0
25960
Газета Печатная версия

07.06.2021 17:52:00

Возвращение проекта ТАПИ

Прекращение боевых действий в Афганистане открывает возможность для завершения трансконтинентального газопровода

Тэги: трансконтинентальный газопровод, проект, тапи, афганистан, талибан, туркменистан, индия, пакистан, рф


Американский новостной онлайн-журнал Diplomat, освещающий ситуацию в Индо-Тихоокеанском регионе, не так давно опубликовал статью, которая вышла под заголовком «Талибан» (организация запрещена в России. – «НГ») посетил Туркменистан, обещая (снова) защитить ТАПИ». Речь идет о строительстве газопровода с севера на юг: от туркменских газовых месторождений до Индии.

ТАПИ уже давно считается чрезвычайно важным проектом, но неясно, отмечает журнал, будет ли он когда-либо реализован. Проблемой является то, что он должен проходить по территориям стран, в которых или идет гражданская война (Афганистан), или между которыми имеются напряженные отношения и периодически возникают боевые действия (Индия и Пакистан). Однако шанс вывода американских и натовских войск открывает некоторые перспективы.

Схема проекта газопровода ТАПИ.   Карта Павла Романенко


























 Шансы на примирение в Афганистане

Журнал отмечал, что «в минувшие выходные (в начале февраля 2021 года. – «НГ-энергия») делегация талибов во главе с муллой Абдул Гани Барадаром нанесла визит в Туркменистан, где талибы (снова) выразили полную поддержку газопроводу Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). Следует отметить, что еще в декабре 2016 года талибы заявили, что они «привержены защите» национальных инфраструктурных проектов, таких как CASA-1000 и ТАПИ. В 2018 году представитель талибов сообщил «Голосу Америки», что талибы рассматривают ТАПИ как «важный элемент экономической инфраструктуры» Афганистана, и объявил о сотрудничестве группы «в обеспечении безопасности проекта в районах», находящихся под их контролем. Что касается февральского визита, то сообщается, что представитель талибов встретился с заместителем премьер-министра и министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым. Согласно данным встречи, сделанным Министерством иностранных дел Туркменистана, обе стороны «подчеркнули важность установления и поддержания мира и стабильности в Афганистане». В конкретном случае речь шла, по данным немецкого государственного информационного агентства Deutsche Welle (DW), о делегации политического офиса «Талибана» в Катаре. Агентство задается вопросом, насколько заявление «талибской дипломатии» нивелирует прежние угрозы террористической организации «Сети Хаккани». Группировка Хаккани – крупная самостоятельная террористическая организация в Афганистане, которая в союзе с «Талибаном» ведет партизанскую борьбу против правительственных сил, а также войск США и НАТО. Основателем экстремистского движения был религиозный деятель мавлави Джалалуддин Хаккани.

В 1980-х годах, на самой заре существования, «Сеть Хаккани» вела борьбу против советского контингента в Афганистане. Идеологией организации является национализм и религиозный радикализм. После ухода советских войск из страны «Сеть Хаккани» вошла в союз с террористическим движением «Талибан». Они вместе стремились демонтировать светские порядки и установить власть шариата по всей стране.

Последнее обещание поддержки и безопасности прозвучало на фоне вялых, но прямых переговоров между талибами и афганским правительством, пишет Diplomat. Между тем Соединенные Штаты – под новым руководством – пересматривают сделку предыдущей администрации с «Талибаном», которая предусматривала полный вывод войск к маю 2021 года. DW сообщило о заявлении президента США Джозефа Байдена, что американские военнослужащие начнут покидать Афганистан с 1 мая, а завершится этот процесс к 11 сентября – 20-й годовщине терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Белый дом, пишет агентство, ясно дал понять: вывод американских войск не будет зависеть от ситуации внутри Афганистана. Многие наблюдатели опасаются, что эта позиция администрации США может существенно укрепить позиции талибов. Однако «президент счел, что, если тактика США в отношении Афганистана будет и далее меняться в зависимости от конкретных условий, как это происходило на протяжении последних 20 лет, это будет означать, что американские войска останутся там навсегда». Эту возможность объяснил 13 апреля журналистам источник, близкий к администрации Байдена, пишет DW. Понятно, что вслед за США выведет своих солдат и НАТО. 14 апреля в заявлении альянса говорилось, что силы, участвующие в операции «Решительная поддержка», начнут покидать страну с 1 мая, процесс займет несколько месяцев и будет «упорядоченным и координированным».

Поэтому в настоящее время наряду с обсуждением будущего власти в Афганистане на повестку дня возвращается проект ТАПИ.

