0
1185
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

19.10.2007 00:00:00

Мемориальный надзор

Тэги: воинские захоронения, путин


Президент Владимир Путин издал указ за номером 1313 о создании представительств Министерства обороны РФ в государствах, на территории которых есть российские воинские захоронения. Сотрудники этих представительств начнут работать с 1 января 2008 года в составе дипломатических миссий нашей страны без включения в их численность. При этом – в качестве гражданских служащих. И получат относительную самостоятельность от посольства. Находиться они будут в семи странах – Польше, Германии, Венгрии, Чехии, Литве, Румынии и Китае. Представительство в Праге распространит свои заботы и на земли Словакии. Вильнюсское – на Латвию и Эстонию, а Пекинское – на Монголию, Северную Корею и Японию. Всего за границами России заботами о кладбищах русских (советских) солдат и офицеров, а их более 20 тысяч, будут заниматься 29 человек. Примерно по четыре сотрудника в каждом из названных государств.

НЕЧУЖИЕ МОГИЛЫ

За пределами Российской Федерации, как сообщил «НВО» начальник Военно-мемориального центра Вооруженных сил РФ генерал-майор Александр Кирилин, похоронено 4,5 млн. наших соотечественников. Это не только военнослужащие, военнопленные и угнанные в рабство, погибшие в период Великой Отечественной, но и солдаты и офицеры русской армии, отдавшие жизнь во время Русско-японской войны 1904–1905 годов, участники Первой мировой войны, воины и члены семей военнослужащих, находившиеся в группах советских войск в Австрии, Венгрии, бывшей Чехословакии, Польше и Германии.

Больше всего наших кладбищ, как и следовало ожидать, в ФРГ: 2,5 тыс. захоронений в восточной части страны и около 3 тыс. – в западной. Всего 590 тыс. погибших и умерших. Здесь благодаря межправительственному соглашению абсолютное большинство могил поставлено на учет, за ними организован уход, в котором активно участвуют и местные жители. И работа представительства Минобороны, считает генерал Кирилин, поможет организовать работу по дальнейшей паспортизации захоронений, выявлению имен погребенных, поиску их родственников, отданию тех почестей покойным, которых они заслуживают.

На территории Польши сложили головы в боях советских воинов больше, чем в Германии, – 600 тыс. Плюс 140 тыс. солдат и офицеров русской армии – в годы Первой мировой и 89 тыс. красноармейцев в период советско-польской войны (последние пали в ходе неудачного похода РККА на Варшаву). Там же в Польше в немецких концентрационных лагерях, по статистике Министерства обороны России, погиб 1 млн. 300 тыс. граждан СССР. 700 тыс. из них были военнопленными. Но захоронений наших соотечественников в Речи Посполитой меньше, чем в Германии, всего 648. В последние годы, так же с опорой на межправительственное соглашение, проведена большая работа по переносу отдельных могил на более или менее крупные кладбища. Кроме того, благодаря работе в Варшаве специального представительства Министерства обороны России (оно было единственное за рубежом, существует с 1993 года, с участием местных муниципальных органов удалось отремонтировать 114 кладбищ, провести паспортизацию всех захоронений, установить более ста тысяч имен погибших солдат. И вся эта забота о воинских могилах будет продолжена. Поляки взяли на себя две трети расходов на данную работу. Одну треть должны найти россияне. Сумма равняется 120 тыс. долл. Их пока нет. Но генерал Кирилин надеется, что в новом году они появятся.

МЕРТВЫМ ПОЛИТИКА НИ К ЧЕМУ

Не меньше погибших советских воинов и в странах Балтии. На землях Литвы, Латвии и Эстонии захоронено около 500 тыс. бойцов Вооруженных сил СССР. Почему тут присутствует слово «около»? Потому что до сих пор, даже за время советской власти, в отличие от той же Германии и Польши, точное количество могил не установлено. Межправительственных соглашений у Москвы с Вильнюсом, Ригой и Таллином не существует. Отсюда возможности политизировать ситуацию вокруг памятников Великой Отечественной и захоронений павших, как это было на таллинском холме Тынисмяги. Подготовить такие соглашения, привести отношения с правительствами прибалтийских стран по поводу захоронений советских солдат и памятников минувшей войны в цивилизованное, гуманное русло так же должны создаваемые за рубежом представительства. Хотя тут многое зависит и от доброй воли обеих сторон.

Похожая на таллинскую ситуация возникла, к примеру, в китайском городе Шеньян. Там памятник советским воинам-освободителям, многометровая стела, увенчанная бронзовым танком, общим весом в 40 тонн, стоял на площади возле вокзала. Рядом обитали бомжи, женщины, скажем так, «облегченного поведения», наркоманы (они есть и в Поднебесной) – все это создавало невыгодный фон для мемориала. Кроме того, под ним должна была пройти ветка метро. Мэрия обратилась в российское посольство в Пекине с просьбой перенести монумент, поставить его рядом с ансамблем китайским борцам за свободу. Предложили архитектурный проект. Он, как говорит генерал Кирилин, всем понравился. Перенос памятника был проведен со всеми полагающимися воинскими почестями. И это тот пример, которому, считают в военно-мемориальном центре, нужно следовать во всех странах, где есть наши мемориалы.

