0
2324
Газета Non-fiction Печатная версия

25.11.2020 20:30:00

Северный караул

Крепости на Ладоге и Балтике повидали немало сражений

Тэги: история, краеведение, война, крепость орешек, нева, балтийское море, ладожское озеро, россия, швеция, санктпетербург, петр i


История Шлиссельбурга насчитывает без малого семь веков. рисунок из книги Николая Коняева «Шлиссельбургские псалмы». М., 2013

В наступающем 2021 году исполняется 300 лет со времени окончания Северной войны. Два десятилетия длилась кампания, в которой главными противоборствующими сторонами были Россия и Швеция. В ходе войны и по ее итогам к Российской империи отошли земли на берегах Невы, Ладожского озера и Балтийского моря. Там были выстроены новая столица – Санкт-Петербург, главная военно-морская крепость – Кронштадт, резиденция монархов – Царское Село. Но на этих территориях находились и укрепления, основанные русскими на много веков раньше.

В 1323 году на приладожском острове, который обтекает в своем истоке Нева, новгородцы построили крепость. Густо заросший лещиной остров они назвали Ореховым. Крепость 300 лет была русским форпостом на северо-западе страны. Шведы нередко пытались ее захватить. Крепость Орешек позволяла также контролировать торговлю Новгорода с Западной Европой. Стены ее стали цельнокаменными уже в середине XIV века. А при великом князе Иване III Орешек полностью перестроили. На острове возникла новая твердыня, стены которой образовали вытянутый шестиугольник. Крепость состояла из «города» и дополнительного укрепления внутри него – цитадели. Самую мощную из семи внешних башен установили с западной стороны, откуда в те времена постоянно ждали приближения неприятеля. Три башни цитадели (самая высокая именовалась Колокольной) соединялись сводчатыми галереями внутри стен. В галереях хранились боеприпасы и провиант. На протяжении XVI века шведская армия не раз проверяла на прочность стены Орешка. Наиболее серьезную осаду скандинавы предприняли в 1555 году. Войско Ивана Грозного не только выдержало натиск, но и перешло в контрнаступление. Здешние крепостные сооружения, построенные полтысячи лет назад, сохранились до наших дней, хотя и в значительно измененном виде.

В годы Смуты шведы под предводительством Якоба Делагарди все-таки захватили Орешек и владели им 90 лет, переименовав в Нотебург («город-орех»). Но при Петре I русские войска отвоевали важный стратегический объект: особую храбрость в том бою показал Александр Меншиков. С победы 1702 года началась череда успехов русской армии и только что созданного русского флота. Возвращенную крепость назвали Шлиссельбург («ключ-город», то есть ключ к Балтике). С тех пор враги уже не появлялись на острове. Раскусить этот орешек никому оказалось не по зубам.

После основания Санкт-Петербурга военно-пограничное значение Шлиссельбурга снизилось. Его мощные форты стали политической тюрьмой – сначала для личных врагов монархов, затем просто для государственных преступников. Заключенных в крепости становилось все больше, для их размещения – вплоть до конца XIX века – строили новые корпуса. В 1917 году тюрьму сожгли бывшие арестанты; сгорели и ее ценнейшие архивы. В советское время в крепости создали музей, однако работал он недолго: началась Финская война, и старая цитадель вновь стала военной базой. В годы Великой Отечественной гарнизон крепости оборонялся от атак немцев, стремившихся форсировать на этом участке Неву и выйти к западному берегу Ладоги, где проходила Дорога жизни. Под ураганным огнем крепость на Ореховом острове устояла. Бомбы и снаряды повредили многие старинные постройки, в руины превратилась церковь Рождества Иоанна Предтечи. В начале XXI века в храме возобновились богослужения: состоялась первая за много лет литургия, звучали псалмы…

