0
53
Газета Поэзия Печатная версия

15.07.2020 20:30:00

Ей-богу, Малевича антиквадрат!

Слова на шахматной доске и язык Pascal как инструмент для поэзии

Тэги: математика, эксперимент, шахматы, паскаль, метафизика, кортасар, физика, философия, дальний восток


В стихотворении, построенном по принципу шадреша, 64 строки – по числу клеток на шахматной доске. Лукас ван Лейден. Партия в шахматы. 1508. Берлинская картинная галерея

Каждый человек должен в жизни найти свою игру, игру всерьез. Она принесет неизведанное испытание через духовный подвиг. Свою новую книгу дальневосточный поэт Александр Куликов составил из «шадрешей», это слово происходит от португальского xadrez – «шахматы». Как и на шахматной доске, в стихотворении такого формата 64 строки, и состоит оно из четырех частей, содержащих каждая по 16 строк. За композиционную основу книги автор принял принцип ограничения пространства.

Желание упростить и ускорить решение присуще человеку с древних времен. Набор правил, определяющих вид программы действий, устанавливает язык. Книга стихов Куликова адресована всем, кто не ищет легких путей, и называется она «Поговорим на Паскале». Предложенный когда-то математиком Виртом язык программирования Pascal, как известно, почти не имеет практического значения, однако часто используется для обучения. Он был назван в честь французского математика, физика, литератора и философа Блеза Паскаля. Сборник Куликова – смелый многослойный литературный эксперимент.

Pascal отличают простой синтаксис, небольшое число базовых понятий, легкая читаемость программ, универсальность. Программы на Паскале начинаются с ключевого слова. Вот и человек, созданный когда-то «по образу и подобию Божию», бессознательно включаясь в предложенную игру, на ключевой вопрос о своем имени всегда бесхитростно называет то имя, которое носит. Под знаком, символом имени каждый из нас разыгрывает личную игру. Смысл и значение ее определяется отношением непосредственного, феноменального текста – к так или иначе опосредованному универсальному, то есть включающему в себя весь мир контексту человеческого существования. Правила этой вселенской игры мы осваиваем всю жизнь, с годами постигаем глубже и глубже, но сам ее ход, тактика, не говоря уже о стратегии, каждому homo ludens кажутся неясными, необъяснимыми, а с течением времени все более непостижимыми.

В наше время повального увлечения интерактивными программами и мобильными приложениями стихи Александра Куликова весьма актуальны. Сборник создан из двух тканей – физического мира и мира метафизического, в который поэт настойчиво направляет нас, превращая ключевые слова и понятия в многозначные символы, связывая события с мифологией и с человеческим подсознанием.

Александр Куликов. Поговорим
на Паскале.– Екатеринбург:
Евдокия, 2020. – 176 с.
Pascal... Невольно вспоминается выдуманный язык глиглико в культовом романе Кортасара, прочитанном когда-то в юности как обещание невероятной, настоящий жизни, обретения целостности, прорыва на другую сторону, выхода в запредельное. Возможно, Pascal для Куликова – голос инстинкта, инструмент, позволяющий воссоздать посредством поэзии неизбежные метаморфозы и тайные связи между писателем и его творчеством.

Вагнеру принадлежала идея Gesamtkunstwerk – создания «сложного синтетического произведения искусства, мыслимого как результат полного слияния и взаимопроникновения всех видов художественного творчества». Вот и автор сборника «Поговорим на Паскале» создает различные аллюзии не только на литературные тексты, но и на музыку, и на изобразительное искусство. Им страстно владеет всепоглощающая жажда обновления мира и совершенства, он ищет новое пространство, новый язык. Логикой шадреша стихотворец хочет вывести искусство из плена случайного и непредсказуемого. Но оказывается, непредсказуемое само способно изменить логику поэтической формы. Предложенная игра воспринимается как модель, в которой переплетены и неразрывно связаны абстрактное и чувственное.

И в темноте блуждает взгляд,

и различает понемногу

на черном белое – ей-богу,

Малевича антиквадрат!

Каждый шадреш представляет собой отдельный конструктивный модуль, из которого состоит сборник. Это позволяет читателю создать представление о верхе и низе, высоком и низком, материальном и духовном – уровнях и слоях мирового бытия. На разных ярусах происходят встреча, столкновение, взаимопревращение противоположных начал жизни. Игра позволяет смещать рамки обыденности и вызывает к жизни творческие силы, глубоко скрытые в человеке.

Куликов о простых и важных для каждого вещах пишет особым языком, выступает в роли медиума, ставя перед собой задачу максимально полно транслировать в свое произведение те свойства и смыслы, которые читателем будут распознаны и интерпретированы позднее. В предисловии к сборнику автор дает разъяснения: «В шадреше существуют два плана – реальный, видимый, и – глубинный, вариативный, возможный, остающийся в расчетах, то есть между строк». Автор книги мастерски создает свою модель читателя, входит с ним посредством текста в диалог, вовлекает в opera aperta – «открытое» произведение. Это означает, что читателю-соавтору позволяется самостоятельно выбрать эмоциональный аккомпанемент, придумать финал, завершить начатое. «Существует достаточно света для тех, кто хочет видеть, и достаточно мрака для тех, кто не хочет» – так писал Блез Паскаль.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...