0
1171
Газета Non-fiction Печатная версия

20.10.2021 20:30:00

Италия, символисты и автограф Бурлюка

Серебряный век и его отражения

Тэги: филология, литературоведение, история, символизм, италия, вячеслав иванов, лев толстой, мандельштам, ходасевич, адамович, гиппиус, мережковский, михаил кузмин, брюсов, андрей белый, ахматова, бурлюк, модернизм, советская власть


Николай Богомолов. Разыскания
в области русской литературы
XX века. От fin de siècle до
Вознесенского. В 2 т.– М.: Новое
литературное обозрение, 2020. –
Т. 1. Время символизма. –
548 с. – Т. 2. За пределами
символизма. – 584 с.
Известная римская поговорка Habent sua fata libelli («Книги имеют свою судьбу») права. Порой она бывает причудливой, как в случае с рецензируемыми изданиями. Первоначально двухтомник «Разысканий...» готовился к юбилею московского историка литературы Николая Богомолова (16 декабря 2020 года мэтру должно было исполниться 70 лет) как некий промежуточный итог его трудов, но месяцем ранее (20 ноября) Богомолова не стало… В итоге книга стала данью памяти. А на следующий год вышел и мемориальный сборник, который также мыслился как юбилейный…

«Разыскания...» отражают основные направления научной деятельности Богомолова, а они связаны в первую очередь с Серебряным веком и его отражениями в последующей советской и эмигрантской литературе. В первую книгу двухтомника вошли статьи и архивные публикации, посвященные Валерию Брюсову, Вячеславу Иванову, Зинаиде Гиппиус, хозяину знаменитого модернистского издательства «Гриф», поэту и общественному деятелю Сергею Кречетову (Соколову). Интересна также работа о восприятии Льва Толстого в кругах символистов.

Вторая книга объединила работы об Осипе Мандельштаме, Михаиле Кузмине, Владиславе Ходасевиче. В том также вошла переписка Георгия Адамовича с поэтом и литературоведом Юрием Иваском и статья о том, какими путями узнавали в эмиграции о судьбах советских писателей. Богомолов писал о месте Италии в творчестве Вячеслава Иванова. Страна, где поэт жил достаточно долго до революции и куда он вернулся в годы эмиграции, по-разному влияла на знаменитого символиста. Если Рим был ценен для его филологических штудий, связанных с античностью, то Флоренция, напротив, ассоциировалась в первую очередь с эпохой Возрождения и, по собственному признанию автора «Кормчих звезд», стала городом, «который снова в такой сильной степени возбудил мою историческую фантазию и мое художественное чувство». Не менее значима Италия для Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского, сочинявшего там роман «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи». Правда, работа над ним не была безоблачной. Богомолов привел письмо Гиппиус писательнице и историку литературы Варваре Комаровой: «Муж усиленно занят своим романом, и я весьма одинока, так что мне, привыкшей к петербургским друзьям, которые меня балуют, – порою бывает очень грустно». Также важен блок статей, посвященных литературоведу Борису Томашевскому, чья стиховедческая концепция концептуально связана с эстетикой символизма.

Русский модернизм и его
наследие: Коллективная
монография в честь 70-летия
Н.А. Богомолова.– М.: Новое
литературное обозрение,
2021. – 840 с.
В сборнике «Русский модернизм и его наследие» обращают на себя внимание статья Геннадия Обатнина (Хельсинки) «Документальные крохотки к теме «Вяч. Иванов и М. Кузмин», в которой он объединил сразу двух любимых писателей; Николая Александровича и Елены Глуховой (Москва) – о неудачной попытке Андрея Белого сотрудничать с Социалистической академией в первые годы советской власти. Роман Тименчик (Иерусалим) в статье о записных книжках Ахматовой, пишет об отношении поэтессы к личности Брюсова: «Валерий Яковлевич принадлежал к тем поэтам мыслителям (таков был и Пастернак), которые считают, что на страну довольно одного поэта и этот поэт – это сам мыслитель». Отметим, что и сам Богомолов, несмотря на профессиональный интерес к автору «Огненного ангела», объективно и нередко критично оценивал его наследие, отмечая, что «у Брюсова бывали опусы и похуже» «банальных» «квазифилософских» сочинений. Также весьма любопытна статья Стефано Гардзонио (Пиза) с обзором инскриптов из своей личной коллекции. В ней, помимо автографов советского литератора Ивана Устинова и поэта-эмигранта Довида Кнута, есть, например, следующая запись на книге историка искусства Эриха Голлербаха «Поэзия Давида Бурлюка» (Нью-Йорк, 1931): «Знатоку ученому красоты художества Miss Люсе Маневич на добрую память от объекта исследования. Давид Бурлюк». Жаль, мы не можем больше сказать такое и Николаю Александровичу…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также