0
1734
Газета Non-fiction Печатная версия

19.05.2021 20:30:00

Мученик светотени

Александр Алексеев иллюстрировал классику, изобрел «игольчатый экран» и покончил с собой в Париже

Тэги: история, эмиграция, искусство, россия, франция, классика


Александр Алексеев. Иллюстрация
к «Пиковой даме» Пушкина.
Иллюстрация из книги
В честь этого удивительного человека проходят кинофестивали, читаются курсы в киноакадемиях Европы и Америки. Самые известные деятели культуры с восхищением отзываются о том, что он успел сделать. На аукционах книги с его иллюстрациями стоят бешеных денег. И тем не менее аниматор, оформитель театральных спектаклей и книг Александр Александрович Алексеев, умерший в Париже в 1982 году, за границей известен намного больше, чем в России.

Правда, у нас круг его почитателей составляют люди более чем достойные. Наши известные аниматоры Юрий Норштейн и лауреат «Оскара» Александр Петров говорят о нем как о своем духовном учителе. Никита Михалков и Елена Чавчавадзе посвятили ему отдельный фильм в цикле «Русские без России». Великим иллюстратором считал Алексеева наш замечательный дирижер Геннадий Рождественский, бывший прекрасным знатоком книги. Да что говорить, если Борис Пастернак, взяв в руки парижское издание «Доктора Живаго» с иллюстрациями Алексеева, сказал, что он впервые видит художника, который так глубоко проник в его замысел. Михаил Шемякин успел застать Алексеева в Париже и относится к нему и к его произведениям с нескрываемым восхищением. Недавний руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, один из самых известных библиофилов России Михаил Сеславинский написал об Александре Алексееве в ряде своих книг и статей.

Своим предисловием Сеславинский и открыл большую книгу Лолы Звонаревой и Лидии Кудрявцевой.

Надо сказать, что издания, посвященные Алексееву, в России были. В Санкт-Петербурге, к примеру, стараниями племянницы этого замечательного мастера Елены Федотовой в 1999 году вышел сборник статей «Беззвестный русский – знаменитый француз». В Ярославле в 2013 году увидели свет воспоминания дочери – Светланы Алексеевой-Рокуэлл. В ряде научных сборников и журналов, посвященных кинематографу, появлялись статьи об этом художнике, выходили произведения русской классики с его иллюстрациями. Были опубликованы каталоги работ Алексеева из собраний известных коллекционеров Бориса Фридмана и Марка Башмакова. Но до книги Звонаревой и Кудрявцевой такого фундаментального исследования наследия и биографии мастера не было.

Итак, Александр Алексеев (1901–1982). Сын русского военного атташе в Стамбуле. Кадетский корпус, переход вместе с другими кадетами через промерзшие степи во время Гражданской, Константинополь, Париж. Именно там начинающий художник своим невероятным трудом достиг вершин, о которых другие только могли мечтать.

Лола Звонарёва, Лидия
Кудрявцева. Потерянный рай
Александра Алексеева.– М.:
АСТ: Белония М, 2020. – 446 с.
Он работал в театре Питоева, потом иллюстрировал русскую и французскую классику в самых престижных издательствах Парижа. Причем очень много экспериментировал, создавая гравюры, акватинты, литографии. Во многом его стиль определил на долгие годы книжную графику. Но мировую славу получило изобретение мастером «игольчатого экрана», который он использовал в своих мультфильмах и книжных иллюстрациях. Как все гениальное, это было очень просто. На белом пространстве размещалось очень много иголок. При надавливании на них определенных очертаний и направленном свете получалось невероятное по своему воздействию изображение. Именно в этой технике Александр Алексеев создал свой шедевр на музыку Мусоргского «Ночь на Лысой горе».

У него было немало достижений. Иллюстрации к Достоевскому, Толстому, «Доктору Живаго» Пастернака, «Слову о полку Игореве», французской классике. Фильмы «Спящая красавица» и «Нос» по повести Гоголя поразили современников. И особенно в конце жизни его все больше и больше мучила тоска по России, которую он пытался воскресить в своих шедеврах.

Судя по всему, этот замечательный мастер покончил с собой в своей парижской студии в 1982 году.

И вот эту яркую, мощную жизнь взялись реконструировать филолог Лола Звонарева и искусствовед Лидия Кудрявцева. Среди прочего авторы получили доступ к архиву Алексеева в швейцарском фонде Art Ex East, и многие неизвестные доселе источники стали доступны.

Несколько лет исследовательницы работали над книгой, выстроив ее по годам. От первых детских впечатлений маленького сына русского дипломата, вглядывающегося в Босфорский залив, до последних дней художника в Париже. Все события жизни мастера даны сквозь «магический кристалл» его воспоминаний и свидетельств близких, а также искусствоведческого анализа произведений, будь то иллюстрации к «Братьям Карамазовым» или анимационный пролог и эпилог, созданный для фильма Орсона Уэллса «Процесс» по роману Кафки. Картина эта впоследствии была признана одним из шедевров мирового кинематографа.

«Мучеником светотени» назвал Осип Мандельштам великого Рембрандта. И Александр Алексеев всю жизнь искал гармонию черного и белого, улавливая страшные отзвуки ХХ века. Именно поэтому его творчество получает такие высокие оценки.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...