Напомним, что три года тому назад, в феврале 2018 года, в афганском Герате в присутствии президентов Туркменистана и Афганистана, премьер-министра Пакистана и министра иностранных дел Индии стартовало строительство афганского участка ТАПИ.

В конце августа 2020 года между Туркменистаном и Афганистаном был подписан Меморандум о взаимопонимании по выбору земельных участков на афганской части ТАПИ. Ожидается, что активная фаза строительства газопровода в Афганистане начнется в 2021 году. Однако в сообщении МИД Туркменистана о недавней встрече с талибами не указывается крайний срок реализации проекта. Это же касается и критического вопроса финансирования.

Пресс-конференция талибов после встречи
с руководством Туркменистана. 
Кадр из видео с сайта www.mfa.gov.tm
Этапы реализации

Проект ТАПИ, стоимость которого сейчас оценивается в 10 млрд долл., направлен на то, чтобы доставить 33 млрд куб. м туркменского газа в Южную Азию в течение 30 лет по трубопроводу, который пройдет через афганские города Герат и Кандагар, пакистанские города Кветту и Мултан до города Фазилка на западе Индии.Протяженность газопровода составит 1814 км (по Туркменистану – 214 км, по Афганистану – 774 км, по Пакистану – 826 км).

Проект существует с конца 90-х годов. C 2010 года контакты участников проекта вновь активизировались и состоялось подписание ряда соглашений.

Только после этого 13 декабря 2015 года в туркменском городе Мары прошла церемония закладки первого камня строительства газопровода, а спустя три года 23 февраля 2018 года состоялась закладка афганского участка газопровода. Имеются неясности с постройкой туркменского участка. Он начинается у газового месторождения «Галкыныш» на юге Туркменистана. Это крупнейшее газонефтяное месторождение Туркменистана площадью 1842 кв. км, расположенное в Марыйском велаяте. Сегодня в него входит группа месторождений – «Южный Иолотань» (Елотен), «Минара» и прилегающие месторождения. В 2013 году месторождение было введено в эксплуатацию. По оценке британской компании Gaffney, Cline & Associates, оно располагает запасами газа в объеме 26,2 трлн куб. м и 300 млн т нефти.

Работы по прокладке туркменского участка МГП ТАПИ начались в декабре 2015 года, завершить их планировалось в конце 2019 года. Но данных о завершении строительства нет.

Интерес Индии

Предполагается, что Индия уже в текущем десятилетии станет главным источником спроса на энергоресурсы в мире, обогнав Китай и США. Страна превратилась в третью энергетическую державу мира, хотя и зависит от экспорта сырья в значительно большей степени, чем ее конкуренты. За индийский рынок уже борются все крупнейшие поставщики энергоресурсов, в том числе и Россия. 13 января в формате видеоконференции состоялись политические консультации между замминистра иностранных дел Туркменистана Вепа Хаджиевым и замминистра иностранных дел Индии Викасом Сварупом. Как сообщил МИД Туркменистана, «строительство магистрального газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия было выделено в числе приоритетных совместных проектов двух стран».Напомним, что вся необходимая для приема газопровода инфраструктура в Индии уже построена.Однако много вопросов вызывают темпы строительства в Пакистане и Афганистане, где сроки начала работ многократно переносились.

DW отмечает скептическое отношение Индии к возможностям договориться с талибами. В Индии, однако, считают, что с «Талибаном» договариваться нет смысла, поскольку в движении сегодня есть пять-шесть центров власти, каждый из которых находится под влиянием разных внешних игроков.

DW отмечает, после того как Дональд Трамп собрался выводить из Афганистана войска США, в Дели заявили, что Индия может оказать военную помощь афганскому правительству. Далее: в эти дни Индия и Афганистан подписывают договор о строительстве дамбы для АЭС в провинции Кунар. Эта дамба позволит Афганистану регулировать поток воды в Пакистан. В Исламабаде воспринимают это как индийский антипакистанский проект в Афганистане.

В этой ситуации «дипломатическая миссия» талибов в Катаре, подконтрольная Исламабаду, сигнализирует через представительство Туркменистана в Дохе, что хочет приехать в Ашхабад и обсудить возможность поддержки странами региона мирных переговоров повстанцев с правительством президента Ашрафа Гани. «Так как Гурбангулы Бердымухамедов заявлял, что готов предоставить площадку для таких переговоров, Ашхабад согласился. Но уже в Ашхабаде талибы вдруг подняли вопрос о ТАПИ. Это было неожиданным для туркмен», – отмечает агентство.