«Шлиссельбургские псалмы. Семь веков русской крепости» – именно так назвал писатель и историк Николай Коняев свою книгу (вышла в 2013 году). Неторопливо, дотошно, то сухо перечисляя факты, то переходя на былинный слог, рассказывает он историю старинной крепости. В ней, по мнению автора, сконцентрирована вся российская история. Коняев убеждает читателя, что все происходившее в нашей стране за семь веков,имеет отношение к Орешку-Шлиссельбургу. Петр I заточил в этой крепости свою сестру Марию Алексеевну, заподозрив в заговоре. В начале XVIII века Шлиссельбург отстраивал знаменитый петербургский зодчий Доменико Трезини. В этих мрачных казематах в разные времена сидели издатель-просветитель Николай Новиков, монах-пророк Авель, богослов и кавказский «полевой командир» шейх Мансур. Здесь с малолетства томился и нашел смерть отрешенный от власти Иван VI. А уж народовольцев, террористов и прочих революционеров не перечесть. Один из них, напоминает Коняев, впоследствии стал комендантом дома в Тобольске, где сидела под арестом семья Николая II. Получается, что и в судьбе последнего русского императора есть что-то «шлиссельбургское». Исторические события писатель подает в духе некоего христианского символизма. Для него важны знамения, чудеса, мистические знаки, предания, легенды, связанные с Орешком-Шлиссельбургом. Другой важный элемент его историографической концепции – борьба иноземных сил против русской державы и православия. Шлиссельбург, по Коняеву, всегда играл важнейшую роль в этом военном и духовном противостоянии. Как бы то ни было, материал в книге собран интересный.

В свою очередь, историк и краевед Людмила Лапина в книге «Каменный щит Отчества» (издана также в 2013 году) рассказала о крепостях северо-запада России, основанных в допетровские и раннепетровские времена. До начала XVIII века на Карельском перешейке и в Приневской низменности строили совсем немного. Местность эта была малонаселенная, труднопроходимая. Но крепости здесь возводились еще с XI века (Старая Ладога). Ныне это замечательные памятники зодчества и истории. Копорье, Нарвский замок, Выборг, Кексгольм, Ландскрона, Ниеншанц, Петропавловская крепость… Их имена звучат как отголоски старинных битв, где русские дрались со шведами, датчанами и немцами. Крепости всегда и везде строили на случай войны, в качестве прочного щита государства. Автор не ограничивается рассказом о фортификационных особенностях той или иной твердыни. Каждая глава здесь – многоплановый исторический очерк, где говорится о геологии, археологии, политике. Исследовательница уделяет повышенное внимание архитектурно-инженерным особенностям крепостей, проводит параллели со средневековыми цитаделями других стран Европы. Из очерков можно узнать, как строились и реконструировались эти крепости, какие войны и сражения они повидали на своем веку, что из старинных сооружений сохранилось до наших дней. Рассказ проиллюстрирован старыми гравюрами и современными фотографиями, историческую глубину тексту придают фрагменты из хроник, летописей и саг. Не забыты имена археологов, которые спасли от разрушения и забвения эти стены и башни в те времена, когда в стране царствовал исторический нигилизм.

Описания столь колоритны, что порой хочется отложить книгу и отправиться в Ленинградскую область, к стенам, помнящим эпоху викингов и крестовые походы. К примеру, вот сюда: «Выборгский замок заложили завоеватели-шведы на пепелище русско-карельского городка. Замок начался с башни Святого Олафа, построенной прямо на слое пожарища. Он оставался неприступным до 1710 года и был одним из самых хорошо укрепленных в Швеции. Родовитейшие шведские дворяне добивались чести служить там. Шведские короли заботились об укреплении замка и посещали его…» Кстати, это единственный на территории России подлинный средневековый замок в западноевропейском стиле.

Крепости на Ладоге и в Прибалтике многие годы несли военный караул. На границе всегда было неспокойно. С запада наступали германцы и скандинавы, им противостояли новгородские дружинники, стрелецкое войско, полки Петра I. За эти крепости и замки шли бои и в ХХ веке. Сегодня, став музеями, они не утратили своего сурового оборонительного облика.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также