Правда, и с Китаем не все складывается так гладко, как это произошло в Шеньяне. На территории Поднебесной 58 мест захоронений советских и российских воинов. Свыше 18 тыс. их погибло в 1945 году при освобождении Китая от японских захватчиков. И 50 тыс. в Русско-японскую войну 1905 года, в основном на Ляодунском полуострове, в боях за Порт-Артур и порт Дальний. И если памятники советским воинам и их могилы сохраняются в КНР практически в идеальном состоянии, то захоронения начала ХХ века – в страшном запустении. В Пекине говорят, что царская Россия и империалистическая Япония тогда боролись за колониальное влияние на Китай, и они не готовы заботиться о могилах «захватчиков». Но для Москвы – это ее воины, которые не виноваты в том, что их послали отстаивать чуждые им интересы. И заботу о могилах павших в той войне тоже должны взять на себя их соотечественники.

Сегодня возникли проблемы с переносом памятника маршалу Ивану Коневу, установленному в Праге в 6-м районе чешской столицы, как командующему войсками 1-го Украинского фронта, который в мае 1945 года освободил восставший город от фашистских захватчиков. Как говорит генерал Кирилин, чехи «планируют уменьшить высоту пьедестала, задвинуть его (памятник) чуть поглубже». Все это делается под предлогом реконструкции жилых кварталов.

– Никто не может запретить мэрии реконструировать город, – говорит Александр Валентинович, – но по межправительственному соглашению, которое у нас есть, никаких переносов памятников советским воинам или каких-либо действий с ними без согласия с российской стороной быть не может.

Генерал приводит в пример отношение словаков к памяти советских воинов-освободителей. На территории этой страны их погибло особенно много – более 75 тыс. (в Чехии – 50 тыс.). Особенно во время штурма Дукельского перевала. Все воинские захоронения тут в идеальном состоянии. Мемориалы погибших под неусыпной заботой правительства, какая партия ни пришла бы к власти. И это не может не радовать.

Отмечает генерал Кирилин и бережное отношение к памятникам советским воинам и венгерских властей. На территории страны в тысяче захоронений покоится прах 146 тыс. советских солдат и офицеров, погибших здесь в годы минувшей войны и в 1956 году. В центре Будапешта, на площади Свободы (Szabadsag ter), перед американским посольством и центральной телестудией стоит мемориал советским солдатам-освободителям. К нему в День Победы возлагаются цветы. Оппозиция, особенно в моменты обострения политической борьбы, не раз требовала от правительства убрать этот монумент, перенести его куда-нибудь подальше или вообще снести. Но руководство страны строго придерживается своих обязательств перед Россией. Москва отвечает тем же.

На территории России два центральных мемориальных кладбища венгерских воинов и 373 захоронения. Открываются новые памятники. В том числе и умершим в лагерях военнопленным. Все это делается за российские деньги, в счет долга Москвы Будапешту. Но эти средства заканчиваются, заканчивается и срок межправительственного соглашения о сохранении и заботе о воинских захоронениях. РФ и ВР готовят новый документ. Как говорили автору этих строк венгерские коллеги, он будет обязательно подписан. В этом заинтересованы обе стороны. И, конечно, родственники тех, кто покоится в этих могилах.

РАБОТЫ ХВАТИТ НА ГОДЫ

По словам генерала Кирилина, у Военно-мемориального центра Вооруженных сил РФ сегодня очень много забот. Это и выполнение Указа № 1313, и создание электронной базы всех погибших в годы Великой Отечественной (в ней уже 8 млн. 887 тыс. имен), и координация работы общественных поисковых отрядов, и поиск незахороненных солдат (чем занимается созданный в Ленинградском военном округе 90-й отдельный специальный поисковый батальон), и много другой работы.

25 сентября на Синявинских высотах, где в годы Великой Отечественной шли ожесточенные бои за город на Неве, прошло, к примеру, торжественное захоронение найденных 90-м оспб останков 1041 советского воина. На этом мероприятии присутствовали члены военного совета ЛенВО, представители Министерства обороны, местных органов самоуправления, ветераны, члены поисковых объединений, жители окрестных поселков. А с конца августа две недели сентября в работах по уходу за воинскими захоронениями вместе с солдатами и офицерами 90-го батальона принимали участие посланцы бундесвера. Три офицера и 12 солдат из ФРГ. На ближайший ноябрь запланирована поездка в Германию 15 военнослужащих российской поисковой части, которые будут там тоже заниматься аналогичной работой.

Их в немецкий День скорби и памяти должны принять в бундестаге. Запланирована также встреча российских воинов с президентом ФРГ и командованием берлинского гарнизона, возложение цветов к памятнику советскому воину-освободителю.

Важно, говорит генерал-майор Александр Кирилин, что к проблеме военно-мемориальной работы, заботе о памяти погибших солдат и офицеров не только обратилось лицом наше государство, которое выделяет на это соответствующие средства (только на составление базы данных о погибших 365 млн. руб.), но она приобретает и международное значение, входит в гуманитарное общечеловеческое русло. А это означает, что память о солдатах Отечества перестанет быть только лозунгом. А превратится в реальное осязаемое дело, достойное тех, кто не пожалел своей жизни для защиты национальных интересов своей страны.


Читайте также


Другие новости

Загрузка...