Пакистанский подход

На фоне стремительно ухудшающейся собственной ресурсной базы и роста спроса уже к началу 2030 годов дефицит на пакистанском рынке газа, по оценкам российских экспертов, может составить до 40 млрд куб. м в год. Это мнение высказал аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. По его мнению, Пакистан является довольно типичным рынком Южной Азии наряду с Индией и Бангладеш, где спрос эластичен по цене – чем выше стоимость на рынке, тем меньше на газ спрос. Возможно, именно этим в первую очередь (кроме геополитических размышлений о соперничестве с Индией) и объясняется давление, которое Пакистан начал оказывать на Туркменистан. Об этом сообщает немецкий портал Novastan.org, специализирующийся на сообщениях из Центральной Азии. Он пишет, что Пакистан пытается многосторонний договор о ТАПИ «переделать» в свою пользу. Строительство газопровода, считает портал, «все более становится показательным примером для понимания геополитики в регионе». Портал ссылается при этом на материалы пакистанского издания News. Он пишет, что сейчас для Пакистана на первый план выходят финансовые проблемы. Пока в договоре говорится о том, что за возможные потери на афганской территории должен отвечать именно Пакистан. Но для пакистанской стороны, по всей видимости, афганские риски кажутся слишком высокими. Поэтому, отмечает портал, строительство пакистанского участка еще не началось. Финансовый план для него должен быть создан только в текущем 2021 году. В этой связи DW указывает, что на прокладку труб по территории Афганистана финансирования до сих пор нет, отмечает ташкентский политолог Юрий Черногаев. По его мнению, это связано с тем, что проект, который в конце 1990-х и в 2000-х считался прорывным с экономической и геополитической точек зрения, утратил былую привлекательность.

«Пока шли переговоры между участниками проекта, Иран уже протянул до границы с Пакистаном свою трубу, а на территории Пакистана газопровод достроили китайцы», – продолжает Черногаев. Кроме того, препятствием для ТАПИ стал вопрос о цене транспортируемого газа.

«По данным издания Profit, семь лет назад, когда заключали соглашение, стоимость газа была ниже, чем на сжиженный газ (СПГ), а сегодня туркменский газ почти вдвое дороже американского СПГ. Но и это не все. Туркмения соглашалась передавать свой газ Пакистану на границе с Афганистаном, чтобы Пакистан брал на себя все убытки в случае потерь газа на афганской территории. Исламабад сейчас настаивает на изменении этого положения, он не хочет нести ответственность за потери в Афганистане», – поясняет политолог.

Афганский журналист Ахмед Дурани, в свою очередь, предлагает другую интерпретацию спора между Туркменистаном и Исламабадом. По его словам, после того как в Герате президент Афганистана обещал завершить ТАПИ в течение пяти лет, талибы заявили, что готовы охранять проект, так как он в интересах народа. Но Пакистан начал требовать от Туркменистана пойти на условия, при которых Индия будет получать газ по гораздо более дорогой цене, чем он сам.

Эти переговоры зашли в тупик и тогда талибы и заявили, что проект невозможен, пока Афганистан остается в оккупации. Но теперь с точки зрения разведки Пакистана ситуация изменилась: главный противник – Индия – активизировался в регионе.

Российское вмешательство

Россия не является участником проекта ТАПИ. Известно лишь о поставках российских труб для туркменского и, возможно, афганского участков газопровода. Однако Россия активно участвует в строительстве газопровода, который в прессе именуется «Пакистанским потоком». Этот газопровод протяженностью в 1100 км и пропускной способностью в 12,4 млрд куб. м в год должен связать терминал в портовом городе Карачи на юге Пакистана с городом Лахором на севере страны. Идея этого проекта состоит в том, что СПГ, который будут доставлять газовозы к морскому побережью Пакистана, пойдет в первую очередь на внутреннее потребление. Для России выгода участия в строительстве состоит в том, что в терминалы на юге Пакистана может поставляться и российский СПГ. Пока речь может идти о поставках с двух крупнотоннажных заводов по производству СПГ на Сахалине и на Ямале. Однако эксперты полагают, что у России на «Пакистанский поток» другие планы. России в принципе выгодно развивать в Южной Азии газовый рынок, ведь чем шире газификация, тем выше потребление газа. Но в перспективе «Пакистанский поток» может быть использован и для трубопроводного газа, если ТАПИ будет достроен и вступит в строй. В конце мая по сообщению Минэнерго РФ протокол межправительственного соглашения по строительству «Пакистанского потока» подписали глава Минэнерго Николай Шульгинов и посол Пакистана в Москве Шафкат Али-Хан. Это позволит в самое ближайшее время начать реализацию проекта. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...