьшают подавление правополушарной активности, и сделать возможным ее временное преобладание, то возникает чувство благополучия и облегчения, ослабляются стрессы.

Управляемые поведенческие реакции можно получить, подбирая внешние периодические воздействия в диапазоне от долей до десятков герц. Они скоррелированны с внутренними ритмами организма человека. С этим диапазоном связан ряд электромагнитных полей космического и планетарного происхождения, обладающих большой информационной и биологической значимостью. Вот почему по отношению к ним в процессе эволюции у всех живых организмов сформировались механизмы повышенной чувствительности.

К управлению поведением как отдельного человека, так и групп людей прямое отношение имеют также специально организованные информационные воздействия, приводящие к феноменам мистического сознания. Для такого состояния характерны потеря чувства личности при сохранении сознания, трансцендентальность времени и пространства, парадоксальность действительности.

Рассматривая другие пути информационного воздействия на человека, следует обратить внимание на то, что важную роль в информационных процессах у людей играет канал связи между двумя половинами мозга. У взрослых он сужается и расширяется только во сне. Если научиться воздействовать на этот канал, научиться слушать «третьим ухом», то появится возможность информационного воздействия на поведенческие функции человека.

Еще один путь управления состоянием – целенаправленное использование особенностей полушарий мозга человека. Как выразился известный американский психолог Джером Брунер, подавляющее число психологов «действуют правой рукой» и при этом не затрагивают подход, «в котором средством исследования служит метафора, обеспечиваемая левой рукой. Это способ, рождающий удачные прозрения и счастливые догадки, побуждающие поэта и чародея находить между вещами связи, недоступные обычному взгляду. Эти прозрения и интуитивные догадки рождают собственную грамматику – поиска связей, установления сходств, свободного сплетения идей в ткань новых представлений...».

Другими словами, необходимо перенаправление информационных воздействий «из левой руки в правую». Конкретно это может выглядеть как приемы, направленные на максимальную загрузку всех каналов прямолинейно-рассудочной деятельности. В этом случае начинает работать интуиция, которой под силу интегрировать очень большие объемы информации низкого качества.

Еще один способ информационного воздействия на нейрорегуляторные и поведенческие функции организма, особенно детей, состоит в использовании стимуляции ритмическими вербальными слуховыми образами с периодом, равным актуальному настоящему (длительность периода около 3 с). Лучше всего такая ритмика проявляется при чтении вслух стихов. Поэтому детей в процессе роста и развития следует регулярно и достаточно длительно подвергать действию хороших рифмованных стихов.

Такое слуховое «принуждение» приводит к более тесному взаимодействию обоих полушарий мозга, выравнивая уровень их активации. При этом низшие отделы центральной нервной системы стимулируются таким образом, что приводят организм к физиологической гармонии.

Возможно, что сокращение в образовании элементов систематического стихотворного принуждения делает человека более восприимчивым к примитивным, нарочито упрощенным ритмам лозунгов и рекламного жаргона, способствует современному засилью политической и экономической мотивации поведения. Как написал когда-то Иосиф Бродский: «Не читая стихов, общество опускается до такого уровня речи, при котором оно становится легкой добычей демагога или тирана».

Гормональные и гуморальные

Наряду с внешними сигналами на поведение человека существенно влияют сигналы, поступающие от внутренних органов, в том числе гормональные и гуморальные.

Важная составляющая информационных процессов в мозгу человека – формирование внутренней мотивации, приводящей к «самовознаграждению» мозга путем активации определенных групп рецепторов. Если информационные воздействия стимулируют внутреннюю систему самопоощрения и повышают ее чувствительность, то возникает возможность существенно повысить синтетическую силу разума. Мозг сам себя вознаграждает, и это является главным механизмом мотивации. Поэтому любые способы воздействия на мотивацию с целью регулирования ее функции могут очень существенно повысить эффективность работы мозга за счет подключения к решению задач всех умственных и эмоциональных ресурсов.

Возможность использования информационных воздействий, не осознаваемых человеком, вызывает наибольшую тревогу у общественности и приводит к излишне эмоциональным обсуждениям в СМИ возможностей «модификации поведения», создания «психотронного» оружия. Однако надежды и страхи, связанные с представлениями о контроле за поведением, представляются сильно преувеличенными.

Сам факт существования познавательной активности предполагает, что манипулирование поведением, как правило, не может быть эффективным, так как оно не приводит к получению систематически предсказуемых результатов при условии нормального развития в рамках данной культуры. Но именно нормального, так как в тщательно контролируемых условиях – в исправительных учреждениях, в психиатрических клиниках и т.п. – нередко удается достаточно хорошо управлять теми, кто в них содержится.

Управление поведением – это в конечном счете управление внутренним состоянием, которое возможно только при информационном воздействии, приводящем к изменению «внутреннего мира». Если «мир» неизменен, переделка состояния невозможна.

Однако никакое изменение не будет иметь «управляющих» последствий, если нет понимания соответствующей части «мира». Следовательно, для достижения, например, кодированных состояний информационные сигналы должны изменять «мир», внутреннюю среду. Но появляющиеся при этом сигналы должны быть понятны организму на уровне подсознания.

Можно ли перекинуть мостик от наших рассуждений о возможностях информационного воздействия на поведение отдельного человека к возможностям направленного воздействия на целые группы людей? Люди становятся тем, что они есть по мере того, как они растут в рамках конкретной культуры и конкретной окружающей среды. Людьми движут мотивы, которые они зачастую не понимают, и их формирует жизненный опыт и переживания, не обязательно фиксируемые в памяти.

Субъективные миры отдельных людей в конечном счете не столь уж отличаются друг от друга. Общий для всех опыт относится как к физической среде, так и к более или менее стандартизованному социальному опыту в рамках существующей культуры. Поэтому можно предположить, что принципиально информационное воздействие на группы людей возможно. Однако следует иметь в виду, что общественное сознание не простая арифметическая сумма психических процессов отдельных индивидуумов.

Индивидуальные различия относительно невелики также в экстремальных ситуациях. Потеря работы, утрата веры в социальные возможности общества и семьи, экологические бедствия, психосоциальные стимуляции при смене политического режима приводят к деформациям сознания, способствующим сначала развитию общего адаптационного синдрома, изученного канадским эндокринологом Гансом Селье, а затем стресса и длительной депрессии.

На этом фоне особенно эффективными могут оказаться различные суггестивные воздействия, то есть воздействия путем внушения на отдельного человека, группу, коллектив, социальный слой, приводящие к появлению у людей помимо их воли и сознания определенного деформированного функционального состояния.

Уже накоплен огромный экспериментальный материал, к которому в полной мере применимы слова Дмитрия Менделеева: «Эти явления не должно игнорировать, а следует точно рассматривать, то есть узнать, что в них принадлежит к области всем известных естественных явлений, что к вымыслам и галлюцинациям, что к числу постыдных обманов, и, наконец, не принадлежит ли что-нибудь к разряду ныне необъяснимых явлений, совершающихся по неизвестным еще законам природы».

Складывается впечатление, что уже в ближайшие годы возможен резкий скачок в понимании механизмов информационных воздействий на поведенческие функции человека. Это, в свою очередь, откроет принципиально новые пути использования потенциальных возможностей его мозга при решении разнообразных проблем медицины и педагогики. 

Ростов-на-Дону


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...